Вверх страницы
Вниз страницы

Иногриум

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Иногриум » Лес Барум » Лес Барум


Лес Барум

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://www.fotoart.org.ua/albums/userpics/karpatian_mountains_foto_2.jpg

0

2

Комната Риты
Среди деревьев появилась воронка, и из нее вышла девушка. Карманный фонарик помогал ей ориентироваться на местности. "Где же оно?.." Рита осмотрелась, освещая деревья фонарем. Девушка искала отметину на дереве. Проваливаясь в сугробы, Рита противостояла природе. Ей нужно было именно сейчас найти  искомый ею предмет. Могла бы подождать да завтра, скажет любой. Но нет, не могла. Рита из тех, кто готов пойти  почти на все ради своей цели. И погода не в силах ее остановить. Студентка продвигалась  по сугробам. Ведь тропинки-то замело. Дул сильный ветер, девушка невольно одела на голову капюшон. Руки мерзли, но отступать ей не хотелось. В течение нескольких минут девушка блуждала по лесу, пытаясь отыскать дерево с отметиной. Арон открыл портал строго по образу, который был в голове девушки. Рита знала, что дерево поблизости, но из-за метели не могла определить, где именно. Вскоре ее поиски обвенчались успехом. "Оно!" От радости Рита побежала к дереву через сугробы. Добравшись до дерева, девушка начала взбираться на него. Нужно отметить, что Рита еще до перевода в Академию Барониум любила залезать на деревья, чтобы спрятаться от других. Не каждый догадается, что нужный тебе человек прячется на дереве.  Лезть на дерево для девушки было весьма проблематично. Причиной тому была метель. Но Рите удалось забраться на ветвь. Подползая ближе к дуплу, студентка сунула в него руку. Как и ожидалось, в нем находилась шкатулка. Девушка взяла ее и сунула за пазуху.
- Арон, можно возвращаться.
- Я рад.

Над ветвью сформировался желтоватый портал, и девушка поползла к нему. Чтобы не упасть, Рита двигалась достаточно медленно.  Добравшись до портала, студентка вошла в него.
Коридоры

0

3

Коридоры.
Девушка осторожно шла мимо деревьев что бы не упасть и не поскользнуться. Маленькие снежинки падали на волосы Кейко, но ее волосы были такими белыми, что снежинок не было видно, она остановилась у старого дерева.
- Киба, я тут.
- Да, я заметил.
- из-за другого дерева, вышел белый волк, и пронзительными желтыми глазами он посмотрел на хозяйку, после он подбежал к ней и начал облизывает ее руки. Девушка обняла волка.
- Я уже соскучилась. - она погладила волка по голове.
- Извини.. Во всем виновата метель. - волк облизал лицо хозяйки. - Почему ты такая бледная? Белее снега.
Наито засмеялась.
- Не знаю. - улыбнулась девушка.
- А ты случаем не прогуливаешь? - волк положил свой голову на колени хозяйки.
- Нет, у меня уже пары кончились и у меня задание. Мне нужно найти кое-кого и привезти его к завучу. Кстати, я же теперь зам старосты, но так как ее сейчас нету, я заменяю ее. - девушка улыбнулась, и погладила волка.
- Я рад за тебя. Тогда пойдем? - волк поднялся.
- Идем. - Наито поднялась следом за волком.
Девушка и волк, шли всю дорогу молча, а на них падали снежинки.
- Примени невидимость. Так будет лучше. - девушка отряхнулась от снежинок.
- Как скажешь. - волк стал невидимым, и вместе с хозяйкой они зашли в здание Академии.
Коридоры.

Отредактировано Кейко (03.02.2013 22:15)

0

4

>>> Парк за школой
Изуя побежал за кроликом, его черные ушки выдавали маскировку животного, парень не думал о происходящем, в данный момент ему хотелось поймать Кросика. Но по ходу для кролика это погоня превратилась в развлекательную игру.
-Аха, Дынька-тян, Дынька-тян не догонишь !
-Прекрати паясничать, ну ка иди сюда вредное животное!!
"Размечтался, на этот раз он не поймает меня, пусть даже не надеется!!"

У Кросика был коварный план, как заставить своего хозяина побегать и выбиться из сил. И тогда победа будет в лапах у хитрого звереныша. Сначала кролик шмыгнул за огромным деревом и немного притаился. Дайчи не намерен был проигрывать, заметив ушки, которые всегда выдают место маскировки кролика. Он на цыпочках начал подкрадываться к дереву, и уже удача была на его стороне когда кролик побежал в другую сторону. Изуя решил вспомнить тот раз на ферме. " Была не была" И прыгнув в сторону животного приземлился  лицом в снег. " Ах ты гад..."  Разъяренный парень начал подниматься с земли выплевывая снег из-за рта, злобная ухмылка появилась на его лице. Казалось что словно демон вселился в парня, Дайчи отряхнулся и оглянувшись по сторонам, сжав кулаки, помчался догонять Кросика.
-Ааааааааах..ты....
"  Нет не поймаешь"
Кролик был упрям и совсем не намерен сдаваться, он решил воспользоваться своей силой клонирования. Перепрыгивая с места на место из одного кролика появился еще один, и когда  животное завернула за очередное дерево, один помчался на лева, а другой на права. Коварный план звереныша сработал. Изуя заметив как ему казалось оригинал побежал за ним пробираясь через сугробы снега.
-Иди сюда !!Ну же ...
-А ты поймай!!

+1

5

Парк за Академией
"И почему я должен его сопровождать?..  Еще этот глупый зверь... Пф..." Тайлир внимательно наблюдал за кроликом, который ловко убегал от хозяина. Естественно, ему не хотелось ловить это животное, однако он понимал, что он должен помочь другу Казуко. "Кииро и Казуко совсем не похожи... Он явный ветер... Казуко привязана. Кролик!" Зверь был близок к парню, но Дайчи его спугнул, нырнув в сугроб. "Придурок..."Пренебрежительно обойдя парня, человек продолжил преследовать зверя. "Поймать кролика... пф... оно мне надо?.. Вероятно, да... иначе, зачем я это делаю?" Зверек бежал впереди, "Акира" следовал за ним. Вдуг парня обогнал Изуя. Он казался поглощенным эмоциями. "Как рванул-то..." Когда кролик спрятался за деревом, Дайчи намеревался его поймать, Тайлир остановился. В его голове крутилось лишь одно - сейчас зверь будет пойман. Но нет, Тай ошибся. Из-за дерева выбежал кролик, пробежал мимо "Акиры", а Дайчи побежал совсем в другую сторону.
- Ээээээ.. так... - Тайлир уже собирался сообщить парню о том, что тот бежит не в том направлении, но заметил еще одного кролика. "Ясно. Ушастый хитрец. Ничего. Я тебя поймаю..." Тай направился вправо, за вторым кроликом. Бежа за ним, он обдумывал план. Человек остановился. Он взял горсть снега и слепил из нее снежный ком. Его "Акира" запустил в кролика, но сознательно промахнулся. Звереныша спугнуло внезхапное движение с боку, и он повернул. Этим и воспользовался человек. Превратив снег в клетку, он смог обездвижить зверя. Быстро подойдя к нему, Тайлир вернул снегу его истинную форму и схватил зверька за уши, но не поднял.
- Послушай, обмен: я тебе кушанья, а ты не дергаешься и идешь со мной.
Кролик с сомнением посмотрел на морковь в руке парня (магия превращений помогла Тайлиру). Он щурился и будто бы гипнотизировал овощ. Но все же он согласился. После этого "Акира" отдал зверю морковь и дождался, когда тот съест его. Зверю очень понравился овощ, и он потребовал еще. Тайлир взял на руки кролика и дал ему морковку.  Миссия была завершена. Кролик с довольной мордой грыз овощ, а "Акира" нес его на руках. "Я должен его нести... мда.. хозяин не поймал его... " Тайлир и сам понимал, что настроение у него было ужасным, и в этом никто не виноват, но мысли, их же никто не слышит, поэтому можно и поворчать. Вслух бы он этого не сказал.  Некоторое время человек бродил по лесу в поисках хозяина кролика. За это время Тайлир скормил приличное количество морковки животному.
" Ну наконец-то!"
- Дайчи. - Парень окликнул друга Казуко, которого видел перед собой. Когда тот забрал животное, Тайлир нашел Казуко и вместе с ними вернулся на территорию Академии.
Библиотека
[NIC]Хикари[/NIC][STA]Тайлир. Кукла Дейрона.[/STA][AVA]http://s6.uploads.ru/a2TvH.jpg[/AVA]

+1

6

Дайчи не подозревал, что это всего лишь уловка хитрого кролика. Он помчался за как он думал настоящим Кросиком, а тот шустро улепетывал от хозяина, стараясь не попасться в руки парня. В то время настоящий Кросик выбежал из своего укрытия, и посмотрев  в сторону убегающего парня, радовался тому, что план удался и его великая цель отомстить непослушному хозяину сработал.
" Ха, теперь побегай."
Кролик побежал в противоположную сторону, размышляя и буквально по детски радуясь, что он такой умелый игрок, в прятки. Тут звереныша почувствовал какое-то движение с боку, его это спугнуло и в растерянности он свернул. Это его не спасло, кролик оказался в клетке. " Что это  творится? " Кто-то быстро приближался и в туже секунду клетка исчезла, кролика схватили за его ушки, все так быстро происходило, и  Кросик  подумал, что уже сходит с ума. Наказание за плохое поведение. Внезапно он услышал незнакомый голос, парень который схватил его за уши предлагал обмен.
- Послушай, обмен: я тебе кушанья, а ты не дергаешься и идешь со мной.
"Да за кого он меня принимает? за обжору, который все отдаст за вкусную еду? Фу.. как не красиво!!"
Мысли животного перебила увиденная им морковь в руке у парня, с сомнением кролик смотрел на нее, но уже не мог отвести взгляда от этого овоща.Он щурился и гипнотизировал овощ." Иди, ко мне! моя прелесть!".
-Согласен! Давай ее сюда.

Согласившись на этот обмен, кролик получил на конец морковку, он жадно съел ее, восхищаясь вкусом овоща. Но этого ему было мало, Кросик потребовал еще морковки. Парень взял его на руки, и  удобно расположившись на его руках, кролик получил добавки. " А, вспомнил где я видел этого парня, это тот кто был с той девушкой. Как там Дайчи ее назвал?! Ка... Казу...Казуко вроде" После не долгих раздумий, кролик снова вцепился в морковку. Они долго бродили по лесу но Кросик уже не замечал этого, наевшись вдоволь, он лениво лежал на руках парня.
-Дайчи.
Кролик вздрогнул, и лениво поднимая голову увидел перед собой хозяина, который весь измотанный бегал между елками, пытаясь поймать  его клона. Услышав свое имя парень обернулся и  не рассчитав силы врезался лицом в ветку ели. Клон кролика моментально исчез.
" Черт, как я устал и как больно"
Шатаясь Дайчи подошел к стоящему перед ним парню, в руках он держал виновника всех бед. Изуя кипел от ярости, он злобно смотрел на довольного, объевшегося, ленивого Кросика. Парень уже перебирал в голове пытки, которые он придумал для кролика пока гонялся за его клоном. Но это все позже.
-Спасибо, что помог Ниииии-сан.
Изуя радостно налетел на "Акиру", обняв парня он забрал у него из рук своего питомца. " С этим мелким я еще поговорю..." Парень гладил кролика по ушам, и просто радостный от счастья смотрел  на "Акиру " как на героя. Как бы он не хотел сейчас убить Кросика, все же он был рад что с ним ничего не случилось. Тут парень вспомнил, что ему нужно было кое-что доделать в своей комнате.
-Нии-сан, мне нужно бежать.
Парень в небольшой растерянности смотрел на "своего героя" ему было немного не ловко так уходить. "Я должен, это доделать" В голове промелькнула эта мысль и развернувшись он побежал в сторону общежития.
-Спасииииибо...
" Я наверно сейчас как идиот выгляжу"
Комната Даичи

0

7

Парадный вход в замок
Снег под ногами Кагами  тихо похрустывал при его ходьбе. Лицо Сузуне старшего ничего не отображало, лишь во взгляде читалась тревога за сестру. Снег падал большими хлопьями, заметая следы человека. За двумя студентами так никто и не пошел. Пан бежал на расстоянии метра впереди Аоями. Ему не нравилась эта ситуация, но, по крайней мере, его хозяин и Рита не ругались.
- Ями, Ями, Ями. – Пищал пушистый хищник. Он то и дело оборачивался на человека. – Что с Ритой? Что с Ритой? Что с Ритой? Она в порядке? Что с ней?
- Не знаю. Надеюсь. Пан, прошу, не пищи так.

Кагами поудобнее перехватил сестру.  Он шел по скрытой тропинке, ведущей к заброшенному входу в замок Вирит. Деревья смыкались кронами над головой. Дойдя до заброшенного места, Кагами повернул к лесу. Что-то подсказывало,  если это вход, значит, кому-то да приспичит пойти через него, и парень даже имел догадку кто.
«Только его тут и не хватает.»
Парк сменился лесом, а свет от фонарей - темнотой леса.
«Как бы глаза себе не повкалывать»
Ряд деревьев сомкнулся за спиной парня. Не оглядываясь, словно точно зная куда идет, Ями нес Риту дальше.
- Пан, открой нам портал.
-Куда?
- Помнишь заброшенную избу в лесу? Туда.

Когда-то давно, пока Акоями, Ритой и Акира дружили, они часто навещали заброшенный домик в лесу. Недалеко от деревянного сооружения была река, где можно было взять воды, впрочем, возле избушки стоял колодец.  Густой лес вокруг скрывал осевшую за многие годы избу от постороннего взгляда. 
Портал открылся перед Кагами. Он шагнул из холода, в теплый воздух на другом конце, в портал со своей ношей на руках.
Лесничья избушка

0

8

Парадный вход в замок
Рита слышала, как хрустит свежий снег под ногами ее брата. Пригревшись и успокоившись, девушка все еще молчала, потому что боялась проронить даже самое короткое слово. Студентка думала, что заговорив с братом, она может неосознанно привести к началу серьезного разговора, еще не достигнув уютного располагающего к диалогу места, также в этом случае Сузуне старший может отпустить ее, и ей придется идти самой. А если Ями поставит ее на ноги, то она замерзнет.  Ведь все еще длилась морозная зима. Сузуне осознавала, что сейчас поступает крайне эгоистично, и за это себя ругала, но лишь мысленно. Студентка знала, что брат не отпустит ее, если она будет молчать, и девушка не будет вынуждена, проваливаясь, топать по снегу, и замерзать, но так нещадно использовать дорогого брата ей было как минимум неудобно и стыдно. "Братик, прости, прости, я исправлюсь. Я постараюсь исправиться." - повторяла она. И если бы Кагами видел ее выражение лица, но обязательно понял, что она пытается извиниться, но маска препятствовала этому. Рита смотрела то на ничего отображающее лицо брата, но на сплетающиеся кроны деревьев. Растительность густела, значит, Сузуне старший свернул в полный тайн лес Барум. Конечно, девушка поняла, куда он несет ее - в заброшенную избушку. Да, это место подойдет и для серьезного разговора, и для того, чтобы отогреться, прежде чем вернуться в замок. "Я должна вернуться, и провести время с Корой-тян. Она наверняка переживает из-за моего побега, и к тому же я ей пообещала вернуться!" Твердо решив, что несмотря ни на что, она вернется в бальный зал, к Маджере и другим друзьям, Рита мысленно постаралась приготовиться к наставлениям Аоями, пока тот нес ее в избушку.
Лесничья избушка

Отредактировано Рита (31.08.2012 00:25)

0

9

Лесничья избушка

Рита шла, погруженная в себя, и молчала - так она сдерживала буру эмоций внутри. Гнев, обида, смущение, стыд - все это сплеталось между собой и требовало выхода. С каждым шагом, отдалявшим ее от Акиры, ей все сложнее было держать себя в руках. Девушка хотела остановиться и ударить кулаком в дерево и сильно топнуть ногой, но знание последствий останавливало ее. Кроме того, разум все еще подавлял эмоции, и Рита могла, просто, идти и молчать, переживая все внутри. "Глупо получилось. Сидела там, как истукан, ни слова не процедила, должна была наорать на него, зачем лапает? Недоумок! Ненавижу. А Ями стоял в сторонке, смотрел, как я буду вести себя... " Она не понимала, зачем оказалась в избушке, и это ее раздражало, а виновником случившегося стал брат. Мысли раз за разом приводили ее к одному и тому же, в возникшей ситуации виноват Сузуне старший. Рита злилась на Ями, но срывать на нем злость не хотела поначалу. Чем больше она все держала в себе, тем интенсивнее становились эмоции, и тем значительные аргументы против брата. Больше молчать и выражать негодование только быстрым шагом рыжая не могла. Сузуне остановилась повернулась к брату.
- Ями! НУ ЗАЧЕМ?! - Прокричала она, возмущенно глядя на провинившегося. - Для чего мы оказались здесь? Почему надо было просить именно его помогать нам?!! Ты же его ненавидишь!!! За что ты так со мной поступаешь? - Постепенно тон голоса снижался, - так решил меня наказать? Великолепно. Великое благо совершил. - Девушка отвернулась и пошла дальше. - Спасибо, конечно, тебе огромное - принес прямо к нему. Понравилось? Доказал что-то? Бред какой-то! - Закончив монолог криком, она помчалась вперед, куда глядели глаза. После того, как выговорилась, Рита хотела скрыться от всех, чтобы никто ее не нашел.
Река Мируна

Отредактировано Рита (29.03.2013 11:47)

0

10

Лесничая избушка

Захлопнув за собой прогнившую дверь, оба Сузуне оказались в чаще густого и темного леса.
- Ри… - Тихо позвал сестру рыцарь, но девушка быстро направилась вперед, не обращая внимания на брата.
Непонятные чувства тревоги и вины смешивались внутри Кагами, пока он шел за Ритой. Смотря на то, как девушка быстро шагает с гордо расправленными плечами, студент невольно вспоминал события сегодняшнего дня, свой поступок в коридоре.
«Проклятый Има, все из-за него. И почему ей именно в него надо было влюбится?»
Рита шла все быстрее и быстрее, что Ями воспринимал, как попытку к бегству. «Белый рыцарь» на фоне сугробов по колено (если бы не мороз, студенты вряд ли бы так легко преодолевали подобные препятствия, ведь в горах никто не расчищает дорогу) Кагами казался призрачным хранителем «лисицы». Из-за того, что девушка не шла, а фактически летела, словно спешила на праздник ёкаев, Аоями едва успел затормозить, когда его сестра резко остановилась. Пан, сидящий на плечах хозяина, едва успел вцепится острыми когтями в белоснежный костюм человека.
- Ями! НУ ЗАЧЕМ?!
Сузуне старший оторопел от неожиданного крика сестры на него. Сначала он даже не мог понять за, что так злится на него сестра, хотя и понимал, что есть за что.
- Для чего мы оказались здесь?
- Ты была промокшей.
– Начал было оправдываться рыцарь.
- Почему надо было просить именно его помогать нам?!! Ты же его ненавидишь!!! За что ты так со мной поступаешь?
- Ри… я..
– Кагами не знал какие слова подобрать для рыжеволосой, что сказать, чтоб она успокоилась. Студент выглядел беспомощно. Он развел руками, словно пытался остановить собеседницу жестом, сказать ей что-то в свое оправдание, но Рита продолжала  говорить:
- Так решил меня наказать?
Сузуне старший резко покачал головой в знак не согласия.
«Все было совершенно не так!»
Но вслух он этого так и не успел сказать, девушка не дала вставить и слова:
- Великолепно. Великое благо совершил.  Спасибо, конечно, тебе огромное - принес прямо к нему. Понравилось? Доказал что-то? Бред какой-то!
Рита стремительно и раздраженно стала удалятся с глаз парня, а рыцарь стоял огорошенный речью сестры. Он еще долго так простоял, удивленно глядя в темноту леса. Снег там казался синеватым из-за света луны. Сегодня она была круглой, как блюдо, и совершенно не грела холодный воздух.  Пан на плече Сузуне старшего стал замерзать. Он спрятался под плащ рыцаря, но тонкая ткань особо не грела, и хорек не без опаски обратился к своему хозяину.
- Может, все же вернемся в теплое помещение?
Кивнув, Сузуне старший вышел из оцепенения и сделал большой шаг вперед. Все это время он прокручивал в голове речь сестры. Он понимал, что виновен, и что девушка вряд ли хочет его сейчас видеть, поэтому ему больше ничего не оставалось, как вернутся с Паном на праздник. Правда, теперь это действо не особо радовало молодого человека.

Балкон замка

Отредактировано Аоями (16.02.2013 22:58)

0

11

Спортзал
«Нять… тепло же оделся… хххоллодрррыга.» - Подросток поежился и прижал руки, одетые в перчатки, к животу. Через подкладочную ткань ему не удалось добраться до тепла, тем не менее, казалось, в глубине карманов теплее.  Холодно, выносимо, но холодно кошастому в лесу. Разумеется, хвост был спрятан, ушки тоже находились в относительном тепле, но это не спасало все кошачье тело от мороза. Раньше Димириан считал, что ему будет достаточно той одежды, которая сейчас на нем, чтобы без проблем выполнить поставленную перед собой цель. Ошибся – мороз все равно проскальзывал сквозь ненадежную куртку, хоть и зимнюю, а жуткий ветер продувал все, что было на подростке, и кусал его за различные места, то жадно, как дикий зверь, то слегка, словно пытался поиграть с шествующим через сугробы Котом. В Америке зимы не настолько суровы: Димир специально надел пару свитеров, чтобы наверняка не замерзнуть, шапку, кальсоны и джинсы, но стоило лучше использовать ватные штаны, зато на нем было пять носков. К кошачьему сожалению, шестой куда-то исчез и не нашелся, тем не менее, подросток не отчаялся, и ни в коем случае не выбросил оставшийся без пары носочек. Неко решил, что пятки мерзнуть не должны: правая, которая в трех носках, все расскажет левой, и та, воодушевившись, тоже согреется. Да, так и будет. А что касательно магии, которой Мадди в общем-то мог себя согреть, то Дим попросту не пользовался ей – не время. Иначе, зачем было так тепло одеваться, если можешь себя обогреть энергией родной Стихии? Всему есть причины. Кот запасся очень веской причиной. Пока он использовал магию только в одном назначении - чтобы удерживать снежные шапки на ветках от падения на кошачью голову. Нет, Неко, естественно, был в шапке, да и капюшон на голову натянуть не забыл, спасаясь от сильного ветра, но большие комья снега, ровно лежащие на деревьях, все равно пытались рухнуть на голову подростка «няожиданно, как специально». Распылятся, естественно, на более сильные заклинания Дим не собирался - опять же: берег энергию. Сегодня трудный и очень важный день. Вспоминая об этом, Некодзава мысленно потирал руки со зловещей улыбкой на лице. Ради того, что он задумал, стоит помучиться. Пусть он будет идти по заметающимся тропам, холодный, почти голодный, зато сохранит способность повелевать Стихией – магия в полной силе еще ему пригодится. Он, конечно, успел посмотреть пару снов после последней пары, перекусить, однако растрачиваться впустую нельзя. Требуется добраться до цели и вернуться в общежитие с добычей. На это, возможно, потребуется больше сил, чем рассчитывает Дим. Но Кот об этом даже не задумывался, в его голове было только одно – добыча. Так он позиционировал то, зачем шел. А как иначе? Он же охотник, хищник, в одиночку пробирающийся через дебри усыпанных снегом деревьев.
Шаг, еще шаг. Точка назначения близко, осталось лишь обойти несколько деревьев, заглянуть в маленькую нору – все, Кот помчится в свою обитель, греться.  Наконец-то! На радостях Дим широко улыбнулся и по глупости облизнулся - ветер острым поцелуем проскользил по влажным губам, словно оцарапав их. Кошастый мысленно выругался, проклиная все воздушные потоки, поджал губы и натянул на нижнюю часть лица ворот одного из свитеров. Осторожно, как ниндзя, подросток обошел ветвистое дерево, упрямо целившееся в кошачьи глаза тонкими деревянными «пальчиками».
- Шшш. – Поругался на дерево Дим, перешагивая через сугроб. Вот, еще чуть-чуть, лишь считанные метры остались до цели. За деревьями, на опушке,  небольшой холмик, под которым и располагалась норка, вырытая каким-то зверем. Сейчас она была прикрыта снегом. Как и положено, место, где находится ценность, укрыто от любопытных глаз. Никто бы не догадался, что там, в глубоко внутри, спрятан «клад». «Моя прелесть» - Кошачьи глаза сверкнули, и Мадди сорвался с места. Куст, оказавшийся на его пути, преодолен прыжком, деревья – тоже не помеха, Кот легко обогнул их, летя к норе на всех парах. Совсем скоро он окажется на месте, добыча будет принадлежать ему, только ему. Подросток не намерен ни с кем делиться. За секунды преодолев расстояние до цели, хвостатый сунул руку в нору, даже не сняв укрывавший ее снег, нащупал свою добычу, вытащил.  Счастливейшее выражение лица было у Кота: широкая, детская улыбка, широко раскрытые глаза, полные азарта. Он резко развернулся вокруг своей оси, чтобы побежать домой.
- Э? - «Вы кто?» - Димириан замер в оцепенении. Кошачьи глаза расширились настолько, что теперь практически не было видно зеленовато-желтой радужки, хвост невольно поджался. Что-то упиралось вхвостатую спину, настырно так, беспардонно.
- Ня? – Кот прошелся глазами по всем, кого сумел увидеть. «Куда я попал? Хвоста за мной не было… откуда?» - Мозг не подал ни единой идеи, откуда появились они, странные люди. Студент был окружен, как пойманный в ловушку зверь, хотя совсем недавно кликал себя неуловимым охотником. Еще бы! На него направлено, по меньшей мере, около двадцати копий, а два или три наконечниками давили в область позвоночника. Неприятно. Даже мурашки бегали по телу студента, не задерживаясь на одном месте ни на секунду. От пяток к голове и обратно – несколько забегов.
Кто-то что-то пробормотал за спиной Кота. Дим слышал, но шапка и капюшон не позволили понять ответа. «Чего? А можно  второй дубль?» Подросток осторожно прошелся глазами по кругу людей снова. Меховые капюшоны, белые шубы и штаны, и обувь того же цвета. «Окружители» практически сливались с местностью. Если бы не кошачье зрение, легкий пар, отходящий от каждого, и их копья, Дим вряд ли бы заметил хоть кого-то. По внешнему виду окруживших его можно было подумать, что студент оказался на территории какого-то племени, в лучшем случае, говорящем по-японски. Где именно разместились эти зимние поселенцы, можно было только догадываться.
Кот молчал и внимательно осматривал людей. Круг не сужался и не растягивался. Время будто бы остановилось на какое-то мгновение. Этим нужно было воспользоваться! Раз уж «эскимосы», как обозвал копьеносцев Кот, стоят и ничего не говорят ему, точнее, он просто не может понять, что они лепечут, самое время бежать. С хитростью воспользовавшись способностью, Кот выскользнул из куртки и провалился в снег, разумеется, не забыв с собой прихватить и сумку. Дим осознавал, что в численности и вооружении он проигрывает значительно, собственно, в экипировке - тоже.  Все эскимосы были одеты по погоде, и, явно, не чувствовали тот холод, который мучил Кота, наверняка им и двигаться будет проще. Поэтому он полз под слоем снега, поджимая хвост и ушки. Находившиеся на поверхности могли видеть только горку снега, которая очень быстро перемещается с места на место по зигзагообразной траектории. «Бежать, ползти, сматывааальсяяя!!!» - Подросток хотел орать, это придало бы ему сил, однако он считал, что преследовавшие его не замечали кошачьего перемещения под снегом - кричать, однозначно, нельзя. «Снегоройку никто не видит, снегоройка убежит.»
- Ай. – Кот во что-то врезался лбом, и тут же, совсем неожиданно кто-то схватил его за ноги и потянул назад.
- Мняяяя! – Хватаясь в отрытую землю, остатки травы, какие-то кустики, корни деревьев, хвостатый вырывал из земли все – сопротивление было почти бесполезным. «Няяят, пустите.» Его вытащили на поверхность две сильные руки, бросили в сугроб. Сумка осталась лежать в стороне. Подросток не видел ее, зато ощутил невыносимую наглость «эскимоса» - он намотал хвост Кота на руку, будто он какая-то веревка. Позвонки не рассчитаны на подобное, хотя кошачий хвост довольно гибок. Сильно стиснув зубами нижнюю губу, Кот прошипел:
- Пусти.
В ответ прозвучал лишь смешок. Хвост подергали, цинично смотря на его хозяина. Копье наглеца было воткнуто рядом - подросток видел часть его рукояти. Глаза Кота наполнились ненавистью, обидой и болью. Мороз – чепуха по сравнению с таким нахальством. Он даже не заслуживает кошачьего внимания. Кот почти съехал с катушек: так обращаться с драгоценным хвостом… Обидчик заслуживает смерти, медленной и мучительной. Животное начало требовало мести незамедлительно. Быстро развернувшись, Кот вцепился в ногу «эскимоса» выше колена, а тот лишь рассмеялся на действие подростка, не принимая его всерьез, подергал за хвост еще. Зря... Животная сущность не выдержала такой насмешки: Димир, как зверь, внезапно появившимися когтями разорвал штанину и вцепился своими острыми клыками в оголенную плоть. Только ощутив вкус крови, Кот стал вгрызаться все глубже. Захваченный эмоциями, он уже не чувствовал границу, и крик обидчика для него ничего не значил. Хвост уже свободен, а помощи укушенному не видать – ни один из его соратников по какой-то причине не появился. Рана будет глубокой. Попытки оторвать хвостатого от ноги тщетны. Копье бесполезно. На инстинктивном уровне Кот приморозил его, не позволяя достать, ровно так же, как и не дал к себе прикоснуться - слой магии еле заметным туманом защищал его. Сомкнув зубы и вырвав кусок мяса из ноги, полузверь оттолкнул от себя обидчика. Подросток встал, с брезгливым выражением лица выплюнул отгрызенный кусок. «Фу.» Неко неприязненно провел языком по зубам, выхватил из снега свою добычу и побежал прочь. «Бня… такую дрянь в рот брать… бье.» - Он зажмурился и помотал головой, не останавливаясь. Конечно, еще бы чуть-чуть, и отпечаток Кота остался бы в дереве. Повезло – пролетел мимо. Разумеется, подросток не жалел сил на бег по сугробам. Бежит себе, бежит, спастись пытается, только его хвост и маячит вместе с пятками.
Снег хрустит, кот бежит. А за ним погоня. Словно индейцы, ловкие «эскимосы» скакали по просторам леса, не забывая о своем фирменном кличе. «Где я? Куда бежать-то?» - Немного напугано осматривая деревья, Кот бежал, куда глядят глаза. А глядели они во все стороны, подросток только и успевал менять траекторию своего движения. Кажется, он пробежал мимо одного и того же места дважды. Ровное снежное покрытие здесь было испорчено ногами неоднократно. Впереди что-то мелькнуло – Дим на дерево, с сумкой на плече, быстро осмотрелся и пополз вверх, пока никто не заметил. Конечно, его заметили, не просто так же копья в него кидали, но Кошастый убеждал себя в обратном – так спокойней ползется вверх. Вот он уже на ветке готовый прыгать на другое дерево подобно белке-летяге, готов распахнуть крылья плаща-свитера и полететь - суперкот. Поудобнее устроил на плече сумку и полетел герой на другое дерево. Бух. Приземлившись в мягком сугробе, Димир получил порцию снега в лицо. Зато не растекся по дереву, и не напоролся ни на какие острые сучья. Повезло. Сильным ветром снесло суперкота – до места назначения долетел лишь плащ-свитер, но Кота он держать не собирался. Холодно, мокро, совсем не весело. Димир встряхнул голову,  освобождая ее от снега - и бежать, раз лететь не получилось. Бежит Кот дальше, от погони убегает. «Мокро» - Заметил он. Кошачьей ноге, действительно, было мокро. Вынув ее из сугроба, кот с удивлением посмотрел на промокший носок.
- Ня? Где? - Поджимая пальцы на ноге, Мадди наклонился к сугробу, в котором была яма от падения Кота. Точно – именно там и остался его левый ботинок.  А тут как тут «эскимосы» повыпрыгивали из-за кустов и деревьев. Дим ощетинился, пуша хвост, зашипел на них – и в побег. Драться с таким большим количеством племенных жителей – жизнь Димиру дорога. Кот избавился от второго ботинка – все равно одна нога уже мокрая. Так бегать неудобно: «то сухо, то мокро». Лучше уж совсем «мокро», раз «сухо» - недостижимое удовольствие: некогда сушиться, даже магией.
Хвостатый затаился, чтобы отдохнуть перед следующим забегом. Сумка уже была не такой легкой, как казалась в самом начале побега… Подросток взял в руки свой черный хвост, стал целовать его и согревать дыханием, дрожа от холода. Тишина, никто не беспокоит Кота, только пара «эскимосов» выглядывали из-за куста, смотрели на хвостатого подростка, очень внимательно, нужно отметить. Они даже не дышали, чтобы не спугнуть полузверя, и Дим их не замечал какое-то время, тихонько дыша не свой хвост. Пока задница совсем не замерзла сидеть в снегу, Кот не хотел уходить из укрытия. Но как только она сообщила о своем замерзании, Кот поднял голову и увидел две любопытные физиономии. Вытаращив на них глаза, подросток медленно, очень медленно, не вставая на ноги, в положении сидя отполз на метр, а потом как побежит, без сумки… Около пяти метров промчался Кот, пока не заметил чрезвычайную легкость. «Сумка… где?» - Застыв прям на бегу, Неко оглянулся: в ней уже копались те двое любопытных наблюдателей.
-НЙАА!!! – Прокричал Кот, что означало – «Мое». Он кинулся к своей добыче, только ради нее он ввязался во все эти приключения и оставлять в лесу каким-то там «эскимосам» не собирался. Быстро перебирая ногами, Кот вдруг обнаружил, что совсем не двигается с места, а его враги уже в самую глубь сумки полезли. Наглые рожи смеются, вещи из нее всякие выкидывают. Кошастый закипал, но его держало дерево -оно крепко ухватилось за шерстяной свитер и не пускало подростка к своей сумке, как бы он не рвался. «Да отпусти ты! Няр!» - Шипя и рыча на дерево, Кот рвался вперед, тянул свитер на себя, ломал ветку – все бесполезно. Тогда пришлось идти на крайние меры. Дарованная хвостатому подростку находчивость никогда его не подведет – Дим снял с ноги носок. Носок – уникальная и универсальная вещь. Ее можно использовать везде: в хозяйстве пригодится и в качестве оружия сработает. Мадди выпрямил носок, заморозил – оружие готово. Носок-бумеранг отправился карать наглецов, пока Кот продолжал попытки освободиться. Все-таки не зря Неко одел пять носков – очень предусмотрительный подросток. «Бнять, и иди ня…» - Кот остался только в одной лишь футболке, а последний свитер забрало дерево… плохое дерево – замерзнет Кошастый… 
Подросток бежал за «эскимосами», которые унесли его сумку. В его руках были все четыре оставшиеся бумеранга по совместительству - носка, запустив один из них, кот прибавил скорости. Затем полетел второй. Босыми ногами по снегу – да наплевать уже! Дим ничего не чувствовал – замерз, отогреваться некогда, он полон ярости, сумку заберет – и домой. Третий бумеранг в ходу – сумка упала в снег. Да. Было весьма больно ледяным носком по руке получить. Но не Кот же получил - да и ладно.
Некодзава моментально подлетел к своей добыче, схватил ее, еще раз треснул врага по лицу носком и убежал. Бежал студент не долго. Снова зацепился за что-то, на этот раз это был капкан. Каким-то невероятным чудом «эта штуковина» схватилась мертвой хваткой именно за джинсу, не тронув ни кальсоны, ни ногу Кота. Чудеса. Больше тратить время на освобождение одежды Мадди не мог. Сняв с себя джинсы, он в одних кальсонах и футболке побежал дальше. Носки вскоре кончились. Оставшиеся оба были отличными помощниками, спасителями, но от них нужно было избавиться. Кот убегал, как мог, цепляясь за ветки деревьев, царапая руки, шею, щеки, губы, зарабатывая синяки в разных местах, одна ветка даже чуть не выколола кошастому глаз – он вовремя успел остановиться, но в этот неподходящий момент что-то воткнулось в поясницу. Жалобно мявкнув и зажмурившись от боли и пронзающего свежую рану мороза, Кот упал на колени и вместе с сумкой ушел под снег, магией спасаясь от «эскимосов». Кто-то догадался остановить беглеца, кинув в него не все копье, а только наконечник. Он застрял в теле Кота. Хвостатому пришлось, сильно стиснув зубы, выдрать его, покрыть рану коркой льда, чтобы остановить кровотечение – мороз поможет не таять этой корочке. Дим пополз под снегом, оставляя позади себя тонкую дорожку, окрашенную в красный. Какое-то время ему понадобилось, чтобы привыкнуть и собраться с силами. Добежать до академии надо во что бы то ни стало. Выбравшись из-под снега, с поджатыми ушками, Кот побежал вперед, минуя деревья, но царапаясь об них. Его вело животное начало. Раненный зверь должен был найти надежное укрытие – только там можно спастись от преследователей. Все, кто попадался на пути и пытался остановить хвостатого подростка, получал по заслугам. Кот кусал их, царапал, бил, желая уйти от врагов. Некоторые «эскимосы» были хорошенько исцарапаны: глубоко и безжалостно. Кому-то достались сильнейшие укусы. От всего этого руки подростка были в крови, как и лицо. Этой жидкостью и ее запахом пропиталась и одежда. Димир бежал, как мог - только на одних инстинктах. «Где?» Глаза видели только очертания предметов, чем дальше, тем четче. Кот выискивал родной забор, ограждающий территорию академии, от прочей. Около двадцати минут пути и беспрерывной борьбы за себя любимого - и в темноте появился свет. В парке горели фонари, они освещали искомый забор. На последнем дыхании студент перебросил сумку через пики забора-решетки, а сам протиснулся через проемы между решетками. Кошачье тело рухнуло прямиком в кусты. Ему было абсолютно все равно, что он помял растение – все, он практически дома. У академии его не тронут, здесь слишком светло, да и охранники прогуливаются. Сумка лежала рядом, Кот крепко обнимал ее, поджимая покрытые инеем ушки и такой же замерзший хвост. Все лицо в уже застывшей крови, руки тоже испачканы ею, но хвостатый подросток не торопится вылезать из кустов, он устал. Даже никакого желания укрыться от мороза не возникло, несмотря на то, что он дрожал и стучал зубами, но крепко обнимал сумку и ни за что не отпустит – ради нее были все труды…
Парк за Академией

Отредактировано Димка (30.05.2014 19:11)

+5

12

Рыцарский зал

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Комната физрука "Осторожно, злая собака"

0

13

Мансарда

Оказавшись на морозе, магистр глубоко вдохнула. Ледяной воздух иголками впился в легкие, а на ресницах образовался иней от выдыхаемого пара. Черное небо в горах было ближе, чем на равнине, но далекие мириады звезд все также блестели в недосягаемости. Шагая по хрустящему снегу, Ровена любовалась суровостью зимы в здешних краях. В какой-то мере погода подходила некроманту, не хватало только кладбища. Однако поднимать мертвяков женщина не рвалась, а вот проверить защитный купол следовало. Магистр не забыла то ощущение другого мага Смерти, и ей это не нравилось. Либо ее защита пала, но тогда сигнальные плетения уже давно оповестили бы Ровену, либо кто-то дал доступ чужаку на ее территорию.
- Не порядок. – Тихо прошептала блондинка, идя по корке снега, совершенно не проваливаясь в него по шею, и не оставляя и легких следов. В руке женщины появился острый кинжал с рубином в оправе. Она полоснула им себя по руке,  алые капли падали на белый снег. Тихий шепот разнес по лесу слова заклинания. Замахнувшись, ректор ударила кинжалом по дереву, корни которого пропитались ее кровью -  и над академией  сиянием вспыхнул ало-синий купол. Некромант продолжила свой путь, с равной периодичностью останавливаясь, чтобы пролить свою кровь и напитать ею купол.
Уже ближе к утру Риоранн закончила свой ритуал, и чуть покачиваясь от усталости и потери крови, добрела до замка. Сил перенестись в мансарду сразу у нее уже не оставалось. Ритуал занял все мысли женщины, и о тревоге за Акиру она на время забыла.

Мансарда

+1

14

Деревня
Сугробы, наметенные ветром, кусты, близко растущие деревья - ни что не остановит юного охотника, наконец-то вырвавшегося в лес. Знала бы Ровена, о чем думал в этот миг Акира, вряд ли бы отпустила его так просто, одного, без явного присмотра. С виду он выглядел ребенком, радостным и беззаботным, тем самым чадом, которое еще не способно в полной мере скрывать свои эмоции, получившее долгожданную игрушку. Быть может, это и послужило причиной доверия ректора, а может, она положилась на разум разноглазого, все же не глуп парень, наверное.
Бежал он быстро, но не настолько, чтобы мохнатые пигмеи не могли его нагнать. Двое из отряда спешащих за человеком существ старались бежать на уровне, точно охранники или сопровождающие. Вряд ли кто-то из этих мохнатых догадывался, куда именно ведет их демон в облике высокого мага Воды. Он и сам не имел понятия, куда следует двигаться. Охоту можно вести разными способами, Акира выбрал уподобление хищнику. Углубляясь в чащу леса, где лунный свет не мог коснуться снежных покровов, Има прекрасно ориентировался. Благодаря красному глазу, парень отлично видел в темноте. Прикрыв второй, дабы с большей простотой сконцентрироваться на окружении, маг остановился. Вместе с ним застыли и все, кто следовал за ним. Где там потерялась представительница магов Смерти, Акира даже не думал. Его мысли были поглощены желанием почувствовать дичь, убитую им самим, ощутить на руках умирающее тело, чье тепло угасает с каждой секундой. Удивительно, но кровожадность, вторая личность, если так можно назвать эту темную сторону личности Имы, молчала, словно сам Акира без участия убийцы, которого он частенько запирал, желал чужой крови. Быть может, наоборот, та самая темная сторона постепенно забирала бразды правления, окуная разум парня в самые темные желания. Акира ни на секунду не задумывался, что с ним происходит.
Застыв около массивного дерева, он прислушался. Где-то вдалеке шуршали сухие ветви, значит там... именно там таится первая жертва юного охотника.
Молодое животное питалось древесной корой, неловко задевая рядом растущий, и уже умирающий куст. Его сухие ветки не позволяли рогатому трапезничать бесшумно. Почему зверь решил именно ночью подкрепиться и где его стадо, навсегда останется загадкой. Акира приближался к нему, словно хищник. И только мелочь мохнатая мешала юному охотнику. Мельтешащие то здесь, то там, мохнатые пигмеи портили весь кайф. Они же и спугнули дичь. Има бросился за зверем вдогонку, не бросать же будущую добычу, там удачно подвернувшуюся ему. Но разве сможет человек догнать оленя, спасающего свою жизнь? Има и сам понимал, что просто так нагнать животное не сумеет, но тут же в его больной голове зародилось желание догнать. Во что бы то ни стало догнать это дикое животное, и уж потом убить, а может быть, в процессе ему взбредет в голову что-то еще. Акира никогда не останавливался на одной цели, предпочитая, окунувшись в омут с головой, мутить в нем воду в свое удовольствие.
Пигмеи, видимо, воспринимая Иму как новоявленного лидера, бросились следом, значительно отставая от парня. Он бежал за дичью, ловко перепрыгивая через препятствия и не проваливаясь в снег. Это преимущество позволяло ему приближаться. Животное, чувствуя угрозу, петляло и лавировало в чаще. Вот Има промчался мимо Ровены и другой части группы пигмеев, решивших сопровождать именно ее. Перья амулета на шее мага Воды затрудняло видимость, то и дело, мелькая перед ним. Има, не думая, сорвал с себя его и бросил в сторону. Животное приближалось, и вот-вот охотник сможет достать его своим оружием. Действительно, воспользуйся Акира трезубцем, как копьем, зверь будет повержен. Однако интереса в этом действе Има не нашел, точно ему хотелось поиграть с животным в догонялки или, может, обогнать его? Преодолен очередной куст - и олень выбежал на опушку, а после резко развернулся вправо и сиганул обратно в лес. Има, резко остановившись, громко свистнул и помчался следом, с тем же азартом в глазах. Но стоило ему оказаться среди деревьев, как отстающие пигмеи, подключились к игре. Нет, Има не был этому рад, но особого внимания мелким людям не уделил. Перепрыгивая через них, Акира бросил в самых быстрых трезубец, дабы помешать им поймать его добычу. Некоторые остановились, но ловкие продолжали погоню, ведя дичь к засаде. Акира догадывался о плане мохнатых карликов, и ему очень не хотелось отдавать свою дичь, несмотря на то, что им она объективно нужнее. Олень - прекрасная добыча, ею накормится часть деревни точно. Но эгоистичный маг не желал делиться, во всяком случае сейчас, когда азар охоты им руководил. Ускорив бег, Акира нагнал самых быстрых и сбил их с ног. Зверь же, не оборачиваясь, мчался вперед, петлял, все стараясь запутать свой след. Он угодил в ловушку пигмеев, уверенных в том, что гигант, коим для них казался Акира, помогал им в охоте. Резвый зверь был пойман и убит, пожалуй, самым мохнатым среди мелких охотников, после чего, его тут же начали делить на части, ведь именно расчлененное животное проще унесли домой. Увидев весь процесс поимки, парень ощутил неудачу. Недовольный взгляд проскользил по дичи, ликующим пигмеям, задержался на Тетушке и ушел в сторону. "Черт." - коротко выругался маг, медленно шагая прочь от группы пигмеев и восстанавливая дыхание после бега. Он прошел мимо некроманта, взглянув в ее глаза. Он не собирался передавать ей мимолетным контактом какие-либо немые сообщения, всего лишь, нравились ему ее звездчатые зрачки.
- Дальше без меня, - сообщил Акира Ровене громко, приобняв ее, - передай мохнатым, - голос брюнета не выражал его недовольства, наоборот, он был так безымоционален, что стоило бы задуматься, что задумал парень. Как-никак Има зачастую балагурит да дурачится, хотя в опасных ситуациях он мог проявить всю свою серьезность. Зажмурив левый глаз, Акира вновь всматривался в темноту, где наверняка скрывались и другие потенциальные жертвы. Через пару секунд разноглазый улыбнулся загадочной и несколько теплой улыбкой, словно увидел в темноте что-то настолько родное, что был готов кинуться к нему навстречу, но не спешил с этим, все продолжая стоять рядом с Риоранн.

+2

15

Деревня

По сравнению с шерстяной компании и длинноногого парня, Ровена не желала прыгать по сугробам и путаться в колючих зарослях дикой малины, в изобилии растущей по округе деревни пигмеев. Вместо этого, она щелкнула пальцами призывая… метлу. Это была хорошая метла, новая, купленная на следующую осень. Прутья были жесткими, а черенок гладким и без надколов. Оседлав свой транспорт, некромант взмылась в небо. Полёт всегда манил Ровену, а уж как весело лететь за кем-то в промозглой темноте. Но женщина не хотела привлекать особое внимание к метле, поэтому создала свою идентичную иллюзию, которая спокойно бегала по лесу за всей остальной компашкой и пассивно помогала в травле несчастного животного.  Собственно, иллюзорная Ровена ничего не делала кроме как перемещаться между деревьев, да вовремя отходить с траектории охотников. Настоящая же Риоранн летала над верхушками елей и всё время путала следы зверья. Всё же убийство — это особая тема. Некромант знала цену смерти, и уж тем более той плате, которая пойдет следом. Есть обоснованные убийства, смерть ради выживания. Блондинка знала, что без еды маленькое племя не выживет, а потому им придётся охотиться. Этого не избежать. Молодой олень не успел уйти от прытких охотников и пал. Что ж его тело спасет многих пигмеев этой зимой.  Риоранн полетела ниже, петляя между стволами сосен и их колючих веток. Иногда она всё же задевала метлой иглы, и тогда огромные сугробы, ранее покоившиеся в вышине, с глухим бухом падали вниз, пугая мельтешащих пигмеев.  Прилетев на поляну, залитую кровавыми брызгами (не умели пигмеи более аккуратно разделывать туши) маг Воды решила не приземляться, а зависнуть в метре над снегом. «Потому на волков и нарываются» - пронеслось в голове некроманта, пока она следила за процессом. Её копия тоже была здесь, активно шипя на деревенских и рассказывая им, как правильно освежевать оленя. Но мелкие охотники всё равно делали всё неправильно. Сильно исполосовали шкуру убитого животного, и теперь она не годилась для одежды или обуви, а лишь на тряпки и то с большой натяжкой. Рога частично сломали, и в мертвом глазе животного отображался сломанный рог. Иллюзорная блондинка подошла к зверю и одним взмахом руки отсекла голову от туловища. Пигмеи шарахнулись, но после снова приблизились и туше. Настоящая Ровена открыла портал и отправила голову несчастного в свою лабораторию. Деревенские охотники вновь шарахнулись и на этот раз застыли как суслики, пялясь на пустое место. А меж тем Акира подошёл к иллюзии и попрощался с ней. «Опа, племянничек решил сам погулять по лесу» - Блондинка улыбнулась краем губ, и тут парень обернулся. Пошёл в её сторону при этом улыбаясь так словно видел её. Ректор академии чуть с метлы не свалилась, быстро оборачиваясь.
- Рю, срочно сюда! Нужно чтобы ты прикрыл. «А то мало ли».
Потянув на себя черенок, Ровена взмыла вверх. В этот же миг на одну из толстых сосновых веток приземлился снежный барс. Он тихо рыкнул, накладывая свою невидимость поверх магии Риоранн. С ветки сорвался вниз пласт снега и шмякнулся кому-то за шиворот, но барс этого не увидел. Рю мягко спрыгнул с ветки на соседнюю сосну и так далее, пока не оказался за несколько метров от Ровены и уже там спрыгнул в сугроб, размахивая хвостом для координирования своих действий. Хищник тут же взял цель на север и бесшумными шагами понёсся в ночную даль. А хозяйка Рю тем временем совершала мертвую петлю над лесом. В резком пике она понеслась в черноту леса, срывая тонкий слой снежинок с верхушек сосен. Когда Има прощался с иллюзорной Ровеной, она успела коснутся его одежды, перенося часть магии, которая послужила для её создания.  А сама некромант поставила метку на его шее, прямо под хвостом длинных волос. Вот там он её точно не достанет, не снимет, да и волосы не острижёт, в этом женщина была уверена, тем более, что метку она создала на основе двух тонких граней Смерти и Воды.
Зарево от разведенного костра пигмеями зловеще освещало дорогу некроманта. В бликах красного и черного Ровена неслась на метле не отбрасывая тени, и от этого ей казалось, что увидь всё же её кто, принял бы за ведьму. Но никто не мог разглядеть темнокожей женщины с седыми волосами, несущейся вслед за скрывшемся в лесу маньяком. О наклонности парня Риоранн не знала, но студент был под её присмотром и опекой, и отпускать его одного в лес она не собиралась.
«Нет, ну с какой скоростью он передвигается! Коня что ли завёл? Или просто такие длинные ноги позволяют километровые шаги делать?» Неожиданно перед несущимся некромантом возник пень, и женщина приняла его за Хозяина Леса. Резко затормозив, ректор академии спрыгнула в сугроб. В её лесах нечисть особо не водилась. Но если уж встретилась надо обязательно узнать откуда и как. На ладони мага расцвел алый цветок огня, осветив старую корягу.
- Тьфу на тебя! – В сердцах высказалась блондинка.  Самое интересное, что самой «ведьмы» так видно и не было, а вот зажегшийся огонёк вполне. Он переливался багряными всполохами и время от времени выхватывал из лесной чащи странные очертания дикого, враждебного леса.  «Вот здорово, куда понесся этот ребенок?» - До некроманта докатилась странная волна, а затем метка Акиры за пульсировала над грудью женщины. Так ей было удобнее следить за «племянником». Чёрная метка, идентичная метке Имы на шее, татуировкой охватила правую сторону груди ректора.
- Поршивец. – «Ведьма» свистнула свою метлу, оседлала её и взмыла вверх.

+1

16

По шее, словно змея, проскользнуло подозрительное покалывание, как раз под легким прикосновением некроманта. Акира провел рукой следом за ее касанием, точно пытался стереть магическую метку. Не сложно было догадаться, что ректорша коснулась студента не из глубокой любви к нему, всего лишь надо было ей оставить на нем опознавательный маячок то ли, чтобы не потерялся, как теленок, уходящий от стада, то ли, чтобы не сбежал, хотя, в общем, и то, и другое, касалось контроля над своенравным парнем. Впрочем, Има не придал особого значения подарку темнокожей блондинки, и молча удалился в темень. Мохнатые карлики все еще копошились у расчлененной туши. Акира шел спокойно, не спеша. Позади, кажется, по траектории движения разноглазого в вышине деревьев скакало что-то весьма тяжелое, от чего снежные шапки падали вниз с характерны глухим звуком. Двигалось существо быстро, точно опаздывало куда-то, и почему-то точно в ту же сторону, что и длинноволосый охотник, постепенно распускавший заплетенные на его волосах косы. Има не задумывался о движениях торопящегося зверя. Мало ли, что ему было нужно. Им с Акирой не по пути, да, видать, без подарка то нечто оставить парня не желало. Ком довольно мягкого снега рухнул точно на голову разноглазого, и тот потряс ей, освобождая от снежной шапки. Расстраиваться из-за подобного пустяка да крыть матами беспокойное существо глупо. Има лишь мельком глянул в высь, где сверкал лишь пушистый снег на лунном свете, который едва-едва просачивался через густые ветви деревьев. Должно быть, зверь был скрыт магией или же его окрас совсем сливается с окружением. Охотиться на добычу, которую не в силах рассмотреть, нет смысла - ты попросту потеряешь время зря. Акира же умел расставлять приоритеты, и животное проигнорировал. Куда важнее было как можно скорее и незаметнее удалиться от мохнатой мелочи, способной испортить вторую попытку вдоволь поохотиться. Пускай они разбираются с остатками оленины сами, пока Има исчезает во тьме, словно некое мистическое создание.
Он шел медленно, несмотря на торопливое желание исчезнуть в лесных дебрях. Его телом словно управляли инстинкты охотника. Тихие движения, внимательный взгляд, в лице спокойствие - Има точно был частью этого леса, а не чужим хищником, забредшим сюда для охоты. Акира мог напоминать хозяина леса, величественно обхаживающего свои владения. Таковым себя парень не считал, во всяком случае, сейчас. Его внутренней, неосознанной целью было единение с природой, дабы снизить опасность, которую, возможно, ощущали животные, да и самому легче чувствовать их, а после - выбрать жертву. Сегодня ему была необходима жертва, точно парень нуждался в каком-то ритуале по возвращению в академию, как будто он желал отдать дань своему богу... Себе. Нет у Акиры никого важнее него самого, таким его воспитал покойный Райдон, ненавидимый сыном отец.
"Так. Где ты? - Акира ухмыльнулся, уловив краем уха шорох на юго-западе от себя. - Ты уже видишь меня. Ага, беги, сообщи своим. Прячьтесь. Бесполезно." Несомненно, он чувствовал превосходство, как будто в действительности был всемогущим богом, пришедшим за своей жертвой. Трезубец в его руке то и дело отблескивал под короткими лучами луны, выдавая местонахождения юного хищника. Има знал это и специально держал оружие в руке, совсем не пользуясь магией, чтобы скрыть его. Пускай животные знают, что за зверь вернулся в Барум. Пускай почувствуют страх жители мистического леса. Акира будто бы упивался этим чувством. Оно точно наполняло его силой, которая тут же отзывалась магией. Има не призывал ее осознанно. Вода как будто, взывая к его прошлому, оставляла рябь на снежном покрове, никем не тронутом. Брюнет не обращал внимания на это, углубляясь в чарующие видения. Нет, они не повествовали о прикрасах былых времен или о мирной жизни давно покинувших этот мир людей, наоборот, каждая из явившихся картин, была наполнена болью и отчаяньем, кровавыми сражениями. Не проявлялось в них жалости к слабым, раненным, еще полуживым счастливцам или неубитым калекам. Акира видел каждого из тех, кто сражался в многочисленных битвах, ощущал запах крови, слышал скрежет мечей и крушение леса. Пожалуй, он не чувствовал ничего подобного даже, когда вместе с Казуко блуждал по захоронениям, должно быть, тогда он был закрыт для воспоминаний природы, и по сей день хранившей в себе тайны прошлого. Има глубоко вздохнул, как будто его носа коснулся прекраснейший аромат диких цветов. Маг Воды закрыл глаза, все сильнее погрязая в видениях. Ему уже казалось, что в руках его вместо трезубца меч, на теле доспехи, а не обычная современная одежда и его любимый многофункциональный черный плащ. Има ощущал себя совершенно другим человеком, старавшимся не то защитить что-то дорогое для него, не то отомстить за что-то важное. Акире было сложно различать эмоции того, в кого он, так сказать, превращался. Он лишь чувствовал присутствие сознания кого-то другого, но не чужого, казалось бы, знакомого, может, даже родного. Има оглянулся, на мгновение подумав, что за ним кто-то следит, но, даже если в глубине леса и был какой-либо наблюдатель, Акира не сумел его найти и своим особенным зрением. Его мысли не задержались на предположении и двинулись дальше, в прошлое. Маг помчался вперед. Его движения были куда быстрее, чем тогда, когда он бежал за оленем, как будто в этот раз он стремился поймать добычу раньше возможных соперников. Перед парнем не было никакой цели, его вел некий голос, точно говорящий ему, куда необходимо двигаться. Он пробежал мимо сломанного дерева, затем мимо землянки, скрытой под толщей льда и снега. Мимо пронеслись и совсем юные деревца. Им еще предстоит доказать свое право на жизнь в этом опасном месте. Акира бежал в ту часть леса, где состоялось одно из самым кровавых событий в истории клановых обществ. Сам же парень не давал себе отчет в том, куда и зачем его несет. Он был словно лист, которым управлял могущественный ветер. Тот самый ветер, порыв которого невозможно сдержать одной лишь волей. Разноглазый видел лишь, как сменяются растения и сугробы, как отражается в снеге тела убитых воинов, как будто бы материализуясь из него. Пробежав еще несколько метров вперед, разноглазый точно остановился на том месте, где когда-то давно стоял сам Мурин и отдавал приказ, вызвавшись в сознании каждого солдата лишь страх и нежелание его исполнения. Акира не слышал, каково было то повеление, но четко ощутил эмоции правителя водяных магов. Этой жестокости и непоколебимости парень не чувствовал даже от отца, чья фигура всегда рисовалась в его воображении нерушимой и чрезвычайно могущественной. Стоя на рассеченном пополам камне, Акира улыбнулся, снова вдохнув приятных аромат свежести, в которой улавливался запах остывающей крови. Он медленно открыл глаза и взглянул в открытое небо. Лунный свет озарял тропу перед брюнетом, явно указывая путь. Путь, который недавно был пройдет зверем, наверняка массивным - об этом сообщали свежие следы. Жертва найдена. Маг Воды и не знал, что именно за животное станет его добычей. Ему было все равно. В голове его царил туман пройденных страниц не его бытия. Но его сознание не спало, оно лишь наблюдало, не утруждая себя анализом происходящего с парнем. Брюнету хотелось крови. Крови того, кто медленно шествовал к себе домой, возможно, после неудавшейся охоты. Има следовал за ним по пятам и через пару минут наткнулся на громадного медведя, совершенно не ждавшего гостей на своей территории. Схватка была не равной, и зверь пал, окрасив белоснежное поле в красный. Маг победоносно вырвав сердце из мертвой туши, уселся рядом. Его черный плащ покоился на дереве, точно Има позаботился о любимой вещице. Только плащ остался нетронутым кровью убитого животного, в то время как остальная одежда Акиры была пропитана ею. Похоже, парень был доволен этим. Держа в руке остывающее сердце, он четко видел, как поступали в прошлом с врагами, что творили с предателями, но не понимал, ради чего все это было. Акира отшвырнул в сторону вырванный орган, затем приступил к, казалось бы, бесцельному терзанию туши. Он не свежевал его, лишь кромсал, резал и рвал магией на разного размера куски, после чего разбрасывал по округе, точно воссоздавая картину, которая все еще сохранялась в его сознании. Только там, в видении, было множество человеческих тел, не только животных. Жители леса уже давно покинули место битвы медведя с кровожадным охотником. Быть может, они затаились, дабы не стать добычей безжалостного мага. Шло время, громадный зверь превратился во множество ошметков и кусков туши, разбросной по лесу, привлекая запахом мяса и крови хищников и одновременно отпугивая других животных. Има никак не объяснял себе, для чего ему вся эта забава. Он лишь улыбался, смотря по сторонам, как будто вокруг него верные соратники, соглашающиеся с каждым его действием. Акира был предводителем мертвого войска, которое мог видеть только он. Был бы он некромантом, должно быть, под влиянием связи с первым главой клана Мури поднял бы все то войско, что почило на территории мрачного леса. Услаждаясь опьянением от видений, маг не сразу заметил, как охотники деревни мохнатых пигмеев выследили его. Им было не ведомо, что делает великан-спутник темнокожей блондинки, но четкая уверенность в словах шамана их племени, наивные люди побежали к кровожадному. Рассыпаясь, словно крупа, они пытались собрать добытое мясо, словно это дар для них от черноволосого великана в крови. Нет, Има не жалел убитую тушу, и, быть может, поделился бы, да не складывалась мозаика таким образом в его мозгу. Люди, пускай, и маленькие, не важно, все должны быть убиты. Почему? Не имеет значения. Только расплата. Только смерть. Резко стартанув, брюнет молниеносно перерезал глотки паре охотников у медвежьей головы. Затем подобная участь настигла других, оказавшихся по близости. В панике разбегаясь в стороны, пигмеи пытались спастись, но маг запечатал их. Толща льда, сформированная из снега куполом укрыла кровавую местность. Кроны деревьев переломились под давлением толщи льда и скалились по гладкому склону вниз. Будь рядом маг Воды, снять заклятье сможет, да на это потребуется время и немало сил. Но пигмеи, к их сожалению и величайшему страху не обладали магией. Им бежать было некуда. Смерть настигла каждого.

+2

17

Что-то было не так. Лес выл, и горы вторили ему. Смерть шла по чаще, и те, кто мог слышать её, убегали, неслись прочь от того, кто нес её.  До Ровены же долетал её шёпот, и она знала - опоздает, хотя и отрицала это.  С запада на «ведьму» несся огненный шар. Один махал крыльями, как неистовый, стараясь успеть на зов хозяйки. Из-за того, что некромант передвигалась также быстро, возможности открыть к ней портал у дракона не было, а потому приходилось рассчитывать на свои крылья.
Пролетая над пиками черных верхушек сосен, Ровена видела, как вздыбился купол магии, укрывая кого-то под собой. «Куда он вляпался?» - Резко вписываясь в поворот, Риоранн думала, о том, что твориться с Имой, так как его метка то пульсировала, то гасла, то вспыхивала и начинала жечь.  «Он там, что с тем светом решил познакомиться? Нет… не пущу, я перед Советом ответственна за этого болбеса» - «Ведьме» пришлось сделать резкий выверт, чтобы не врезаться в особо высокую сосну. Купол приближался, а тревога росла, и вот уже до Ровены стали долетать различные звуки. Странные, кричащие, призывающие кого-то и не получающие ответа, хотя на него так рассчитывали. Дракон обогнал хозяйку, и красная ящерица с крыльями пролетела над поляной, передавая картину некроманту. Ровена выругалась. Этого ей только не хватало. Сквозь толщу льда было видно, что вся поляна залита кровью, а в кусочках мяса, разбросанного по всему периметру было трудно узнать частички медведя или пигмея. Брать штурмом купол магии женщина не стала. Не таким уж сильным магом Воды она была, да и сама сила ей ещё понадобиться этой ночью, теперь в этом можно было не сомневаться. Один открыл перед ней портал и, влетев в него, Ровена оказалась на поляне.  Спрыгнув со своего транспорта, она тут же посмотрела на Акиру. Тот показался ей безумцем. Весь в крови, с оружием в руках. Риоранн никогда его таким не видела. Она всегда думала, что он просто где-то чуточку разбалован, где-то ему явно не хватает любви и внимания, но она и не подозревала, что он способен на такое. И от того, она корила себя. Не сберегла этого ребенка.
- Акира… - Ровена аккуратно сделала шаг в сторону разноглазого парня, показывая ему свои руки в универсальном жесте.  Некромант знала, что всех этих существ убил Има, не нужно было обладать при этом силой Смерти, но было ещё кое-что, что волновало Ровену. – Акира, послушай, опусти трезубец. – Примиряющее произнесла ректор. Ответ ей был не нужен.  Блондинка пыталась лишь привлечь внимание студента к себе, а не творящемуся волшебству. Хотя, конечно, магию Смерти мог почувствовать лишь другой некромант, но и гоняться за ошалевшим магом Воды ректор не собиралась.  Протянув руку к брюнету, второй рукой она лишь бегло дёрнула, активируя заготовленные цепи из чёрного волшебства, которые тут же метнулись к Име, когтями впиваясь в плоть и рвя одежду, спелёнывая, не давая пошевелиться, не разрешая колдовать.  Цепями Ровена отволокла своего подопечного к широкому стволу вековой сосны и мысленно попросила прощения у дерева. Раны, оставленные её магией, никогда не сойдут с древесины, и вскоре вечно зеленая сосна иссохнет, превратится в серое, колючее, сухое дерево. Нити смертельной магии оплели ствол дерева, оставляя чёрные следы омертвевшей древесины и привязывая Акиру к стволу. Вокруг загорелся огонь, не пропуская к студенту воду, чтобы парня не убила магия некроманта, Ровена сразу предупредила юношу:
- Не пытайся уйти и призвать Стихию. Это тебя убьет.– Да, если студент не будет вырываться магия Смерти до конца не активируется, но и сейчас от неё не было приятно. Она продиралась к живому существу, желая забрать себе его тепло. Тонкая сеть огненной магии - стабилизатора легла поверху кокона, окутывающего Иму. -  Посмотри на то, что натворил. Ты убил тех, кто тебе доверился, тех, кто в тебя поверил и принял. 
Не дождавшись ответа от студента, ректор отошла на два шага, следя за его выражением лица и не верила тому, что видела, а затем взмахнула рукой. Сетка изо льда, сплетенная со Смертью, клеткой образовалась вокруг привязанного к стволу брюнета.  После некромант обернулась и пошла прочь от парня, направляясь к самому большому скоплению мертвой плоти. По всей видимости, это и были остатки медведя. В руке мага материализовался меч. Резким движением она  отрубила голову от рваных краев шеи и, отнесла её к центру поляны. Затем женщина обошла каждого убитого, обводя кругами, связывая нитями и линиями, шепча заклинание и призывая Силу.  Волшба такая занимала много времени и сил, в первую очередь из-за того, что упокоение требовало тщательности и точности. А ещё, из-за того, что нельзя было отвлекаться ни на что.
- Один… когда скажу, придай всё огню.
- Хоррошшшшо. – Красный дракон обвил белым хвостом ствол одной из сосен и наблюдал за всем сверху. Он знал, на этом месте после проведенного ритуала, ещё долго будет пустырь, и животные не будут соваться сюда, а люди.. только если глупцы.
Начался сам ритуал. Коротким кинжалом Ровена вскрыла свою ладонь, питая рисунок на снегу своей кровью. Стояла она перед головой медведя. Женщине пришлось присесть, чтобы провести две линии рассекающих голову зверя пополам. Она громко начала говорит, призывая свою Стихию. И та откликнулась. Пришла в этот мир, заполняя его своим запахом, отторгая всё живое, забирая с собой краски жизни и упиваясь свершившимся злодеянием. Ровена напряглась. Тяжело было сдерживать такую мощь, а Сила не подконтрольная могла и живых забрать. Нужно было что-то делать, что-то, чем бы Смерть удовлетворилась.  Вторую ладонь некромант рассекла не задумываясь. Слишком глубоко, и ладно, кровь полилась на снег. Все линии засветились ярче, а над поляной, словно сгустилось облако. Всё это время ректор не прекращала читать на древнем языке заклинание. С каждой каплей и словом место покидали души убитых, успокаивались и шли в след за голосом, звавшим их в тот мир, но также с каждой секундой силы покидали и творившую волшебство женщину. Последней финальной строчкой, Риоранн завершила ритуал и тяжело осела на окровавленный снег.  Её трясло, но всё нужно было сделать как следует. Протянув руки, ректор взяла уже череп медведя. Плоть его сошла во время ритуала, оставив лишь белую кость.
- Сейчас.
Один сорвался с насиженного места и разинув пасть, по кругу опалил поляну. Запах горящей плоти зловонием и едким дымом заполнил всё под куполом. Драконий же огонь пожирал всё. Он перекинулся на деревья под куполом, и языки его пламени добирались до кромки ледяного купола, плавя его и заставляя рыдать. На почерневшую поляну полил дождь. Тем временем Риоранн пошла к пленнику. Вокруг всё пылало, и тут же поливалось пресным дождем, но вода не трогала людей. Под ногами ректора уже не хрустел снег, подошвы сапогов соприкасались с прогнившей травой и иглами сосен, листьями иных деревьев. Остановившись перед студентом, она долго, изучающе смотрела на него, ничего не говорящим взглядом. Слишком вымоталась, да и знала, какой откат накроет её совсем скоро, а потому дела нужно завершить быстро.
- Сейчас ты отправишься в замок, проспишься и подумаешь над тем, что сотворил сегодня. А после мы поговорим. – Тихо и ровно произнесла блондинка.
- Один, перенеси Акиру в комнату в мансарде. – Попросила дракона некромант и снова обратилась к подопечному.
-  А теперь засыпай. – Оставлять Иму в бодрствовании без присмотра, женщина побоялась. Поэтому не пожелела последних крох магии и усыпила брюнета.  Затем она расплела клетку вокруг студента. Огонь взметнулся выше, а после опал. Плети магии некроманта, привязывающие парня к стволу дерева, также развеялись. Лишь кокон, не позволяющий колдовать и двигаться всё ещё держался на маге Воды. Один подлетел к бледной хозяйке, посмотрел на Акиру, зашипел, а после открыл портал и унес с собой студента.  Ровене же он, открыл короткий портал поближе к деревне пигмеев. До самого поселения, женщине ещё придётся дойти метров сто. Но это не было существенно.

Деревня

+3

18

Река Герона
Разбушевавшаяся под влиянием впечатлительного маньяка разбушевалась Стихия Смерти, унять которую не так-то просто. Здесь потребуется кто-то могущественный, с воспитанным уважением к жизни. И это не Дейрон Диг, разумеется, неслучайно гулявший неподалеку от произошедшего. Он наблюдал за своим не то подопечным магом с нестабильной психикой, то ли младшим товарищем, за которым нужен глаз да глаз. Еще Райдом предупреждал Дея, что Акире нельзя давать свободу действий, в нем живет такое могущество, бесконтрольность которого уничтожит многих, и самого своенравного юнца, так ненавидевшего своего отца. Знал бы он, что Има старший сделал для него, знал бы, что именно ему самому пришлось пережить и отдать, чтобы добиться всего того, что он сделал. Даже статус Имы и его уважение со стороны ректора - заслуга его отца, великодушно принявшего в свое окружение еще одного некроманта. Быть может, без Райдона ни Дейрон, ни Ровена, ни Ояширо не оказались бы здесь, ведь именно его исследования нарушали стабильность мира, но и благодаря ему по всей округе за городом бродят чудовища, недолжные существовать в этом мире. Он нарушил многие законы, но позволил одному из своих чудовищных творений жить, уже в свободе и практически во вседозволенности.
"Вот как... Наконец-то ты себя проявил, Акира. А всего-то надо было подержать взаперти" - наверно так бы сказал Райдон. Видел ли он вообще это сам или только догадывался и пытался напугать нас, некромантов... - размышлял Дейрон. - А она старается, все силы отдает. - наблюдал Хей за Ровеной уже давно. Некромант знал ее особенности отката и понимал, какую цену заплатит женщина, чтобы восстановить равновесие на территории таинственного леса. Хорошо бы ей вообще добраться до дома и выспаться, но, судя по всем ее действиям, это будет чудом. Впрочем, у нее есть пара фамильяров, способных помочь ей. Дейрон был скрыт магией невидимости ехидного демона, то и дело скалящегося и отпускающего свои шуточки в сторону темнокожей блондинки. То он обсудил оттенок ее волос, то сероватый цвет кожи. Люцифер не прекращал веселись самого себя, а за одно и развлекать некроманта, который подпитывал его своей улыбкой. Черные волосы колыхались на ветру. Взгляд глаз цвета морской волны устремлялся на поляну, укрытую ледяным куполом, где в это самое время Риоранн проводила спасительный ритуал, где совсем недавно веселился разноглазый маг Воды. Что движило парнем в тем минуты, скорее всего, знал только сам Има младший. Но Дейрону было очень интересно узнать, что именно. Наверняка он узнает об этом после, во всяком случае, попытается разузнать. Пока некромант наблюдал за действиями так называемой коллеги, отмечая ее особенности и игнорируя поведение Имы. С ним было все понятно - не в себе парень, но вот ректор академии Барониум уже в который раз платила собой только ради того, чтобы спасти людей, тех,к то в разы слабее ее, кого она может уничтожить за секунды, но она берегла. Ее отношение к людям было совершенно иным, не таким, как у Дига. Это и притягивало к ней интерес кукольника. Но не только поэтому Дейрон был сейчас в эпицентре магического действа. Магия Смерти творимая другим некромантом была для него равносильно лакомству, точно та же, как эмоции - сладость для кота-демона. Долю особой силы он получал от этого. Нет, не магической. Он не превращал чужую магию. В моменты творения чужой магии смертоносной Стихией, Диг мог без вреда для мира был собой. Металлического цвета длинные волосы, зеленые глаза, шрам рассекающий лицо пополам, но прикрытый длинной челкой. Таким стал некромант. Лишь на некоторое время, пока мир был нестабилен, но успел потребовать плату за чудеса некромантши, кукольник снял с себя оковы кулькольного тела, доставляющее дискомфорт каждую минуту пребывания в нем. Никому не понять этого, ведь только он, только Дейрон, вынужден прятать себя в кукле, только чтобы не разрушить хрупкий мир своей связью со родной Стихией. Некромант улыбался подобно безумному шляпнику и попивал свой любимый жасминовый чай. "Надо бы и ее пригласить на чаек однажды." - пронеслась мимолетная мысль в седовласой голове. Демон довольно сидел на большом цилиндре и вилял полосатым хвостом, уже переключив внимание на свою излюбленную жертву Делирику, которая без промедления вступала с демоном в пререкания.
Время ритуала постепенно подходило к концу, мир восстанавливался, и Дейрон вновь запечатал себя в теле брюнета с пронзительными глазами. Он не был одет по погоде и мог напоминать призрака, которому вдруг захотелось явиться неподалеку от места жестокой резни, а затем бесследно исчезнуть. Кукольник исчез, но не так уж и бесследно. Он оставил теплый снежный покров, сотворенный только лишь магией Воды, на блондинке и ее звере, пока те пребывали во снах, и только потом ушел прочь.
Мансарда

+3

19

Он не знал, что творит и для чего. Он всего лишь дал волю своим тайным желаниям, наконец-то отпустив постоянно все контролирующий разум. Казалось, под куполом творилось безумие, и разуму здесь не место. Има улыбался, слизывал с губ свежие капли чужой крови, все продолжая истязать и рвать на части маленьких, напоминающих беззащитных животных, людей. Были бы здесь другие, не уступающие Акире в росте, тренировках, магии, быть может парню было бы намного интересней. Так он лишь бесился, как ребенок, забавляющийся со своими игрушками, но в глубине души, он понимал, что и этого ему мало. Что-то во всем этом было не то. То ли пигмеи быстро закончились, то ли они были слишком слабы, и парню не удалось проявить все свои навыки.
Под куполом больше не осталось никого. Из живых был только он. И парень уже было собирался снять весь этот лед, также частично окрасившийся в прекрасный цвет крови, и отправиться дальше, возможно, заглянуть в деревню мохнатых людей, но не успел он сконцентировать внимание на заклятье, как в эпицентр убийства ворвалась она, темнокожая повелительница мертвых. Има не узнал ее и не поприветствовал привычным ей образом. Он улыбнулся, но не так, как обычно. Улыбка эта сообщала не о радости встречи - демонстрировала азарт и настрой на победу. Разноглазый обратил остриями трезубец к Ровене, приняв боевую стойку. В его глазах мелькали бесовские огоньки, словно в него вселился демон.
- Акира… - она подшагнула к нему, словно тот был не человеком, а разъяренным хищником, вот-вот готовым кинуться на блондинку.
– Акира, послушай, опусти трезубец. – умиротворенно говорила она, как будто ребенку, пытаясь с ним договориться. Но бесполезно было взывать к сознанию парня. Хотя Има улавливал сигналы, которые посылала она мимикой, движениями, и догадывался. Его противник не даст ему свободы действий. Можно было сопротивляться, напасть на нее магией Воды, применить навыки, совершенствуемые годами, да брюнет не шевелился. Боевая стойка превратилась в обычную, расслабленную, но в разноцветных глазах все еще можно было заметить бесноватость, и трезубец так и не был опущен.  Один из когтей, в мгновение ока метнувшихся к нему был пойман рукой. Будь Има в сознании, удивился бы рефлекторной реакции.
Другие же когти впивались в одежду, в то время как парень изучающе сжимал в руке плод магии некроманта, неторопливо пожирающий его ладонь. Всего лишь несколько секунд ему удалось держать в руке чужую магию. Ровена не медлила, наоборот, похоже, торопилась. Приковав магическими цепями студента к дереву, являющемуся в лесу одним из самых долгоживущих, многое повидавших. Ценой поимки безумца-мага была жизнь растения. Так работают некроманты: кому-то придется стать жертвой их волшебства.
Акира чувствовал, как совсем чуть-чуть задевшие его когти цепи, разъедали тело. По ощущениям это напоминало жжение. Наверняка после магии ректора на парне-таки останутся темные следы, конечно, если она не поможет ему избавиться от них и восстановиться. Има призывал к себе тризубец, оставшийся в паре метров от него, но оружие покоилось на месте, среди кровавых ошметков пигмеев. С каждым призывом, тело разноглазого словно пронзало электрическим зарядом, от чего в голове мутнело, мышцы начинали ныть, а магия не срабатывала. Тем не менее, упрямый брюнет продолжал попытки, но, скорее, не из упрямства, а как будто пытаясь изучить все особенности магии Смерти, которые мог ощутить сам. Все же на нем уже неоднократно ставили опыты, заставляя описывать свои ощущения. Но парень не был в себе, своем сознании. Он смеялся, кричал что-то на древнем языке, не прекращая попыток, причиняющих ему боль и дарящих новые знания.
Акира не послушался тетушку. Да он попросту не слышал ее. Им руководил кто-то иной, быть может, та сущность, которая жила в нем многие годы в тени, а может быть, она и была им настоящим, кто был равнодушен даже к своей собственной жизни. Риоранн предупредила - попытки вырваться приведут к смерти. Има действовал так, словно вправду желал умереть, на боль реагируя смехом, но где-то там, на фоне блуждали мысли об отце, о том, что Акира ни за что не проиграет ему. Он не чувствовал, как приближается конец его жизни, силы не покидали его, словно каждая душа, которую он видел жертвовала собой ради предводителя, а может быть, это были лишь галлюцинации, которые видел парень от воздействия магии на него. Все же тело не могло выдержать смертоносную Стихию так долго. В большей степени страдала вековая сосна, точно отдающая парню свои силы на жизнь. Объяснить все произошедшее Име будет крайне сложно - он и сам ничего не понимал, однако каким-то образом ему-таки удалось выжить, а вот дереву - нет. Ритуал разноглазый не запомнил, в его голове творился хаос из воспоминаний своих и чужих, смешанных мыслей и жгучего коктейля ощущений. Сил проявлять активность практически не осталось. Попросту конечности совершенно не реагировали на какие-либо приказы. Има опустил голову. Улыбка с его лица была стерта спокойствием. Глаза закрылись. Он не спал и прекрасно слышал, как хрустели листья под ее усталыми шагами. Блондинка остановилась перед ним. Акира слышал ее дыхание. Ее присутствие вновь вернуло улыбку, послышался еле-слышный смех, точно все, что творилось вокруг было частью его зловещего плана.
- Сейчас ты отправишься в замок, проспишься и подумаешь над тем, что сотворил сегодня. А после мы поговорим. – говорила она не громко, но весьма и весьма поучительно, точно в действительности была ему родственницей, отвечающей за его безрассудное поведение. - Один, перенеси Акиру в комнату в мансарде.  А теперь засыпай. - Акира услышал это последним. Если Риоранн и говорила еще что-то, то скованный маг не мог внять ее словам, он спал.
Мансарда

+2

20

Когда тяжелый, наполненный тьмой и тревогой сон отступил, в лесу было ещё темно.  После метели ночью, Ровену немного замело, если бы не покров от Дейрона, по утру ректору академии пришлось бы себя выкапывать, а так она оказалась под теплым покрывалом магии Воды. Пушистый хвост Рю обнимал некроманта, а сам барс брюхом, с подветренной стороны грел бок хозяйки.  С верху падали редкие снежинки, а ветерок, гуляющий над соснами и елями, едва ли пробивался вниз, в мирное царство леса.
- Рю… - Ровена почесала барса за ухом, пытаясь сообразить, кто это её так заботливо укрыл магией. Сама она этого явно не могла сделать, магия Смети в ней ещё не восстановилась, а Огонь или Воду она сейчас только чувствует. «Акира у нас под присмотром Одина, вряд ли он. В академии много магов, но кто из них додумался гулять ночью по лесу? Найду… поблагодарю!» - Немного зловеще закончила свою мысль женщина и поднялась, отряхиваясь от снега.
- А намело знатно… -«Наверное, и поляну всю укрыло… Это хорошо»
- Один, открой, пожалуйста, портал по ближе к замку, хочу чуток пройтись.
В сознании послышалось неясное шипение, и перед некромантом раскрылась воронка портала. Один шаг - и густой, непроходимый лес сменился прореженным, с уже откопанными тропинками подлеском вокруг академии.

Мансарда

0

21

Мансарда

Воронка портала открылась аккурат по середине выжженной ночью поляны.  За прошедшее время земля, на половину сгнившие листья, иголки сосен, кости и ветки припорошило снегом, и купол, созданный Акирой, тоже исчез.  Когда Ровена шагнула из портала она почувствовала как на неё обрушилась тишина этого пострадавшего места.  Конечно, звуки зимнего леса в разы отличаются от звуков летом, но здесь и сейчас была опустошенное безмолвие. Ровена быстро огляделась. Пускай, она не могла сейчас призвать Стихию себе в помощь, но видела, что нити магии Смерти истончились и медленно покидают это место, отступая перед Жизнью. " А это странно". – Ректор настороженно отошла от портала, оглядывая кости умерших. От совсем недавно убитых людей и зверя остались лишь белые кости, вся плоть с них сошла ещё во время ритуала. Ровену мучал вопрос: сама она рассеять свою магию вчера ну никак не могла, а сейчас у неё и сил на подобное нет, а, следовательно, сделал это другой некромант, поскольку слишком мало времени прошло, чтобы внешний фон приобрел нынешнее очертание."Это явно не мой благоверный, этот бы точно навестил и мозги пропесочил" – Некромант остановилась возле груды костей и посмотрела в черные дыры приплюснутого черепа. Очень странное ощущение посетило её. Ещё вчера это был маленький, мохнатый человечек, а сейчас просто обезличенная кость.
За спиной ректора академии с хлопком закрылся портал, и Один взметнулся в небо.  Проводив дракона взглядом, блондинка вспомнила, что ранее ощущала присутствие другого некроманта на её территории, но так и не обнаружила его. "Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления" – Взяв себя в руки, Ровена кивнула своим мыслям и обратилась к студенту:
- Акира. – Женщина обернулась к брюнету. – Ну как место? Вспоминаешь что-нибудь? 

0


Вы здесь » Иногриум » Лес Барум » Лес Барум