Иногриум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Иногриум » Третий этаж академии » Кабинет ректора


Кабинет ректора

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Двери кабинета сделаны из красного дерева, узоры на них, чем то напоминают руны. Со второны коридора нет вывески, оповещающей о том, что это кабинет ректора.
Кабинет - это просторная комната, с множеством шкафов для книг,  с укромным камином в глубине помещения, возле которого расположился журнальный столик и небольшой диванчик с креслом из кожи. На всю комнату лежит мягкий  выполненный в черно-красных тонах, с абстрактным и витиеватым рисунком ковер. Ближе ко второму окну, у противоположной стены от двери, стоит большой стол с ящиками которые закрыты на замок. На столе настольная лампа, возле нее стоит ректорская печать.
В этой комнате много тайников, о которых знает лишь сам ректор.
Окна с толстыми стеклами, деревянной рамой и с ламбрекенами темно-зеленого цвета, с золотой обшивкой. Окна выходят в сад, и дают весьма обширный кругозор. В кабинете много различных приборов, а назначении которых можно лишь гадать. Комната хорошо освещается люстрой, но так же в кабинете находятся подсвечники, что свидетельствует о том, что можно так же использовать свечи в большом количестве.

0

2

Медпункт
"Все, с меня хватит. Я добьюсь твоего отчисления, щенок. В конце концов, не вечно же тебе все с рук сходить будет. Единственное, что спасало тебя - отработка наказаний. Не сегодня."  - С легкой, но довольной ухмылкой Генко шел в направлении кабинета ректора. Его походка была как всегда неспешной и уверенной, а взгляд спокойным. Он решил прийти к Ровене сразу после пар, когда выполнил свою обычную дневную работу. Он неоднократно возвращался к подготовленной речи во время работы. Санаэ так был рад, что одним раздражителем в академии станет меньше. Проректор довольно давно добивался отчисления студента, но все никак не получалось. У ректора все время возникала какая-то отговорка, почему Иму следует оставить оставить. В этот раз Генко собрал достаточно информации для аргументов, чтобы окончательно отчислить Акиру, и этому был несказанно рад. Однако, показывать свою радость маг Огня не собирался. Он вел себя очень спокойно и сдержанно. Постучав в дверь кабинета ректора, Генко понял, что Риоранн находится там. "Сама судьба желает этого." - Довольно подумал он, открывая дверь и входя.
- Доброго времени. - Произнес мужчина, глядя на ректора. - Я к вам по делу. Наверняка вы уже знаете о множестве новых проделок Акиры и жалобах на него в рамках общежития: нарушения большинства правил совместного проживания. - Маг был более чем уверен, что Ровена все знает, что будет покрывать Акиру, поэтому зафиксировал отчеты охранников на бумаге. - Обратите внимание на количество. - Все отчеты были подписаны отчитавшимися охранниками. - Но это не все. Многочисленные опоздания на занятия, прогулы, хамство по отношению к преподавателям, административному составу академии и другим работникам. - На столе ректора находились письменные подтверждения от преподавателей и остальных, также подписанные авторами. - Недавнее музыкальное шоу - очень яркий пример. Не думаю, что даже слухи о нем до вас не дошли. Иму необходимо отчислить - слишком много за ним нарушений. К наказаниям относится небрежно, свою вину не признает. Даже после музыкального шоу, устроенного в общежитии, не явился, хоть прекрасно знал, что я его жду. Времени на явку я дал предостаточно. Исходя из вышеперечисленного, спокойно могу предположить, учиться в Барониум Има не желает. Что бы он не говорил, как бы глазки не строил, нахальность он не скрывает и в открытую насмехается над всеми нами.  - Генко был крайне серьезен сейчас. Он говорил без восклицаний, ровным голосом, смотря на Риоранн. "Достаточно шуток. Не потерплю такой наглости." - Мысленно ухмыльнулся мужчина, однако ни один мускул на его лице не дрогнул. Он выглядел хладнокровным.

Отредактировано Генко (26.05.2014 16:49)

0

3

Мансарда
Присев в кресло у журнального столика и не утруждая себя лишними движениями, Ровена выудила из холодильника, спрятанного в одном из шкафов, несколько бутербродов для себя, немного мяса для барса и пол поросенка для дракоши. "Какой у меня холодильник вместительный однако." Улыбнулась она самой себе, ведь только благодаря ее магии туда могло поместиться хоть целое стадо баранов, можно и живых. Позавтракав и выпив чая, Ровена приступила к обыденным заботам ректора академии. Рабочий день протекал спокойно и мирно: сначала почта, потом уточнение расписания и несколько телефонных звонков.
К окончанию пар некромант заскучала. Душа просила приключений или хотя бы телодвижений. Встав из-за стола, ректор подошла к музыкальному центру и, поставив первый попавшийся диск, задвигалась в такт музыке. "Музыка оживляет, музыка веселит... Кстати, про музыку... Что-то мне еще на Акиру никто не пожаловался после ночного концерта в его комнате..." И как только эта мысль промелькнула в ее симпатичной голове, как в дверь постучали.
- Мысль материальна!- произнесла она, махнув рукой, отчего музыка тут же стихла.- Входите, господин Генко.
Дверь тут же распахнулась и в проеме показался проректор.
- Доброго времени,- вежливо и надменно произнес местный цербер.
- Здравствуйте, здравствуйте. А я вас ждала знаете ли...- Ровена напустила на лицо маску серьезности и степенным шагом прошла к столу.
- Я к вам по делу,- тут же серьезно произнес маг Огня.- Наверняка вы уже знаете о множестве новых проделок Акиры и жалобах на него в рамках общежития: нарушения большинства правил совместного проживания.
Некромант села в кресло и взяла поданные проректором листы с отчетами охраны. "Что-то кушать снова хочется... Обедать пора, а тут проблему решать приходится... Акира, Акира, что же ты все протестуешь и бунтуешь. Подростковый максимализм что ли..." Ровена одела зачем-то очки и попыталась сосредоточиться на лежавших перед ней документах, а их было не мало. "Прям досье на малолетнего преступника, а не студента элитной академии."
- Обратите внимание на количество. Но это не все. Многочисленные опоздания на занятия, прогулы, хамство по отношению к преподавателям, административному составу академии и другим работникам,- продолжал тылдычить под ухо цербер. - Недавнее музыкальное шоу - очень яркий пример. Не думаю, что даже слухи о нем до вас не дошли. Иму необходимо отчислить - слишком много за ним нарушений. К наказаниям относится небрежно, свою вину не признает. Даже после музыкального шоу, устроенного в общежитии, не явился, хоть прекрасно знал, что я его жду. Времени на явку я дал предостаточно. Исходя из вышеперечисленного, спокойно могу предположить, учиться в Барониум Има не желает. Что бы он не говорил, как бы глазки не строил, нахальность он не скрывает и в открытую насмехается над всеми нами.
Ровена чувствовала, что Генко был крайне серьезен сейчас. Его голос был спокоен, а слова тверды и непоколебимы. Его тяжелый взгляд так и сверлил во лбу ректора дырку, чтобы слова, сказанные им, попали прямиком в ее мозг.
- Господин Генко, я вас услышала. И все же обязанность преподавательского состава и нас с вами заботиться о благе наших студентов. Знаете что, давайте вызовем сюда нашего шалопая и все же выслушаем его оправдания,- тихо, но твердо произнесла некромант.
- Один, Рю, мне нужна ваша помощь. Приведите-ка сюда Акиру сейчас же,- Ровена на мгновение закрыла глаза и призвала магию на поиски студента. Отклик пришел быстро, и некромант пометила парня невидимой простому обывателю меткой.- Я уже нашла его, остальное сделаете сами.
Один тут же открыл портал и барс, укрытый пологом невидимости прыгнул в него. Рю исчез всего на несколько минут, и вот он уже притянул через портал брюнета, держа его куртку мощной челюстью и довольно порыкивая.
- Охота - дело для настоящего хищника!- услышала Ровена повеселевшего питомца.
- Ну, ты своего удовольствия не упустишь,- усмехнулась Ровена в ответ.
- Има, здравствуй,- начала госпожа ректор.- Что же ты, мой хороший, расстраиваешь меня и господина Генко своим неподобающим поведением. -Ровена встала, захватив листы, принесенные Генко, и подошла к парню, глядя ему прямо в глаза.- Смотри, сколько бумаги перевели на описание твоих проделок. И леса тебе не жалко!?- Она покрутила листами перед носом брюнета. - Давай, говори, мы слушаем...пока что, - произнесла маг и, сложив руки на груди, укоризненно посмотрела на парня.

Отредактировано Ровена Риоранн (10.04.2014 12:20)

+1

4

Коридоры
И вот Акира в кабинете его названной тетушки. "Ничего не изменилось." - Отметил он, как только появился. Все было обставлено как раньше. Вроде был он здесь недавно, однако ему, наверное, хотелось какой-то новизны в ее кабинете. Даже несмотря на то, что здесь он был лишь гостем, у него проскользнула мысль о том, чтобы здесь что-нибудь надо поменять. Например, удалить из кабинета одного усатого человека, которого Има заметил сразу, но должным вниманием не одарил. Санаэ Генко тоже присутствовал здесь. Он и был той фигурой, которая, по мнению Акиры, нуждалась в удалении. Что ж, мысленно Има уже убрал этого назойливого усача за окно своим трезубцем, тыкая куда полагается.
Барс, приведший студента к ректору, был явно доволен собой. Еще бы - поймал дичь, точнее, куртку, которая даже не принадлежала Акире. Има отпустил вещь, накинув ею зверя, мол: "это теперь твое, грызи".  Все-таки за чужие вещи Има не беспокоился - ему было глубоко все равно, что произойдет с курткой, даже если после встречи с барсом, ее больше никто не сможет надеть, Акире наплевать. Его верхняя одежда и остальные вещи находились у Риты, которую потом не сложно будет найти в драмкружке или еще где-нибудь. В общем, разноглазый брюнет не переживал о своем добре.
- Теееетушка, какими судьбами? Неужели соскучиться успела? - Има расплылся в привычной ему, обворожительной улыбке. - Иди ко мне, я тебя обниму хотя бы.
- Има, здравствуй.- Суховато произнесла Ровена, словно в попытке опустить студента с неба на землю, а все из-за той самой персоны, которой следовало исчезнуть - проректора. Быть может, если бы его не было здесь, тетушка была бы более милой и благосклонной к романтичному маньяку.
- Что же ты, мой хороший, расстраиваешь меня и господина Генко своим неподобающим поведением. - Словно она была ему не то матерью, не то опекуншей говорила Ровена. Некромант уже поднялась со своего ректорского кресла и направлялась к провинившемуся. Има шагом навстречу преодолел расстояние между ними и обнял ректора, даже положил голову ей на плечо, скосившись на Сане Генко. Лишь на доли секунд его взгляд отражал некий язвительный намек, сообщавший что-то эдакое и не совсем понятное. Во всяком случае, усатый должен был сам придумать смысл этого взгляда брюнета. Этого хотел Има.
- О!- Акира повернулся к проректору, до этого якобы незамеченному, отпустив некроманта. Парень осознано так себя повел, решив не дарить лишнее внимание Санае и очередной раз поиграть на его нервах, поприветствовал его в крайне неуважительной марене. - Приветик, Саня-сан. - Развязно произнес он и повернулся обратно, к Ровене, словно этот человек большего не заслуживает. - У меня неподобающее поведение? Да ни в жизнь, тетушка! Я же хороший. - Он подмигнул ей. - Тебе ли не знать.
- Смотри, сколько бумаги перевели на описание твоих проделок. И леса тебе не жалко!?- Вместе со словами ректора бумажки формата А4 повертелись перед лицом разноглазого брюнета. Он глазами проводил каждый взмах бумаг перед собой.
- Что-то мало совсем. - Будто невзначай произнес студент, - дай-ка почитать. - Он плюхнулся в кресло у журнального столика, закинул ногу на ногу, собрался читать.
Глаза ректора уставились на Акиру ровно так же, как и глаза проректора. Насчет последнего Има не знал наверняка, но отчетливо чувствовал его взгляд. Они оба, или только Риоранн, явно ждали признания и искупления вины брюнета, но Има смотрел на всю ситуацию иначе.
- Что там нынче пишут? Хмм. - Закрыв правый глаз, он бегло пробежался по первому листу, заулыбался. Текст позабавил Акиру. Толкование его действий преподавателями были весьма любопытными и отчасти смешными.
- Это я-то кричу на парах? Ха. Чего дату не написал? Я так даже не вспомню когда же это было. Значит, не кричал. - Усмехнулся студент, продолжая чтение. Прочитанные листы отправлялись на стол. Акира не заботился о том, чтобы бумажки лежали ровно на деревянной поверхности. Незачем ему аккуратно складывать их, когда ректор может лишь щелчком пальцев заставить листы даже плясать лезгинку, если она того захочет.
- А вот это уже интересно. Ну-ка, ну-ка. А текста-то, текста. Добротное сочинение. - Первые три листа жалобы одного из преподавателей благополучно легли на стол, а вот четвертая страница еще была в руках Имы вместе с остальной стопкой. Чем-то его заинтересовало содержание этой "многотомной" жалобы.
- А хорошо пишет. - Прокомментировал брюнет, взглянул на Ровену, будто желая получить от нее подтверждение. - Политологу бы статьи в газеты писать - много шуму наведет, гарантирую. Столько преувеличений, сколько эпитетов. Выдай ему премию за самую красочную жалобу. Заслужил, а хотя... Подожди, может, есть  получше. - Акира углубился в чтение, словно совсем позабыв, где он находится и по какому поводу его сюда вызвали. Содержание письменных претензий увлекли студента. Не каждый день так воспевают его личность, с разных сторон подходя к объяснению и констатации его поведения. Некоторые даже, вопреки написанию жалоб на него, пытались оправдать.
- И в этой номинации побеждает... - Как это делают обычно телеведущие, с торжеством и загадочной заминкой, произнес Акира, тряся последние листы в руке. - Ивасаки! Давайте поаплодируем ему - прекрасный текст. Кстати, Саня-сан, почему не участвовал? Мне было бы очень интересно прочитать о себе твой вариант. - Акира широко улыбнулся и отвернулся от проректора.
- Так что от меня услышать-то хочешь, тетушка? - Беззаботно поинтересовался он. - Может, чашечку чая с пирогом предложишь? Я все расскажу. - Има солгал. Даже за вкуснейший завтрак или ланч этот человек всего уж точно не расскажет.

+1

5

Ой, зря Ровена разрешила Акире говорить! Такого разбора каждой бумажечки она никак не ожидала. Парня понесло! Причем тон и манера его речи были в высшей степени нахальны. Ректор чувствовала, что Има специально выделывается перед проректором, чтобы позлить последнего, и конкретно ее его слова не касались, но все же Акире следовало бы соблюдать субординацию и проявлять уважение по отношению к старшим. Поведение подростка начало раздражать Риоранн, но она молчала и только раздумывала о том, как наказать наглеца. Ведь сейчас она в большей степени была ректором академии, а не его милой тетушкой. Разговор и так был не из приятных, а тут парень еще подливал масла в огонь своей распущенностью.
- А хорошо пишет. - Прокомментировал брюнет одну из жалоб и взглянул на блондинку, будто желая получить от нее подтверждение. - Политологу бы статьи в газеты писать - много шуму наведет, гарантирую. Столько преувеличений, сколько эпитетов. Выдай ему премию за самую красочную жалобу. Заслужил, а хотя... Подожди, может, есть  получше.
"Аки, заткнись! Все и так очень сложно..." Ровена переводила взгляд с Аки на господина Генко и обратно, силясь понять, когда терпению проректора придет конец. И некромант видела, что он наступит очень скоро. Тогда она решила, что парня надо как-то заткнуть, пока он не наговорил еще больше лишнего, после чего она уже не сможет ему помочь. Она подошла к креслу, где сидел парень и наклонилась к его уху.
- Аки, заткнись уже в конце-то концов, а то только хуже себе же делаешь!- прошептала она угрожающим голосом, но ее слова не произвели на парня должного действия. Он продолжил:
- И в этой номинации побеждает... - Пафосно произнес Акира, тряся последние листы в руке. - Ивасаки! Давайте поаплодируем ему - прекрасный текст.
"Негодник! Я же сказала замолкнуть!" Ровена начала злиться. Она никак не ожидала, что парень полностью проигнорирует ее слова. И вот, прочитав все жалобы, брюнет повернулся к церберу:
- Кстати, Саня-сан, почему не участвовал? Мне было бы очень интересно прочитать о себе твой вариант,- произнес он, широко улыбнулся, после чего отвернулся от проректора.
Ровена видела в этот момент лицо проректора. Сначала оно чуточку побледнело, потом позеленело, а потом покраснело, выражая всю злость и ненависть к нахальному парню. Тут уже и некромант забыла про свое доброе отношение к племянничку. Сейчас он повел себя сверх позволенного, даже в рамках ее лояльного мировоззрения. "Ну все, Акира! Ты попал!.."
- Так что от меня услышать-то хочешь, тетушка? - Поинтересовался он. - Может, чашечку чая с пирогом предложишь? Я все расскажу.
Услышав последние слова парня, произнесенные  так мило и беззаботно, Ровена была готова задушить его собственными руками! Но блондинка сдержалась и язвительно произнесла:
- Аки, у меня только печенька есть... Хочешь печеньку?..
Некромант щелкнула пальцами и в ее руках появилась плетеная корзинка с ароматным печеньем. Она плавно пронесла ее в пяти сантиметрах от носа подростка. Но когда он попытался дотянуться до нее, ловко увернулась. "Нет уж! Сегодня ты останешься без печенек!" Ровена отошла к столу и, взяв одну из сладостей, положила ее себе в рот. Лишь минута понадобилась некроманту, чтобы решить судьбу Акиры.
- Знаешь, племянничек, раз уж ты тут такой концерт устроил, то и я тебе кое-что скажу! ТЫ ОТЧИСЛЕН!
Ровена еще раз щелкнула пальцами и корзинка с печеньем исчезла, будто ее никогда и не было. Приговор был вынесен и злость улетучилась. Ровена почувствовала усталость. Не этого она хотела для Имы, но уже было слишком поздно.
- Ты должен покинуть стены академии к 9-ти утра 24 декабря! Но учти, что твои наказания никто не отменял! Сегодня ты сначала участвуешь в спектакле, а вечером танцуешь на балу.- Ровена отвернулась.- Все. Теперь можешь идти прямиком в драмкружок и готовиться. Аки, ты умудрился довести до ручки даже меня!- были ее прощальные слова парню, произнесенные с обидой и горечью в сердце.

0

6

Никто не угадает, о чем думал Акира, устраивая весь этот фарс с оттенками легкого пафоса. Впрочем, для него это дело обыденное: что-то сделает, натворит, устроит целый концерт, главное в котором - поржать самому, как бы эгоистично и дерзко это не звучало, Има таков. Удалась ли шутка, судить еще было слишком рано, оба участника, замешанные в концерте маньяка, не выдали должной реакции. Хотя здесь важнее всего было не предугадать ее, а получить что-то необычное. Проректор втихую кипел за спиной студента, рассевшегося в кресле, а ректор, родная, в некотором смысле, тетушка, кажется, сдерживалась и старалась успокоить или уже упокоить племянничка, да не получилось. Увы, сценарий был сымпровизирован совсем недавно, уже ничего не поделать, конечно, если не отнестись к выходке разноглазого романтика с должным юмором. Разумеется, Има не рассчитывал на подобное со стороны усатого, однако в руках Ровены были все карты, чтобы отшутиться. Видать, она за что-то уважала своего заместителя или же занимаемый пост ей очень нравился, в общем, все пошло по иной схеме, комизма в ней было не больше, чем сахара в маленькой печенюшке, появившейся в ее нежных руках практически сразу после речи студента. Печенька была не одна, а с друзьями в корзинке.
- Аки, у меня только печенька есть... Хочешь печеньку?..
- Не откажусь. - С явным интересом в глазах, Има помахал остатками бумажек-жалоб перед лицом, словно веером, готовясь напасть, если так можно сказать, на лакомство, но не демонстрируя этого намерения. Можно было бы прожить и без этой сухой сладости, Акира, во всяком случае, справился бы с этим без труда, однако нельзя забывать о некотором сладкоежке, маленьком таком, пушистом. Стоило появиться в сантиметрах от брюнета ароматному, мучному изделию, активировался прожорливый "вредитель". Акира не успел дотронуться даже до самой крайней печенюшки, которая промелькнула перед его носом, что несомненно должно было его задеть, согласно чьему-то замыслу, однако вызвало немного другую реакцию: тихий смех. "Ловко." - Има решил подыграть тетушке, клацнув зубами, мол: "хочу съесть печенье". Корзинка уже отдалилась от него, бесполезно было кривляться, сладость ему явно не дадут - не заслужил, а вот черный летун уже во всю грыз аппетитно пахнувшее угощение, находившееся на столе ректора и грыз бы его долго, если бы лакомство внезапно не исчезло во время пламенной речи Ровены.
- Знаешь, племянничек, раз уж ты тут такой концерт устроил, то и я тебе кое-что скажу! ТЫ ОТЧИСЛЕН!
"Вот так сразу что ли?" - Има удержал себя от желания обернуться к проректору. А так хотелось глянуть на его довольную и мерзкую рожу, возможно, даже ткнуть проректору чем-нибудь в глаз, но это так - лишь первое желание. Акира не столь безрассуден, чтобы без явной на то причины кидаться на людей, конечно, если в состоянии контролировать кровожадную сторону своей личности. Сейчас уже бывший студент никоим образом не изменился в лице. Да, отчисление, как и срыв Ровены, был несколько неожиданным, но абсолютно не шокирующим. Когда-то должна была переполниться и ее чаша терпения.
- Крутой поворот, талантливая. Одним словом осчастливила стольких людей. Сегодня будет двойной праздник. - Акира улыбнулся ректору, отшутившись и явно не собираясь отрывать обаятельную задницу от кресла, в котором ему было удобно. Отчисление - не повод, чтобы резко менять привычную линию поведения. Его еще никто не гнал, следовательно, у парня есть несколько минут на вальяжность в ректорском кабинете, хотя очень скоро пройдет еще одна волна, тогда придется уйти - жить-то хочется. Вот она, вторая волна, точнее, продолжение первой.
- Ты должен покинуть стены академии к 9-ти утра 24 декабря! Но учти, что твои наказания никто не отменял! Сегодня ты сначала участвуешь в спектакле, а вечером танцуешь на балу...
- Естественно, когда ж я отлынивал от наказаний? - С ухмылкой, Акира-таки поднялся с насиженного места, оставив веерок слегка помятых жалоб на журнальном столике. Больше они были ему не нужны. Лишь пара небольших шагов в сторону ректорского стола, и Има оказался рядом с Ровеной, тут же отвернувшейся от него. Видать, некроманта действительно вывела из равновесия эта ситуация, и переживала она о судьбе Акиры больше, чем сам парень. Отчисленный не собирался утешать тетушку или как-то ей перечить, просить передумать или тем более умолять. Решение было принято, и Акира то ли уважал его, то ли попросту был слишком гордым, чтобы доказывать свою невиновность. Он стоял рядом с ректором лишь секунды, пока она продолжала говорить. На ее столе сидел обиженный Гошка, так и не наевшийся печеньем, но явно больше желавший попить. Зверек дышал через рот и часто сглатывал, высматривая маленькими глазенками источник воды. От более активных действий его останавливали присутствующие люди и пара животных. Гошка быстр, ловок, однако опаслив. К тому же Акира уже совсем близко, он поможет мелкому утолить жажду, когда заберет. Има на мгновение облокотился ладонью о крышку стола, смотря на Риоранн. Летун не упустил шанса забраться в рукав пиджака парня.
- Договорились. Завтра здесь меня уже не будет. - Снова Акира улыбнулся, да так беззаботно, словно даже был рад этим переменам в своей жизни.
- Саня-сан, твоя победа. - Произнес разноглазый у самого выхода, пройдя мимо проректора и обернувшись к нему. - Не скучайте по мне. Еще увидимся. - Улыбаясь и подмигнув усатому, брюнет сразу перевел взгляд на другой объект речи, - мне же не запрещено навещать тебя, тетушка? Значит, как-нибудь загляну. - Он еще раз подмигнул ей и скрылся за косяком дверного проема.

Помещение драмкружка

+1

7

Вскоре Ровена с помощью своего барса привела Акиру в кабинет, и сразу же начался очередной концерт. Санае только оставалось молча наблюдать за всем этим. Иногда он непроизвольно показывал, как его раздражает этот студент, но довольно быстро брал себя в руки, повторяя про себя, что сегодня Акира будет отчислен. Генко ждал, когда Ровена сделает свой выбор. Если бы она оставила Иму в качестве студента еще на какое-то время, проректор бы поднял этот вопрос на административном собрании, чтобы добиться отчисление парня с помощью коллег. "Рано или поздно ты все равно доиграешься, щенок." - Грозно подумал маг Огня, удерживая в себе пламя гнева. Акира выводил его из себя, но сейчас Генко старался не обращать на него особого внимания и наблюдал за ректором, надеясь на правильное решение. Он очень хотел, чтобы сегодня же Има покинул территорию академии и больше никогда не возвращался. Санае проигнорировал все обращения ненавистного студента к себе, искоса смотря на него. Он считал, что отвечать на провокацию не нужно, поэтому непоколебимо стоял рядом с креслом и ждал решения Ровены Риоранн.
Когда, наконец, прозвучало долгожданное "ты отчислен", проректор коротко улыбнулся уголками губ. Он был рад. Мужчина чувствовал победу. Наконец-то Акира навсегда уедет из академии и больше никогда не вернется. Генко был бы против его восстановления и не допускал такой мысли. Когда бывший студент Барониум прошел мимо, Генко одарил его взглядом презрения и надменности, провожая.
- Саня-сан, твоя победа. - Сказал Акира, и Генко покачал головой.
- Ты безнадежен. - Тихо произнес проректор, когда Има быстро удалялся по коридору. Прежде чем выйти в коридор вслед за ним и отправиться по своим делам, Санае отдал Ровене бумаги, касающиеся отчисления студента, дождался, когда она их подпишет и только потом покинул ее кабинет.
Кабинет проректора

Отредактировано Генко (28.05.2014 04:59)

0

8

Произнося свои последние слова, Ровена почувствовала, что Акира подошел к ней, но не повернулась ему на встречу. Отчего ей было так печально, она не понимала.
- Договорились. Завтра здесь меня уже не будет,- произнес парень у нее за спиной.
Блондинка не удержалась и все же повернула голову в сторону студента. На его губах играла беззаботная улыбка, будто ему все происходящее было безразлично.
- Да, не будет,- тихо, будто сама себе, повторила некромант.
"Вот же... а ведь без него тут будет немного скучно. Вот зараза! Ты заставляешь меня уже скучать по тебе! Так не честно!" Ровена отошла от стола и села в кресло, где только что сидел брюнет. Кресло все еще хранило его тепло, отчего сидеть в нем было еще приятнее. В голове блондинки не осталось ни одной мысли. Она лишь молча созерцала происходящее вокруг.
- Саня-сан, твоя победа. - Произнес Акира, подойдя к выходу. - Не скучайте по мне. Еще увидимся.
Ректор видела, как парень улыбнулся и подмигнул проректору, а потом сразу перевел взгляд на нее.
- Мне же не запрещено навещать тебя, тетушка?
- Нет, не запрещено, заходи...
Ровена выдавила из себя улыбку. В действительности ей вовсе не хотелось улыбаться, хотя она понимала, что отчисление не может помешать их с Имой общению. Но все же теперь ее власть не распространялась на него, а это было как-то не интересно.
- Значит, как-нибудь загляну.
Акира зачем-то заговорщицки подмигнул ей и скрылся за косяком дверного проема.
- Ты безнадежен,- услышала ректор тихие слова цербера, произнесенные вслед бывшему студенту.
Она посмотрела на господина Генко. Он выглядел довольным, даже не смотря на то, что ему пришлось тут выслушать. Его цель была достигнута, и она помогла ее достижению. Ровена почувствовала себя использованной.
- Не будьте в этом так уверены...- уклончиво проронила она в ответ, взяв у проректора документы на отчисление.
Некромант прошла к столу и, внимательно прочитав их содержание, заставила себя поставить на листах свои подпись и печать. Получив не руки долгожданные бумажки цербер тут же покинул ее кабинет. Ровена осталась одна. Она вздохнула и, развернув стул к окну, чтобы видеть пейзаж, задумалась о превратностях жизни.

Мансарда

0

9

Аудитория 113

Путешествие до кабинета продлилось всего несколько минут, и все же Ровена успела вспомнить и про руку, бесцеремонно пытавшуюся ее куда-то отодвинуть, и про странные, не свойственные для нормальных людей "Нйя-яй-яй" и "Ниарр". После этого ректору ужасно захотелось все разузнать не только про экскурсию, но и про самого парня. Он был каким-то другим, не похожим на остальных особей мужского пола этого мира. "Надо бы его изучить "под микроскопом". Вот только хотелось бы мирно все устроить, по обоюдному согласию, а я похоже его не впечатлила или наоборот перестаралась. Как он возмутился своему вытаскиванию из-под парты!" Перед глазами Риоранн вновь всплыло его недовольное лицо. Однако теперь некромант отметила еще одну необычную для простых смертных деталь в лице брюнета - клыки! У него точно были клыки! Девушка мельком взглянула через плечо на плетущегося за ней студента. С виду он казался вполне обычным щупленьким и хиленьким парнишкой, и все же "присмотревшись" к нему внимательней, некромант почувствовала какую-то защитную магию, окружавшую его и пытавшуюся соперничать с ее магией. Ни один человек, даже маг, так просто не будет постоянно ее использовать. Парень явно что-то скрывал.
Но вот и показались двери кабинета. Ровена открыла их и, пропустив Некодзаву вперед, вошла в помещение и прикрыла за собой дверь. Ректор на мгновение задержалась у входа, раздумывая над тем, с какой стороны ей "подойти" к мальчишке для более эффективного и продуктивного разговора.
- Как твое ухо?-Ровена решила не на долго отвлечься от сверливших ее мозг вопросов и начать с простого.- Ты уж не дуйся на меня.- Тон ее голоса был спокойным и дружелюбным.- Это была необходимость...- Что за необходимость ректор объяснять не стала, ни к чему отчитываться в своих действиях малолетке, посчитала она.
Блондинка прошла вглубь комнаты и присела на диван у камина. Огонь будто почувствовал ее, тут же заполыхав сильнее. Или это было простым совпадением? Огонь ведь имеет свойство меняться: то тихий и незаметный, то яркий и обжигающий.
- Проходи, присаживайся в кресло, погрейся у огня, холодно нынче,- она протянула руку, приглашая подростка присесть в кресле напротив.
Магический кокон ректор сняла сразу по прибытии в кабинет. Отсюда парню некуда было бежать. Из кабинета ректора можно было выйти только после ее молчаливого разрешения. Девушка пристально наблюдала за каждым его движением, пытаясь разгадать секреты, скрывавшиеся за милым личиком. А личико действительно было милым, слишком милым для парня.
- Я с тобой поговорить хотела.- Ровена протянула руки к огню, ей не было холодно, но сидеть и нагло рассматривать подростка было нехорошо.- Расскажи, как прошла вчерашняя экскурсия.- Попросила она старосту непринужденным тоном.
Заметив, как забегали глаза подростка, Риоранн тихо добавила, серьезно и пристально посмотрев ему прямо в глаза:
- Только знай, я ложь за версту чую...
Произнеся последние слова, ректор моргнула и вновь стала обычной. Она откинулась на спинку дивана и приготовилась слушать.

+1

10

Аудитория 113
Прошло лишь несколько минут, а подростку казалось, часов так около двух, не меньше. Ему даже стало как-то жарко, пока они шли окольными путями на третий этаж, в кабинет самой главной здесь блондинки, Ровены Риоранн. К слову, эта наглая дамочка, судя по всему, и так чувствовала себя самой важной птицей. От нее веяло властью и некой силой то ли духа, то ли чего-то еще (может быть, силой руки или еще какой-нибудь другой части ее изящного тела). Кот отставал от нее на пару-тройку метров, совершенно не хотя следовать неизвестно куда. Ему было весьма неприятно и непонятно, с чего вдруг сразу к ректору тащат, да еще и ректор собственной персоной. Быть может, над ним пошутили, и мисс или миссис, практически волокущая за собой, всего лишь чья-нибудь секретарша. Ну не "тянула" она, по кошачьему мнению, на ректора. Кто станет назначать на этот пост блондинку, да еще и с таким ярким, резковатым поведением, пропитанным молодежной дерзостью? Где привычный всем образ серьезного человека в костюме, сидящего за своим столом и занимающегося бумажными делами, которого практически ни один студент и не видит никогда, за исключением тем моментов, когда толпу новобранцев, то есть абитуриентов, заставляют торчать где-нибудь и слушать некого представительного человека, которого и называют ректором. Да, он еще выступает на прощальных вечерах. Но в процессе учебы эта персона должна быть недосягаема. Стало быть, блондинка, имя которой подростку узнать еще не довелось, не ректор. Пока Димир шел за ней, он думал только об этом. Из его кошачьей головы никак не могла вылезти мысль: его кто-то водит за нос или, если по-кошачьему, таскает за усы. Впрочем, поделать с этим он не мог абсолютно ничего.
Они пришли. На третьем этаже находился этот кабинет, дорогие на вид двери которого уже красовались пред глазами подростка, а он шел медленно, будто бы специально тянул время. Секретарша, являющаяся на самом деле ректором, дождалась подростка и, наверное, ждала бы его столько, сколько бы пришлось. Все-таки Кот подошел к блондинке, после чего, она, похоже, затолкала его в кабинет. Это лишь показалось подростку, Риоранн лишь подтолкнула его вперед, чтобы он наверняка посетил ее рабочее место, кабинет, и никуда не улизнул. Димир сделал лишь по паре шагов вперед и в сторону, оглянулся. "Ректора еще нет, чегой мы тут забыли?.. Я буду ждать здесь?.. Это будет долго...". - Устало взглянув на блондинку, Дим вздохнул и облокотился о книжный шкаф. Табличку с надписью, кто является ректором, он прочесть не успел, потому и не знал, как сильно ошибается, думая, что ректор - это серьезный человек и, наверняка, мужчина.
- Как твое ухо? Ты уж не дуйся на меня. Это была необходимость... - Этих слов подростку было достаточно, чтобы догадаться в чем здесь дело. Эта особа явно чего-то хотела от Димириана. Холодным потоком прошлись мурашки по его спине. В голову слезло сразу одно: кто-то послал ее. "Меня нашли?.." - Дим уже не смотрел на блондинку, сознательно, чтобы не встретиться с ней взглядом, встревоженно уставился в стену. Он не хотел видеть ее глаз, не хотел убедиться в своей догадке, боясь, скорее всего, что не сможет так просто избежать утечки информации, которую он скрывает, и снова придется бежать к чертям собачьим. Некодзава вслушивался в каждый ее шаг, сделанный в сторону камина, будто бы она может внезапно на него напасть. Димир не двигался, напряженно следя за движениями ее ног, резко отведя взгляд лишь в тот момент, когда она заговорила с ним.
- Проходи, присаживайся в кресло, погрейся у огня, холодно нынче. - Говорила она слишком красиво и сладко для обычного человека, ничего не желавшего получить от Кота. Ясно было одно: ничего доброго приглашение не предвещает, однако резко отказываться не стоило, даже Дим это понимал. Мадди, склонив голову, пошел к креслу, сел в него. Взглянув на огонь, Кот тут же отвернулся, едва коснувшись взглядом блондинки. "Чего она хочет от меня? Я обычный студент. Ма... Нять... как меня зовут-то? - На секунды растеряв воспоминания о своей новой личности, Дим уже было запаниковал. Фиолетовые глаза совершали короткие перебежки по полу, словно именно там была какая-то подсказка.
- Я с тобой поговорить хотела.- Беззаботно произнесла дама, протянув руки к камину. "Некодзава! - Чуть не выкрикнул Кот, резко подняв на нее взгляд. Некодзава Кай. Тридцать вторая группа, я староста. Вспомнил". - Теперь он был готов к допросу - не расколется. Во всяком случае, так считал он. Провалившись в кресло всем телом, он чуть не поставил ноги на журнальный столик. Удержало его продолжение речи ректора.
- Расскажи, как прошла вчерашняя экскурсия.- Весьма непринужденным тоном прозвучало это - значит, бесполезно пытаться захватить инициативу разговора и власть на территории. Димир чувствовал себя зверем, заведенным в ловушку. Хотелось растерзать собеседницу и бежать прочь. Кот прошелся глазами по всему помещению. Неко не спешил раскрывать рот, поджав ноги ближе к креслу и обдумывая содержание ответа.
- Только знай, я ложь за версту чую... - Глаза встретились: фиолетовые кошачьи и почти такого же цвета - ректорские. Одни хотели избежать этого контакта, другие, наоборот, к нему стремились. Дим сглотнул. Ровена уже устроилась поудобнее на диване, готовая слушать красочный рассказ подростка о приключениях в Токио, только вот он не собирался ей ничего такого рассказывать. "Осторожно... осторожно... осторожно..." - Мысленно настраивал себя Кот, беспокойно ощупывая свою руку.
- Хорошо прошла... - Начал подросток. Для продолжения ему не хватало чего-то: то ли информации, то ли какого-то стимула. Ректору пришлось подождать с минуту или две, прежде чем Димир решился добавить событий в свой рассказ.
- Пролетела незаметно... Узнал нового... Много... - "Про улицы не говорить. Где мы были?" - Дим отвел взгляд в сторону, к камину, пока вспоминал место экскурсии. - Ничего не понравилось. Все. - Коротко закончив, Кот откинул голову на спинку кресла - уж как-то потяжелела она от усиленных размышлений. - Я могу вернуться домой? - Неосознанно спросил Некодзава, подняв голову. Он даже не понял, что именно сказал, однако, не обратив на это внимания, подросток ждал положительного ответа.

+1

11

Парень, сидящий напротив вел себя тихо. Так ведут себя мыши, загнанные в угол охотником. Как бы Ровена не старалась разрядить напряженную обстановку, было ощущение, что Некодзава хочет исчезнуть, раствориться и испариться одновременно. И он явно не был настроен на откровенный рассказ. Его короткое "хорошо прошла" было равносильно "отстаньте от меня". Ректор почувствовала, что ее хотят послать куда подальше и как можно на дольше. "Не получится у тебя вот так легко от меня уйти. Не говоришь, значит что-то скрываешь". Блондинка вновь попыталась поймать взгляд парня. Когда ей это удалось, он выдавил из себя еще пару незначительных слов:
- Пролетела незаметно... Узнал нового... Много...- Кай вновь вырвался из плена ее глаз и уставился на камин.
- Что-нибудь понравилось?- Ровена решила подтолкнуть подростка к разговору. Ей все еще хотелось уладить все тихо и мирно, правда ее терпение начинало лопаться. Ровена никогда не умела долго и терпеливо ждать.
- Ничего не понравилось. Все, -староста откинул голову на спинку кресла. - Я могу вернуться домой? -вдруг спросил брюнет, подняв голову.
Брови блондинки невольно поползли вверх. "Вот наглец. Ничего не сказал, а уже хочет сбежать. Нет уж! Так запросто ты отсюда не уйдешь. Что-то ты не договариваешь, детка." Ровена пододвинулась к краю кресла, выпрямив спину и театрально разведя руки.
-Некодзава, ты уже дома,- Ректор улыбнулась.- Академия - наш дом! А я почти что мамочка для всех студентов!
Риоранн поднялась с места и подойдя к парню присела рядом. Кресло было такое большое, а парень такой худой, что она как раз уместилась в свободное пространство.
- Знаешь как я привязана к каждому из вас? Нет, ты этого не можешь даже представить! Очень! Очень привязана!- произнеся эти слов, ректор приобняла подростка, прижав к груди так, что ее волосы коснулись его лица.- Так что я всегда стараюсь все про всех знать. И уж тем более про старост! Скажу даже больше, я уже много чего знаю!
Про знание ректор немного слукавила. Она физически не могла все про всех знать, но Некодзава же об этом не знал, а желание добиться правдивых ответов превысило здравость действий и слов.
- Рассказывай, рассказывай, мой хороший! Я хочу знать твою версию!

0

12

Он смотрел на нее чистейшими глазами, насколько позволяло его сносное, но не очень приятное состояние. Несмотря на то, что он выглядел всего лишь слегка сонным, или, скорее, не выспавшимся, Дим ощущал себя помятым мешком, который раньше был чем-то более привлекательным — игрушкой, например. Словно из него выковыривали несколько часов набивку, пока полностью не опустошили, а затем, помяли, потрепали, и только закончив все эти дела, отправили восвояси. В висках постукивал пульс от напряженного мыслительного процесса и удержание спокойствия. Зубы Димир стиснул покрепче, слегка сведя брови — вдруг это подействует на собеседницу, и она отпустит страдальца отсыпаться. Разумеется, подросток  ждал положительного ответа, а получил ректора, прямо в кресло, большое мягкое кресло, в котором он и сидел. Некодзава был худощав, пожалуй, даже слишком, что Ровене Риоранн не составило труда слегка сместить подростка и присесть рядом, на что Кот выдал вполне нормальную реакцию — чуть было не подскочил, чтобы бежать, но не успел. Некодзава был прижат к груди самой главной в академии блондинки, впрочем, тут нечему было жаловаться. Рядом с ней было тепло, даже, пожалуй, очень и довольно приятно. Аромат ее духов не душил ярком букетом, наоборот, очень мягко напоминал о себе. Блондинка не давила на него, но держала крепко. Он был с ней, словно котом, животным, которого прижали к себе, чтобы погреться или приласкать. Подросток не мог так просто от нее отстраниться или же не хотел… Риоранн, с каким-то благородством в голосе, заявила, что академия — это его, Кота, дом, а она, сама ректор, практически ему мать, сказала о том, как она привязана к каждому студенту, но подросток лишь слышал стук ее сердца и чувствовал теплоту ее груди через ее легкое платье. Сердцебиение блондинки отзывалось в его мозгу слишком громко, чтобы он мог понять ее речь, кроме того, грудь была такой мягкой, что Дим чуть не уснул, закрыв глаза на мгновение, под влиянием ее тепла и самой, собственно, груди. Это какая-то магия или грудь магическая, вероятнее всего, так и было.
- Скажу даже больше, я уже много чего знаю! - Восклицая, продолжала ректор. С ее уст это звучало так естественно, будто бы она в действительности знала больше положенного. Она подталкивала неразговорчивого подростка к сливу информации, мол, ему пора выдать все, абсолютно все, что он знает, иначе будет хуже, ему в первую очередь. «Не может быть!» - Мысленно возразил студент. Он нахмурился, поджал губы, мысленно поведя хвостом, которого сейчас при нем не было.
- Нят. - Тихо прошептал Кот в грудь, к которой был прижат. Должен же он что-то сказать, если собеседница не права.
- Рассказывай, рассказывай, мой хороший! Я хочу знать твою версию! - Мелодичный голос блондинки заставил студента поежится. В помещении было довольно тепло, но по спине после слов ректора прошелся колючий холодок. Кошачьи глаза расширились и приобрели оттенок зеленого. Магия все еще сдерживала Некодзаву от полноценного превращения, пускай и не полностью. Слегка сжав в руке ткань платья дамы, Кот прошелся взглядом по всему, чего только смог достать глазами. Он готовился, поняв - его не отпустят, пока он все не расскажет, и вскоре, возможно, начнутся пытки.
- А… - Раскрыл подросток пасть, желая придумать  великолепный аргумент отказа, но кошачьей находчивости сейчас хватило только на это, - нечего рассказывать.
Пустой, ни о чем не сообщающий ответ. Кажется, Дим почувствовал, как женские руки сейчас его придушат. Возможно, это внезапно возникшее фантомное ощущение от недавней попытки оборотня задушить его. Кстати, на его шее все еще имеются отпечатки от его пальцев, как и пара засосов от сестер Виньоль. Впрочем за воротом пиджака всего этого не видать.
Некодзава сглотнул. «Курить хочется. У нее есть сигареты? Где она их прячет?» - Мысли пошли по наклонной в сторону желанного, будто бы для этого сейчас было самое время. Подросток осознавал, что он обязан рассказать в подробностях, как провел вчерашнюю экскурсию и с кем, он знал, это следует сделать, не медля, чтобы не злить ректора, однако в голове блуждали только сигареты и легкий огонек на фоне. Подросток снова сглотнул. В горле явно пересохло от волнения. Монолог как-то не хотел начинаться. Дим стал легонько вертеть головой, словно поглаживаясь о грудь ректора. Это успокаивало. Кот тихо мурлыкнул.
- Я… так получилось… - Заранее стал оправдываться студент, тихо-тихо говоря свою версию произошедшего, - не был на экскурсии… потерялся… заблудился во дворах, когда привезли. Я хотел найти наших, но был таким голодным… - Несчастный голос Некодзавы прямо-таки отражал его эмоции. Благо, это изображать в его состоянии получалось достойно.
- Не выдержал… пошел искать еду… нечаянно получилось, что меня решили покормить добрые люди… мы угна… поехали катат… то есть искать место, где можно поесть. - На мгновение на его голове появились кошачьи ушки, одно из них прижалось к голове. Лишь на секунды, но подросток выдал себя, искренне надеясь, что этого блондинка не заметила и не почувствовала. Кот оторвался от ее груди, взглянул в ее лицо честнейшими фиолетовыми глазами.
- Нигде в Токио не хотели кормить Кота. - Подросток говорил про себя, хоть и в третьем лице, не задумываясь о том, что Риоранн еще не в курсе про его прозвище. - Вы представьте, я голодный, а они… нас гоняли всюду, орали на нас. Но мы же не виноваты, что так получилось… пришлось убегать. Они хотели, чтобы мы остановились, как будто мы что-то украли. Но мы же ничего не брали… только я, нячаяння. - Кот опустил голову, будто бы испытывая сильнейшее угрызение совести. — Поесть так и не удалось… кроссовки потерял только. Еще два бугая избить хотели, нет чтоб накормить. Я же не виноват, что они что-то там потеряли. Я все вернул, честно!.. - Студент смолк, крепко зажмурился, прогоняя головную боль и легкое головокружение, после - снова посмотрел на ректора, и опять он выглядел несчастным. - Вот и вся экскурсия. - Дим отвернулся с видом обиженного ребенка и внезапно вспомнил: «Про девчонок не сказал. А если видела, что они были? Няверняка не стоит о них даже упоминать… Нять…»
- И был я совсем один… с какими-то незнакомыми девушками… - Сказав это, Дим был уверен, что отвел все подозрения от соучастниц, но почему-то продолжал говорить, - с нашими только в автобусе встретился.

+3

13

- А… нечего рассказывать,- было ответом Некодзавы на длинную и эмоциональную речь Ровены.
Такой лаконичный и ничего не говорящий ответ вывел ректора из себя, отчего, даже не осознавая, что делает, она увеличила силу захвата, губы ее плотно сжались, а зрачки сузились, превратившись в маленькие звездочки. Пусть Ровена и не специально чуть не придушила подростка, однако это возымело действие, он наконец-то начал говорить слова, похожие на правду:
- Я… так получилось… не был на экскурсии… потерялся… заблудился во дворах, когда привезли. Я хотел найти наших, но был таким голодным… Не выдержал… пошел искать еду… нечаянно получилось, что меня решили покормить добрые люди… мы угна… поехали катат… то есть искать место, где можно поесть,- невнятно и с запинками произнес он.
На этот раз Риоранн почувствовала, что он не врет, возможно не все в его словах было верным, но все же это лучше, чем ничего. Ровена ослабила хватку и взглянула на старосту. И о чудо, вдруг на секунду на голове парня появились кошачьи ушки! Ровена ни за что бы не спутала ушки с чем-либо еще, зрение у нее было отменное. От неожиданности у нее приоткрылся рот, а потом на губах заиграла довольная улыбка. Глаза заискрились. Хоть что-то интересное она все же вынесла из этого разговора. Как там парень провел поездку ей резко стало все равно. Хотя, конечно, как ректор академии, она никак не могла пропустить его отсутствие на экскурсии. Почувствовав ослабление хватки, Некодзава оторвался от груди Ровены и посмотрел на нее снизу вверх. Его глаза оказались удивительно прелестного фиолетового цвета, а взгляд был (или лишь казался) столь искренним, что ректор не могла больше на него злиться.
- Нигде в Токио не хотели кормить Кота, - пролепетал подросток. - Вы представьте, я голодный, а они… нас гоняли всюду, орали на нас. Но мы же не виноваты, что так получилось… пришлось убегать. Они хотели, чтобы мы остановились, как будто мы что-то украли. Но мы же ничего не брали… только я, нячаяння. - Кот опустил голову, будто бы испытывая сильнейшее угрызение совести.
Риоранн заулыбалась. "Прикольный он... Скользкий правда... но все равно прикольный. Надо бы к нему присмотреться повнимательнее, еще внимательнее. Он себя Кот назвал. Вот точно похож. Так и хочется его приласкать." Ровена внутренне улыбнулась, хотя внешне старалась оставаться такой же немного угрожающей, как и прежде. Некодзава продолжал что-то лепетать и ей хотелось, чтобы он высказал все до конца.
— Поесть так и не удалось… кроссовки потерял только. Еще два бугая избить хотели, нет чтоб накормить. Я же не виноват, что они что-то там потеряли. Я все вернул, честно!.. Вот и вся экскурсия. И был я совсем один… с какими-то незнакомыми девушками… с нашими только в автобусе встретился.- Парень замолк, похоже, что это было все, на что ректор могла рассчитывать.
Ну что ж, она и так узнала достаточно.
- Из всей твое болботни я поняла, что ты на экскурсии не был... а где-то пытался раздобыть себе еды. Ты всегда такой голодный?- произнесла Ровена, отпуская парня и вставая с кресла.
Приняв вертикальное положение Риоранн поправила сбившееся с положенного местоположения платье. Подошла к большому зеркалу и откинула на спину растрепавшиеся пряди белоснежных волос.
- Чай с бутербродами будешь? Точно будешь. Составишь мне компанию, а то я с утра ничего не ела.
Слова ректора звучали очень дружелюбно, будто перед ней был ее старинный знакомый, а не подросток-студент, которого она чуть только что не задушила в объятиях. Парень так заинтересовал блондинку, что она даже о субординации позабыла.
Девушка подошла к холодильнику и достала оттуда уже готовые бутерброды с красной рыбой. Ровена питала слабость к красной рыбе, да и Коту тоже должно было понравиться такое лакомство. Затем она налила в чашки холодный чай и магией подогрела его до нужной температуры.
- Вуаля! Угощайся,- произнесла она, ставя на журнальный столик поднос с едой и чашками.
Ровена села на диван и взяла один из бутербродов. Почувствовав вкус рыбы во рту она поняла, как на самом деле была голодна. Бутерброды один за одним стали исчезать с подноса. Вскоре и чай был выпит. И Ровена почувствовала себя довольной и счастливой.
Парень напротив тоже, похоже, был доволен. Одно только омрачало ее светлую голову: ректор задумалась над тем, как ей поступить с Некодзавой дальше. "Просто отпустить не получится. Он ведь экскурсию прогулял, как бы он там не оправдывался. А еще спал на паре и меня отодвинуть куда-то пытался... Он, конечно, милый, но придется его спустить на землю..." Поставив чашку на поднос, Риоранн откинулась на спинку дивана, скрестив руки на груди. Ноги ее тоже были скрещены. Ей так не хотелось наказывать парня, что она неосознанно отгородилась от него.
- Некодзава, вот зря ты экскурсию пропустил, и на паре спал тоже зря. Теперь я должна тебе наказание назначить, а я так не люблю никого наказывать.- Ровена удрученно вздохнула, прежде чем произнести свой вердикт.- Придется тебе поучаствовать в новом спектакле, который будет ставиться нашим драмкружком.

+1

14

Он так старался, так старался весь свой рассказ превратить в чушь, которая покажется такой немыслимой, что даже вопросы задавать не захочется - чтобы не копаться во всем этом безобразии, а ректор-таки что-то поняла…
- Из всей твоей болботни я поняла, что ты на экскурсии не был… а где-то пытался раздобыть себе еды. Ты всегда такой голодный? - Задав вопрос легко, без какого-нибудь тайного замысла, как могло показаться на первый взгляд, она плавно поднялась и поправила одежду, принявшую неприличное положение на ее теле. Следует отметить, подросток успел оценить насколько неподобающе для главы администрации академии выглядела ректор эти несколько секунд, пока платье снова не заняло верное положение на ней. Дим внимательно следил за движениями «главной блондинки», не только потому что ожидал от нее чего-то опасного, но и по другой причине: все-таки смотрелась она несколько странно для ректора. Ему блондинка напоминала одну прекрасную женщину, отчасти воспитавшую его в некотором направлении, многому научившую. Ровена Риоранн в глазах Димира внезапно стала такой же любительницей молодых парней, чем, собственно, немного и отталкивала и привлекала. С одной стороны, подростку больше не хотелось быть кем-то вроде ученика, с другой — рядом с такими особами всегда есть чем поживиться, они всем обеспечат. Дим сглотнул. На мгновение в его мозгу поселилась мысль, что вся эта игра в наказание не прилежного студента была лишь фарсом и его затащили сюда, в кабинет, для определенных целей. «Нядство. Что это за место такое? Они все тут помешаны на одном?» - Напугано впечатавшись в спинку кресло, подросток глазел на ректора, ожидая только одного: слов, зачем на самом деле его сюда привели. Он уже решил, что академия — не простое учебное заведение, как будто здесь всех студентов обучают прелестям взрослой жизни посредством как теории, так и практики. Подросток поежился. - «Я все умею… меня учить не нядо. Физрук подтвердит.»
- Мне не нядо. Не хо… - Кот чуть было не выпалил всю свою горячую мысль ректору прямо в спину, пока она была занята своей внешностью.
- Чай с бутербродами будешь? Точно будешь. Составишь мне компанию, а то я с утра ничего не ела. - Эта дама явно не замечала всего, что происходило с подростком. Он уже принял ее за особого рода извращенку — в его глазах это отпечаталось так, что прочитать это мог без особых усилий каждый. Однако Ровена, видимо, не приметила и этого, занявшись вытаскиванием завтрака из холодильника. Правильно, прежде чем использовать молодое тело в своих целях, нужно его покормить, а то вдруг издохнет раньше, чем нужно, и не доведет дело до необходимого финала. Дим сглотнул снова. С утра и крошки в рот не брал. Ему хотелось бы еды: разной, вкусной, много, но пока нельзя.
- Ня. - Совсем тихо ответил Кот, грустно уставившись в стол. На Некодзаву накатило некоторое неприятное ощущение, будто бы сейчас его покормят, а после привяжут — и начнется. Кошачий мозг стал медленно генерировать план спасения.
- Вуаля! Угощайся,- Голосом ректора сказал поднос на журнальном столике. Димир отчетливо видел, как говорило средство для переноса еды своим ртом, расположившимся между чашками с чаем. Медленно, очень медленно фиолетовые глаза поднялись на ректора. Взор у него был ошалелым. Должно быть, к счастью, Риоранн не заметила его глаз, приступив к трапезе. Разумеется, шок подростка — не повод обращать на него внимания, особенно, когда перед носом бутерброды с притягательной красной рыбой. Смотря на ректора, как она поглощает «его рыбу», то есть бутерброды, Кот невольно облизнулся подобно зверю и уселся поудобнее, как кот, когда готовится к краже со стола или прошению угощения для себя. Здесь Некодзаве просить было не обязательно, красть тоже. На столе была и его доля рыбы — ешь сколько хочешь. Димир взял один бутерброд, затем второй, и, не торопясь их есть, стал вдыхать аромат рыбы. На голодный желудок этот запах был потрясающим. Закрыв глаза, Дим медленно воображал, как поедает огромную рыбину, но к бутербродам так и не прикоснулся. Сегодня он был крайне осторожен: расслабляться и увлекаться лакомством перед блондинкой не стоит.
- Некодзава, - Вроде бы ничего страшного не прозвучало, но его буквально вырвало из мечтаний это не резкое, но в некоторой степени строгое обращение. Бутерброды чуть не выпали из его рук. Глаза подростка сразу же открылись и уставились на собеседницу.
- Вот зря ты экскурсию пропустил, и на паре спал тоже зря. Теперь я должна тебе наказание назначить, - Говорила белокурая ректор без угроз и намеков, но Дим видел во всем этом явный подтекст, отчего, не отрывая глаз от ее лица, осторожно положил бутерброды обратно на тарелку и так же опасливо встал с кресла и направился к выходу, точно его никто не видит.
- А я так не люблю никого наказывать. - Она подозрительно вздохнула, но Кот отреагировал на ее слова — остановился, прислушиваясь к продолжению, надеясь, что ректор не станет его мучить, раз наказывать не любит, а еду отдаст с собой.
- Придется тебе поучаствовать в новом спектакле... - продолжение речи не впечатлило подростка, и Некодзава быстро сделал еще несколько шагов в сторону двери, не дослушав предложение до конца. Ровена не замолкала, словно хотела донести до студента наказание раньше, чем тот выскользнет в щель между косяком и приоткрытой дверью.
- Который будет ставиться нашим драмкружком. - Услышал Дим, уже выйдя в коридор. Студент мявкнул что-то типа «окей» и быстро закрыл дверь. Неко, определенно, не понял какой именно драмкружок имела в виду ректор, но решил, что не хочет этого знать, и сбежит от этого всего раньше, чем придется быть «наказанным» тем самым таинственным спектаклем. А бутерброды, которые так хотел Кот ранее, остались на столе... без одного очень важного элемента — рыбы. Она «ушла» с подростком в рукавах его пиджака.

0

15

Произнося свой вердикт, ректор продолжала наблюдать за старостой тридцать второй группы. Она видела, как он встал и начал свое путешествие по кабинету. Однако Ровене даже в голову не пришло, что парень может попытаться сбежать без ее разрешения. И все же он попытался сделать именно так. «Ах, ты паршивец!»- пронеслось у нее в голове. Некромант действовала молниеносно. Как только дверь захлопнулась за парнем, Ровена протянула вперед руку и обе створки двери тут же с грохотом открылись, чуть не слетев при этом с петель. Спустя мгновение невидимая сеть окутала Некодзаву и обвилась вокруг него плотным коконом. Потеряв равновесие, парень грохнулся на пол и будто привязанный, начал волоком возвращаться в помещение, откуда только что пытался сбежать. Как только пленник пересек порог кабинета, двери за ним захлопнулись с еще большим грохотом.
Ровена все еще сидела на диване. Только вид ее был страшен: сейчас она больше походила на ведьму, чем на ректора академии. Вокруг нее клубился темный туман, грозившийся в любой момент дотянуться до жертвы и убить ее. Под воздействием выпущенной магии волосы некроманта развевались, словно на ветру, а глаза блестели яркими звездами.
Ровена направила на Некодзаву указательный палец и очертила полукруг. Парень тут же принял вертикальное положение, оказавшись подвешенным в воздухе. Что он чувствовал в этот момент, Риоранн не знала, и ей по большому счету было на это абсолютно наплевать. Этот парнишка посмел сбежать от нее, а такого она простить просто не могла. Некромант поднялась с дивана и неспеша прошествовала к месту, где был подвешен студент. Темная аура все так же окружала ее, говоря о сильном гневе.
- От меня не сбегают…- Произнесла она многозначительно, сверля парня взглядом.
В этот момент темные щупальца плотным кольцом окружили Некодзаву, готовые в любой момент унести его в мир иной. Ровена стояла неподвижно и наблюдала за изменяющимся лицом студента.
- Ты выйдешь отсюда только тогда, когда я тебе разрешу…- Продолжила она, раздумывая над планом мести. – Кстати, ты не доел свой бутерброд... –В руках ректора, откуда ни возьмись, появилось недоеденное угощение.- Ешь!- приказала она.
Одно из щупалец перекрыло парню носовое дыхание, и некромант умудрилась-таки впихнуть еду ему в рот. Что чувствовал парень во время экзекуции, ректор могла лишь догадываться, и все же она почувствовала удовлетворение. В этот момент она не особо думала о последствиях ее действий, она лишь наслаждалась небольшой местью. Вскоре ректор вполне насладилась отмщением. Теперь оставалось лишь красиво и эффектно выпроводить Некодзаву из кабинета. Блондинка решила долго не заморачиваться и произнеся короткое: «Ты свободен»,- вышвырнула его из кабинета, уже за пределами сняв с него магические путы.
Когда ректор осталась одна, она улыбнулась. Ее внешний вид тут же принял нормальный вид, а туман рассеялся. «Ну, повеселилась на славу…»- заключила она. Как в это время чувствовал себя парень, некроманта не интересовало. Ему все равно уже было от нее не сбежать из-за поставленной метки, распознать которую жителям этого мира было не под силу.
Риоранн подошла к зеркалу и поправила волосы. Затем она вернулась в свое кресло у письменного стола и занялась более скучными и нудными обязанностями ректора академии. До вечера еще была уйма времени. Спустя пару часов Риоранн взглянула в окно и залюбовалась зимними узорами на стекле. Сам собой в мозгу девушки всплыл образ Акиры. Не заметив как, Ровена магией изобразила его портрет на морозном окне. Когда она увидела и осознала сделанное, из ее уст вырвалось: «Вот же!..» Она тут же отвернулась от окна и вновь погрузилась в работу. А на окне все еще красовалось симпатичное лицо брюнета.
"Закрытый дом" клана Мури

0

16

Уходил из кабинета подросток быстро, надеясь как можно быстрее улизнуть в безопасное местечко, перекусить там, мол, все равно он уже выслушал все самое важное - свое наказание. Стало быть, делать там ему было абсолютно нечего, но так думал лишь Кот. У Ровены был совершенно другой взгляд на всю ситуацию. Ей, вероятно, стало как-то не так без кота, ведь внутри Него теплота.
Двери кабинета внезапно открылись и неведомая "ху..." сцепила конечности и все тело студента, из-за чего тот, так и не успев убежать, рухнул на пол, словно был мешком. Больно - заработан очередной ушиб в области ребер. Но это ж не беда - одним ушибом меньше, одним больше, кому какая разница? Главное здесь другое. Это нечто втащило студента обратно в кабинет, а двери после этого чуть не слетели с петель из-за неизвестной могучей силы, захлопнувшей их. Была бы у Некодзавы возможность управлять руками, на полу остались бы следы его когтей. Безумно страшно было подростку. Но когда он увидел ведьмино лицо, ее злобный взгляд и шевелящиеся, словно змеи, волосы, понял, что не все так плохо да и страх отступил, оставив лишь опасение. Одно дело, когда ты ничего не знаешь, другое, когда видишь властителя магией, сковавшей тебя. Ему не впервой приходилось выносить подобное ранее от таинственного учителя, который почему-то молчал. "Нять. Спокойствие, спокойствие. Только жены этого хрена мне не хватало... Наверняка к ней хрен-сенсей и отправил. Чертова академия. Нарвался, бнять." - Подросток уже висел, как настенная фигурка Иисуса, только не прибитый к стене, а всего лишь зависший над полом в центре некого круга черных тентаклей. Симпатичное зрелище было, стоит отметить, только студенту оно явно не понравилось. Крепко стиснув зубы, он зажмурился, усиленно заставляя свою кошастоть никоим образом не проявляться - только бы не спалиться перед дивой женщиной. Мало ли: вдруг она захочет поиздеваться над его хвостом, а он такой красивый, длинный и чувствительный. В общем, этого подростку не хотелось.
- От меня не сбегают…- Властно заявила темнокожая ректор (из-за ее темной ауры подростку показалось, что и вся она вдруг стала какой-то не то черной, не то серой) - Ты выйдешь отсюда только тогда, когда я тебе разрешу…
Димир сглотнул. Странных с точки зрения внешности людей он не жаловал и старался избегать, поскольку ожидал от них неприятных вещей. Если раньше госпожа ректор не казалось ему таковой и воспринималась вполне естественной женщиной, то теперь она со всеми своими черными тентаклями была причислена к списку опасных персон.
– Кстати, ты не доел свой бутерброд... – Припомнила "темнокожая", будто это было чем-то запрещенным. Насколько помнил подросток, никто не должен насильствововать над тем, кто сыт или просто не желает есть. Видимо, это касалось не всех, или же ректор была обижена на студента. Может быть, она старалась, когда готовила эти несчастные бутерброды, а подросток отказался их есть, да еще и ушел, не попрощавшись. Возможно, ректор оскорбилась и возжелала отомстить. Не зря же в ее руках возник из не откуда кусок хлеба со всем, что было ранее, но без рыбы.
- Ня хочу. - Воспротивился подросток, отвернув голову от жуткой блондинки-ректора. Он сам понимал,что это его не спасет, однако надеяться никто не запрещал. Отвратительное, но к склизкое щупальце перекрыло ему нос.  "Фу, ня!" Без возможности вдохнуть иначе, подросток немного приоткрыл рот, а тут в самую его пасть врезался бутерброд, управляемый рукой ректора.
- Ешь! - Словно обиженная, хотя, скорее, разъяренная приказала блондинка, запихивая в рот угощение. Как бы подросток не сопротивлялся, кусок хлеба-таки лег ему на язык. Разумеется, не весь, лишь часть, остальное упало. Отвращение, прежде всего к экзекуторше чувствовал Дим, затем злость на нее же и собственное бессилие, и, в конец, желание отплатить той же "добротой". Коты - они такие. Вытерпев все это унижение, Димир прошипел про себя несколько нелестных слов в адрес ректорши-ведьмы и ее тентаклей и отправился вон. Помощь магии блондинки-некроманта в этом случае была неоценимой. Без нее подросток так быстро бы не вылетел из ее кабинета. Также следует сказать "спасибо" охраннику или какому-то преподавателю, случайно проходившему мимо кабинета ректора. Вылетев из оттуда, Дим уже чувствовал все свои конечности и мог спокойно ими управлять. С громким криком "ня" он прилетел на человека и крепко в него вцепился - обнял и руками (за шею), и ногами (за талию), сильно прижался, зажмурившись. Ошарашенный мужчина чуть ли не сел прямо на пол, но устоял на ногах и поначалу даже попытался отцепить от себя Кота. Не получилось. Пришлось мужчине не то охраннику, не то преподавателю так и идти с подростком на себе. Димир не отцеплялся от него, считая, что если ректору вдруг взбредет вновь забрать к себе Кота, этот случайный встречный станет свидетелем. Вися на нем, Кот с опаской глядел на двери кабинета Ровены Риоранн и думал о том, что теперь ему не хочется ни на какие пары, он хочет домой, под теплое одеялко, хотя и с этим человеком тоже было весьма тепло, пускай от него и ощущалось некое недовольство. Тем не менее, несмотря на его отношение к студенту, мужчина продолжал нести Кота, словно его и не было на нем. А Некодзава уже чуть было не считал метры отдаления, чтобы, наконец, быть уверенным в своей безопасности. Как только его унесли достаточно далеко, подросток отцепился, и как ни в чем не бывало ушел прочь, словно мужчина был лишь бездушной машиной, ни о чем его не спрашивающей. Неко намеренно его проигнорировал, спрятался в какой-то шкаф, стоящий в коридоре, и там уснул, соответственно, пропустив все занятия на сегодня, так и не поев рыбы, которую потерял из рукавов пиджака в кабинете ректора.
Комната Курои

0

17

Беседка
Вот и наступил четверг. Так как это был очередной учебный день, Казуко проснулась рано, чтобы не опоздать на занятия. Быстро сделав все необходимое перед выходом, Казуко глянула на подушку, которую подарила в честь нового года Хикари.  Девушка беспокоилась о нем, ведь он так и не появился и даже не сообщил о себе ничего. Конечно, он был свободным, Казуко прекрасно помнила об этом, поэтому и молчала, не желая беспокоить Дайки своими переживаниями, но котенок все и так чувствовал. Прежде чем Татсумаки вышла из комнаты, он напросился пойти с ней, обещая не мешать и находиться под пологом магии невидимости.
Идя по коридорам с котенком на плече, блондинка сама не заметила, как быстро дошла до нужной ей аудитории, но она была еще закрыта. Девушка присела на скамейку, стоявшую неподалеку, пересадила котенка с плеча на колени и стала его гладить. Она думала о покойном брате, о его успехах и о том, что она не может похвастаться тем же. Постепенно ее мысли ни с того ни с сего перешли на другого человека - Акиру. Блондинке казалось, что Има напоминает ей брата, но лишь именем и любовью к свободе. Уже размышляя о брюнете, Казуко прижала к себе Дайки. Она вспомнила, как случайно ворвалась вместе с Хотару и Ритой в ванну, где находился Акира. На ее лице появился легкий румянец. Ей было немного стыдно, что они вот так ворвались к нему. К тому же Хотару обозвала его извращенцем, хотя он был ни в чем не виноват. Вспоминая об этом, Татсумаки слегка улыбнулась и поднялась с места. Она ведь уже знала, что Има Акиры больше нет в академии, так как он отчислен, но девушка так и не узнала причину. Блондинка зашагала в сторону лестницы, поскольку времени было еще достаточно много до пар, она решила расспросить обо всем Ровену Риоранн, ректора академии. Казуко не могла понять, как она отчислила Акиру, ведь между ними какие-то очень теплые отношения. Девушка предполагала, что они поругались, ведь Акира такой своенравный, но ей не хотелось лишь придумывать. Блондинка хотела знать наверняка, что послужило причиной отчисления Имы из академии.
Решительно поднявшись на третий этаж, девушка прошла к кабинету ректора и постучалась. Дайки снял свой полог, зная, что бессмысленно прятаться от ректора. "Надеюсь, я не помешаю ей. Хотя уже утро. Пусть пары еще не начались, может, Риоранн-сан..."  - Девушка не успела закончить свою мысль, как дверь сама открылась. Блондинка догадалась, что ее приглашают войти, и вошла.
- Доброе утро, Риоранн-сан. - Казуко почтительно поклонилась, - Извините, что так рано. Можно мне задать вам несколько вопросов?
Котенок на плече девушки спокойно сидел и осматривал все вокруг.

0

18

Дом семьи Катсуро

Ранним утром Ровену разбудил ужасный сон, в котором она бегала по Токио и искала для Акиры описанный им байк, но ее поиски никак не заканчивались, а терпение лопалось по швам. Вот так, пробегав всю ночь, ректор открыла глаза ни свет ни заря. Покрутившись немного в постели, некромант поняла, что сну ее пришел конец. Девушка встала и не торопясь сначала направилась в ванную, а потом в гардероб. Настроение ее было не ахти хорошее, а потому она выбрала  черный брючный костюм под стать своему состоянию. "Как бы это сегодня раствориться в дым, и чтобы меня никто не видел." Она взглянула в зеркало и ужаснулась кругам, темнеющим под глазами. "Ааааа! Что это! Не хочу... ничего сегодня не хочу..."- пронеслось у нее в голове, пока она безуспешно пыталась исправить свое лицо. Время бежало неумолимо, и вскоре Риоранн спустилась в кабинет. Один и Рю остались в мансарде. Они вели себя на удивление тихо, будто чувствуя убийственное настроение своей хозяйки. В такие минуты наиболее верным было держаться от нее на расстоянии, а то чего доброго Ровена могла вспылить из-за какой-нибудь незначительной мелочи.
В кабинете ректор занялась делом: она решила вручную сделать себе кофе. Почему именно вручную? Ей хотелось занять свои руки, чтобы освободить мозг от навязчивых мыслей об Акире. Девушка подошла к бару и выудила оттуда красивую фарфоровую чашку. "Чайник... куда я чайник дела? Или его у меня тут не было?.. Ну да, зачем мне был чайник, я и так хорошо справлялась. Вот же... похоже с кофе будет не все так просто." Ровена вздохнула, держа пустую чашку, она прошла к журнальному столику и присела в одно из кресел. Ее желание саморучно приготовить себе кофе испарилось, а потому она его банально наколдовала. "Хозяйка из меня вышла бы никудышный однако..." В это мгновение магическая завеса у двери затрепетала, оповещая о раннем госте. "Казуко... Вот принесло же ее в столь неудачный для меня день. Ну ладно, может, она скрасит мое плохое настроение. И надо было бы ее про экскурсию спросить..." Некромант произнесла короткое "откройтесь", и дверь беззвучно распахнулись перед миниатюрной студенткой, приглашая войти.
- Доброе утро, Риоранн-сан. - Произнесла Казуко, почтительно кланяясь.
"Вовсе оно не доброе, но не признаваться же тебе в этом,"- подумала ректор, ставя полупустую чашку на столик.
- Доброе утро, Казуко. Проходи. А еще лучше присаживайся рядом. Ты же, наверное, поговорить пришла. А в ногах правды нет.
Ровена даже смогла улыбнуться. Казуко была милой девушкой и прилежной студенткой. Вряд ли она смогла бы чем-то расстроить некроманта. А потому Риоранн решила с ее помощью отвлечься и поднять себе настроение.
- Извините, что так рано,- Татсумаки подошла ближе и устроилась в кресле напротив.
- Ничего страшного, милочка. Я сейчас не занята, так что есть время спокойно с тобой поговорить. Слушаю тебя.- ректор откинулась на спинку и скрестила руки на груди.
- Можно мне задать вам несколько вопросов?- начала девушка издалека.
"Интересно, о чем же она хочет спросить? Ну да ладно, пусть спрашивает. Надо же как-то от мыслей об Акире и его байке отвлечься!"
- Можно. Что ты хотела узнать?- ответила Риоранн, готовая к непринужденной беседе с блондинкой.

0

19

- Скажите, пожалуйста...  - Казуко робко начала и остановилась. Она понимала, что лезет не в свое дело, но ей было очень интересно, почему Ровена, которая, как думала Татсумаки, питает слишком теплые чувства к Акире, отчислила его. Она хотела узнать правду. У нее были догадки, но это лишь догадки, что послужило причиной по-настоящему знает только Ровена Риоранн. Блондинка вздохнула, смотря в пол. Она сидела в мягком кресле, а ее котенок перебрался на спинку этого кресла и смотрел на людей оттуда. Дайки не стал бы спрашивать Ровену об Акире в отличии от Казуко в это время, он бы выбрал другую обстановку. Например, как тогда, когда он прилетел к окну ее мансарды. Ректор запустила котенка и побеседовала с ним. Дайки считал, что и в этот раз получилось бы все так же, но раз Казуко решила спросить утром в четверг, котик не стал ее отговаривать.
- Риоранн-сан, простите, что лезу не в свое дело. - Вежливо заговорила блондинка, подняв взгляд на ректора. Ей хотелось быстрее задать свой вопрос, но ее еще волновало, как отреагирует на него Риоранн, поэтому студентка так медлила. - По каким причинам могут быть отчислены студенты? - Несмотря на то, что она хотела произнести вопрос, девушка задала другой, чтобы более плавно перейти к тому, что на самом деле волновало ее. Она внимательно слушала ответ ректора, снова строя догадки и примеряя случай Акиры к словам Ровены. Казу не знала, как учится Акира, но ей казалось, что он не глуп и многое понимает и обладает немалым количеством знаний. Татсумаки не видела, как он вел себя на занятиях, но предполагала, что так же неподобающе, как и в жизни. Ведь он был фамильярным и дерзким, а также своенравным. Девушка вспомнила, как вальяжно он разлегся на диване в кабинете проректора, когда они все вместе оказались там. Казуко задумалась, пока Ровена отвечала на ее вопрос:"Акира... наверно из-за дисциплины тебя отчислили, но ректор могла бы тебя выгородить, вы ведь любите друг друга. Почему тогда ты уехал той ночью и больше не вернулся? Сложно поверить, что ты больше здесь не будешь учиться." Девушка вздохнула и задала еще один вопрос:
- Я знаю, что за проступки выдают наказания, которые обязательно нужно выполнять. Получается, что наказание как шанс на исправление. Сколько дают таких шансов? - Блондинка медленно подходила к главному. Она не хотела бить  лоб своим вопросом. Для Татсумаки важно было еще и узнать дополнительную информацию, которая ей может пригодиться. "Акира, наверное, исчерпал весь свой лимит шансов." - Подумала девушка.
- Риоранн-сан, скажите, почему отчислили Акиру? - Наконец, спросила студентка. Она не собиралась его защищать. Казуко вовремя остановила себя от лишних слов, хоть она и хотела сначала сказать что-нибудь в его защиту и попросить дать ему последний шанс. Татсумаки хотелось бы убедить ректора, что парень исправится и будет прилежно учиться и вести себя, как положено студенту, но она не могла гарантировать этого, ведь Акира довольно непредсказуемый человек.

0

20

- Скажите, пожалуйста... - произнесла Казуко и остановилась, Ровена подождала несколько секунд в надежде, что студентка все-таки сама задаст волнующий ее вопрос. Однако девушка похоже была смущена.
- Нууу...- ректор попыталась подтолкнуть Татсумаки к продолжению речи.
- Риоранн-сан, простите, что лезу не в свое дело. - Вежливо заговорила блондинка, подняв взгляд на ректора, и вновь умолкла.
"Не ты одна такая,"- улыбнулась сама себе блондинка. Однако же начало разговора не предвещало ничего хорошего. Одно дело, когда ты лезешь не в свое дело, и совсем другое, когда кто-то лезет в твои дела. Только Риоранн хотела сказать: "Ну так не лезь", как Казуко все же задала вопрос:
- По каким причинам могут быть отчислены студенты?
Ректор даже хотела вздохнуть от облегчения. Вопрос был абсолютно безобидный. Правда и разговор только набирал обороты.
Ровена задумалась на мгновение, вспоминая ответ на вопрос. Студентов она отчисляла не так часто. Академия старалась по-максимуму поддерживать студентов в их обучении. Последним отчисленным был Акира. Опять она вспомнила про него, хотя разговор его не касался.
- Во-первых из-за неуспеваемости, во-вторых из-за слишком высокой непосещаемости, а в-третьих из-за неподобающего поведения. Это основные пункты. Еще про неуплату за обучение забыла сказать. Как-то так. Я удовлетворила твое любопытство?
Девушка вздохнула и задала еще один вопрос:
- Я знаю, что за проступки выдают наказания, которые обязательно нужно выполнять. Получается, что наказание как шанс на исправление. Сколько дают таких шансов?
"К чему она клонит-то?"- пронеслось в голове ректора. Странные вопросы и тон, с которым они были произнесены, начинали волновать мозг Ровены.
- Вот тут уже сложнее ответить. Все зависит от того кто провинился, как провинился, какие последствия наступили после нарушения. Так что количество шансом может колебаться от нуля до почти что бесконечности. Еще вопросы есть? Мне вскоре уходить надо.
Ровена решила закругляться с разговором, потому что он ей не нравился. Казу, конечно, хорошая девушка и прилежная студентка, но что-то этот разговор начинал некроманта напрягать.
- Риоранн-сан, скажите, почему отчислили Акиру? - Наконец, спросила студентка.
Такого вопроса Ровена уж точно не ожидала. Сначала ее глаза расширились и округлились, потом сузились. "Вот же! Опять он! Везде и кругом он!" На лице блондинки появилась недовольная гримаса, а воздух, находившийся в легких, отчего-то вырвался оттуда непривычно шумно.
- А с чего такие вопросы? - решила для начала поинтересоваться Риоранн, оттягивая время ответа.- Он даже не в твоей группе учится... Тебе-то что до него?
Ровена замолчала. Она упрямо не хотела сразу раскрывать факты, касающиеся ее "милого" племянничка. Не то чтобы это была тайной, просто у Ровены было плохое настроение, никак не располагавшее к данному разговору.

0

21

Казуко смотрела на ректора с надеждой. Она хотела, чтобы Ровена сказала ей, что Акира вернется, что он просто отсутствует по каким-то делам, что его на самом деле не отчислили, но девушка чувствовала - ответ будет обратным. По поведению Риоранн она догадалась, что той не нравится этот разговор, но Татсумаки уже ничего не могла с этим поделать. Она сильно переживала за Акиру и хотела знать причину его отчисления.
- А с чего такие вопросы? Он даже не в твоей группе учится... Тебе-то что до него? - Вопросом на вопрос ответила Ровена. Казуко это показалось грубым,  невежливым. Ее всегда учили держать себя в руках и чтобы не случилось следовать простым правилам общения. Девушка не обиделась на Риоранн, но увидела в ее поведении еще одно подтверждение своим догадкам, что между ректором академии и бывшим студентом что-то есть. "Это, наверное, ревность. Может быть, Риоранн-сан отчислила его, чтобы они могли быть вместе, но у них ведь большая разница в возрасте!" -  Блондинку возмущало, что взрослая женщина пренебрегает правилами, хотя в глубине души Казу просто ревновала Акиру к ней. Ведь Татсумаки он тоже очень сильно нравится.
- Но... - Растерянно произнесла девушка, она не знала, как возразить Ровене Риоранн, поэтому она решила говорить правду. - Просто мы с ним... друзья. И я хотела знать, что случилось. - Студентка говорила, смотря в глаза Ровена, потом опустила взгляд. "Он ведь ничего никому не сказал, он просто исчез и все. Как будто ему все равно, что мы думаем. Наверное, так оно и есть... Он ждал Риоранн-сан, когда мы ворвались в ванную." Девушка выглядела грустной. Котенок на ее плече, не мешал ей размышлять. Он не прерывал ее. Хоть Дайки и не слышал ее мыслей, он понимал, что Казуко думает об Акире.
"А тот Тоши... тогда почему он там был?" - В голове блондинки было больше вопросов, чем ответов, и воспоминание о Тоши заставило ее поднять глаза на ректора, ведь Татсумаки хотела получить ответ, и если Ровена так много рассказала о своем прошлом ей, скорее всего, может рассказать и про отчисление Акиры. Казу решила, что если она не получит ответ от Риоранн, значит ректор и Акира правда хотят быть вместе, и поэтому все это произошло так: практически никто не знал про отчисление Имы.

0

22

Ровена смотрела на Казуко и теперь ей казалось, что тон, с которым она произнесла последние слова, смутил бедную девочку. Да, Ровена видела в Татсумаки скорее девочку, чем девушку. А ведь так нехорошо обижать детей. В Ровене зашевелилась спящая совесть.
- Но... - Как-то неуверенно начала гостья, и совесть ректора зашевелилась сильнее.
Эти шевеления Ровене не понравились, потому что теперь получалось, что она стерва, а Риоранн себя таковой не считала. У нее всего лишь было плохое настроение. У каждого ведь может быть плохое настроение! Ровена начинала злиться. Она сама не понимала, на что она злилась, ведь ничего не происходило, а злость все равно была. И из-за нее некромант начинала нервничать еще сильнее, что выражалось в нетерпеливом постукивании сапога по полу. Ректор молча пыталась привести свой внутренний мир хоть в какое-то успокоение.
- Просто мы с ним... друзья. И я хотела знать, что случилось. - Студентка говорила, смотря в глаза Ровене, потом опустила взгляд.
«Ну, я и дура…» В памяти Ровены всплыли моменты их совместного приключения. Конечно, Казуко волновалась за Акиру, друзьям положено волноваться и заботиться друг о друге. Некромант так привыкла к одиночеству, что понятие «дружба» стерлось, затерялось на задворках памяти. В ее понимании люди были вместе, если им это было выгодно. И вот эта девчушка напомнила ей, что в мире существует дружба. Ровена тянула с ответом. Она будто погрузилась в себя. Ее начал волновать вопрос: как же можно назвать тогда ее отношение к Акире? Это дружба? Странная дружба, ведь так часто он ее ужасно бесит, и ей хочется придушить его собственными руками. А уже спустя несколько минут, ни с того ни с сего ,это неистовство сменяется безмятежностью и радостью только от того, что они просто могут быть рядом. То она готова защищать и оберегать его, словно самое родное существо в мире, то лично кинуть в бездну за его ехидную улыбочку. Ровена не понимала сама себя, и это заводило ее в тупик. Некромант почувствовала ужасную усталость. Будто только что ее заставили разгружать вагон с грузом, причем без помощи магии. Не смотря на то, что за окном только-только вставало солнце, ей захотелось спать.  Риоранн усилием воли отодвинула все размышления на задворки сознания, и вернулась к реальности. А в реальности была Казуко, ожидавшая ее ответа. Ректор вздохнула. Злость улеглась, уступая место опустошенности.
- Акиру отчислили за его скверный характер,- спокойно произнесла она, стараясь не выказывать никаких чувств.- Он перешел все границы дозволенного поведения. Руководство академии больше не могло закрывать на это глаза.- Ровена встала и прошла к выходу.- А сейчас, Казуко, милая, прошу оставить меня, дела не ждут.
Особых дел у главы академии не было, но ей очень хотелось остаться одной, а потому она даже сама открыла дверь, выпуская студентку. Когда Татсумаки вышла из кабинета, девушка подошла к дивану, скинула обувь и улеглась, свернувшись калачиком. «Дружба… Почему у меня нету друзей? Или они мне не нужны?» - Блондинка повернулась на другой бок и уткнулась носом в спинку дивана.-  «Акира, ты ведь мой друг? Ты ведь не бросишь меня?» По щеке некроманта покатилась слезинка. Через пару минут веки Ровены отяжелели, и она погрузилась в глубокий сон.
Мансарда

0

23

Поскольку ректор не торопилась с ответом, студентка начала думать, что она зря затеяла этот разговор. Ей так сильно хотелось знать причины исчезновения Акиры, что она стала требовать ответа от Ровены Риоранн, но та имела полное право не отвечать ей, и Казуко это отлично понимала. "Мне нужно уходить. Я наверное рассердила Риоранн-сан. Зря пришла. Почему мне нужно все знать? Если бы Акира хотел, чтобы я знала, он бы сам рассказал, а я лезу не в свое дело и требую ответа... " - Девушка переживала, но молча ждала ответа. Казу смотрела на Ровену, пытаясь понять о чем она думает. Она хотела уйти, но жажда ответа была сильнее. Татсумаки не подгоняла ректора, хоть и надеялась, что та ответит быстрее. В ее светлой голове начали возникать мысли о том, что ректор не хочет говорить правду и придумывает ответ, чтобы отправить студентку учиться. Казуко все сильнее убеждалась в том, что Риоранн питает к Акире те же чувства, что и Татсумаки. Это раздражало блондинку и пугало одновременно. С одной стороны, она не могла принять тот факт, что разница в возрасте Риоранн и Имы очень велика, а они решили строить любовь, другой, Ровена могла околдовать парня или уничтожить всех соперниц и его друзей при помощи ее магии. Девушка не хотела видеть в ректоре конкурентку, но не могла. Ей начинало казаться, что это низкая блондинка, Казуко, похожая больше на девочку, а не на девушку, вмешивается в чужие отношения. Из-за этого на ее душе стало тяжело. "Я должна уйти." - Подумала студентка, поднимаясь с кресла. Блондинка хотела вежливо попрощаться с ректором и покинуть ее кабинет, так и не получив ответа на вопрос, но Риоранн вдруг произнесла:
- Акиру отчислили за его скверный характер. Он перешел все границы дозволенного поведения. Руководство академии больше не могло закрывать на это глаза.
Студентка понимала, что у Акиры правда был не самый легкий характер, и парень бесил многих своим поведением, но ответ ректора навел блондинку на мысль о том, что она всего лишь не хотела говорить то, что было на самом деле. Ее слова звучали отрешено и были лишь общими доводами, а Казуко приходила за конкретикой. Думая об этом, блондинка прошла к двери вслед за ректором.
- А сейчас, Казуко, милая, прошу оставить меня, дела не ждут. - Произнесла Ровена, открыв дверь. Татсумаки сразу поклонилась ей, выражая вежливость и уважение.
- Извините за беспокойство. - Сказала она и быстро вышла. Девушка чувствовала, что Риоранн специально ее выпроводила из кабинета, чтобы побыть одной, ведь ей могло быть тоже тяжело из-за отсутствия Акиры. Студентка подумала, что ректор скучает по нему, а Казуко, придя к ней и напомнив об его отчислении, открыла рану. Тогда низенькая блондинка предположила, что Ровена и Акира уже довольно давно не виделись, Риоранн соскучилась по нему. Но это не решало проблему. Акиры больше не было в академии, и Казуко надо было с этим смириться или найти способ, как встретиться. Она пока не собиралась ничего предпринимать, решив, что нужно учиться, а о делах любовных подумает в свободное время.
Гостиная

0

24

Мансарда

Это только для вида Ровена вышла из мансарды через дверь,  а на деле просто попросила мысленно Одина открыть ей портал в кабинет. Идти от замка по заснеженному парку в административное здание мало кому нравится, а сама некромант предпочитала эффектные появления. Всегда интересно неожиданно заявится в самое ожидаемое место. Однако утром пятницы двадцать второго января никто не ждал под дверью или в самом кабинете ректора академии Барониум.
- Ну что ж, раз страждущих нет, займемся насущными делами первостепенной важности.
Шаги мага Воды глушил черно-красный ковер, поэтому казалось, что в кабинете передвигается, едва шурша, ветер или призрак. Выудив из кармана ключи от ящичков в рабочем столе, Ровена уселась в ректорское кресло. Мягко щелкнула замочная скважина, и блондинка достала из среднего ящика ноутбук. Да, в академии не было особой связи с внешним миром, а свет норовил выключится в любую минуту, но век технологий достиг и магически одаренных людей. И хотя Риоранн предпочитала писать от руки, приказы и всю документацию ей приходилось вести также и в электронном виде. Первым делом ректор просмотрела свой дневник дел на сегодня, отметила важное, перенесла некоторые встречи, передав послания необходимым людям через секретаря.  Разобрав ещё несколько бумажных дел, Ровена всё же смогла полностью посвятить себя подготовке документов для зачисления Акиры.  Первым делом Ровена достала договор подписанный Имой для Старейшин. В руках у нее тут же появилась зачарованная ручка с отпечатком ауры брюнета.  Призвав чужеродную магию для этого мира – магию Смерти, блондинка скорректировала подпись своего «племянника» для большей достоверности. «Должно сработать» И проколов палец она прижала набухшую каплю крови к писчему предмету. Тихо произнеся слова силы, маг иного мира тяжело вздохнула распуская плетение. Она взяла конверт с вензелями академии и запечатала в нём договор.
- Один, перенеси, пожалуйста нашей уважаемой Главе Совета.
Послание для старейшин тут же утянула воронка портала, а ректор принялась подготавливать остальные документы для зачисления бывшего заключенного «Закрытого Дома» в Барониум.
- На что только не идёшь ради тебя, Акира. – Пробурчала себе под нос ректор, завершая работу.  Сложив нужные документы в папку и запечатав отдельный экземпляр, который требовал подписи необходимых должностных лиц, Ровена отправилась решать следующую проблему.

Коридоры

0


Вы здесь » Иногриум » Третий этаж академии » Кабинет ректора