Вверх страницы
Вниз страницы

Иногриум

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Иногриум » Северный Храм Воды » Северный храм Воды


Северный храм Воды

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://basik.ru/images/811/short.jpg
http://www.divatravel.com.ua/upload/Travel%20News/Kinkakudzi/1.jpg
Этот храм находится на глубоком озере в лесу. Под озером есть подводные пещеры, в некоторых из них есть воздушные куполы. На поверхности воды видны верхушки огромных камней. По легенде их кинул сам Каппа когда создавал себе место жительства. но вскоре туда пришли сирены и Каппа уступил им место. Толком  манускрипт не переведен и точное знание всей легенды не известно обычным людям.
http://i027.radikal.ru/1012/46/ee7c8e5b218a.jpg
а это для молебен, по окончанию молитвы. Для магов воды -это то место где больше всего чувствуется первоисточник силы воды
Томо Шидоми - гудзи храма воды
right

0

2

Дом семьи Томо
Вот и наступил тот самый день, решающий судьбу юной наследницы семьи Томо. Двадцать пятого декабря, в пятницу она должна была выйти замуж за незнакомого юношу. Для старшего поколения данное событие было не ново, и семьи жениха и невесты готовились к этому знаменательному моменту тщательно. Еще вечером было дано распоряжение о подготовке храма к церемонии. Многие подчиненные старейшин были задействованы в подготовке, поэтому уже с вечера двадцать четвертого декабря весь клан говорил только о свадьбе внучки Шидоми и Тамы. Конечно, так и было задумано, несмотря на то, что на саму церемонию приглашались только близкие родственники и празднование по случаю бракосочетания не намечалось громким, утаить союз юных магов от соклановцев было невозможно. Точно так же, как слухи о порочности Хотару, очень быстро разлетались вести о свадьбе. Кто-то искал причины свадьбы, кто-то восхищался и радовался, кто-то завидовал и сердился из-за того, что не пригласили - равнодушных не было. Все говорили о свадьбе, и практически каждому хотелось посмотреть на невесту. Тама не видела Хотару с вечера. Женщина волновалась за нее, не только потому, что невеста не должна быть грустной, ее больше волновало истинное отношение девушке к предстоящему. Старейшина давала себя отчет в том, что сейчас совсем иное время, но от традиций отступать не собиралась. Именно традиции, по мнению Катсуро, должны были спасти Фиалку от позора. И для того чтобы подчеркнуть важность традиций - никакие новшества не были приняты, даже наряды брачующихся должны были быть исконно традиционными. Тама оповестила об этом Каэдо,  чтобы жених не появился в непонятной одежде, напоминающей клоунский костюм. Свадьбу нельзя было ничем портить! Главенствующий Сенсей не хотела, чтобы все пошло коту под хвост, ведь слишком много сил и переживаний было отдано ради этой церемонии.
На протяжении всего вчерашнего вечера раздавались указания по поводу подготовки, а уже с самого утра пятницы начались приготовления. То, что обычно готовится месяцами, должно быть сделано за несколько часов. С одной стороны, спешка вызывала подозрения, с другой - практически всему клану нашлись занятия. Свадьба была назначена на шесть вечера. Весь день был потрачен на подготовку места, организацию защиты и конфеденциальности церемонии, клану не нужно было, чтобы кто-то из посторонних узнал о важном для них событии. Поэтому печатями были созданы заслоны, не позволяющие входить никому, кроме тех, кто обладает магией Воды.
В закрытой от посетителей части храма должна была состояться свадьба. Все было готово к пяти часам, но церемония будет начата только через час, так как подготовка невесты требовала больше времени.
Вскоре пришло то время, о котором беспокоились Тама и Шидоми - начало свадьбы. Оставалось лишь несколько минут до шести.
"Совсем скоро Фиалка станет замужней..." - Подумала Катсуро, смотря в окно. Там она увидела солдата из армии Главнокомандующего и одобрительно улыбнулась, -"Нам никто не помешает. И Акиры не будет..." - Тама вспомнила, как утром говорила с госпожой Има о том, что Акире быть на церемонии запрещено. Она просила Главенствующего Целителя не пускать правнука, чтобы не ранить чувства Хотару. Так как Катсуро доверяла госпоже Има и знала насколько она мудра, рассказала ей о подозрении, что Акира пытался соблазнить Хотару, что, возможно, у него это получилось, Хотару еще очень юна и не все понимает. Тама просила о помощи и получила согласие.
"Если бы Райдон не погиб, может быть, из Акиры получился бы вежливый, надежный молодой человек." - Размышляя Сенсей, выглядела спокойной, как и всегда.

+1

3

Дом семьи Томо
Когда солнце уже встало и заглядывало в окна комнаты Хотару, за ней пришли несколько послушниц  из храма, возглавляемых Каори, женой Куо Кенджи. Девушка проснулась сразу, как женщины вошли к ней. Сама студентка повернулась  лишь тогда, когда послушницы и мико, удивляясь воде на полу, подошли к ее кровати. Хотару ничего не объяснила гостям, хотя те и спрашивали ее, откуда такое количество воды. Так и не получив объяснений, как и вообще какого-либо ответа, одна из женщин убрала воду с помощью магии.
В этот день Хотару была в отрешенном состоянии и больше смахивала на неживую куклу, поскольку со щек исчез румянец, а блеск в глазах потух. Такие изменения с ней произошли из-за сильного потрясения и ночи в слезах.  Сегодня время для девушки вновь стало приоритетным, и она, хоть и слабо, но все же пыталась отсрочить свадьбу. Ее действия, а точнее, прямое отсутствие какой-либо инициативы замедляло процесс подготовки- невесты к церемонии.  Хотару напрочь отказывалась с кем-либо говорить, даже Дымок не мог достучаться до студентки.  Он жалобно мяукал, пока его не выставили за дверь, чтоб не мешал приготовлениям. Понимая, что хозяйка может в такое состояние впасть надолго, кот решил расстроить предстоящий праздник. Он пока еще не знал как, поэтому просто пошел прогуляться по храму и разузнать обстановку.  Из разговоров людей кот понял, что совсем не многие смогут посетить свадьбу, и даже, что есть некий запрет, тайна о предстоящих событиях. Так для себя решил черныш.  Пока он прогуливался по храму и составлял план того, как же можно спасти Хотару, люди вокруг стали более резво ходить, куда-то торопились, а это значило скорое приближение непоправимого. Делать было нечего, единственный человек, которого знал Дымок, и который был нежеланным гостем, был Акира. Самому целителю не нравилась мысль о том, что придется обращаться за помощью к этому человеку, но ради Хотару, кот был готов и на то, чтоб примирится на время с Когтеточкой. Единственная проблема, которая теперь висела над Дымом заключалась в том, что он не знал, где находится Акира.
«Точно не в храме» - Устремляясь к выходу, подумал Дымок. Вдруг в паре метров перед ним, посреди коридора, появилась призрачная женщина в кимоно.
- Ты мне не помешаешь! Я Хотару помогу! – Ревниво произнес Дым, однако Юме лишь иронично улыбнулась и протянула руку. Черныш намеревался проскочить мимо Княжны, ведь та все-таки призрак, однако у него это не получилось - мико перенесла его в совершенно иное место.
Тем временем Хотару практически превратили в невесту: послушницы заканчивали макияж и приступали к переодеванию в традиционное кимоно для церемонии. Понимая, что мелкие уловки не помогут, студентка сдалась. Она больше не разрешала самой себе пролить слез, но внутренне они так градом и катились. Также зная о своих некоторых способностях целительница  все еще тратила часть сил  на то, чтобы не заморозить всех вокруг.
«Ну почему все так?» - Сама себя спрашивала брюнетка, послушно поднимая и опуская руки, пока ее кимоно подвязывали вокруг талии. Студентка чувствовала себя преданной со стороны Старейшин, так решивших ее судьбу. И где-то глубоко злилась на них, но сил как-либо противостоять у самой целительницы уже не было. Наверное, все они ушли от нее ночью.
Хотару все также не отвечала на вопросы и совершенно не замечала, что ей говорили. Радостная Каори, что-то ей рассказывала. Похоже, женщину вся эта церемония радовалась.
- ..да еще и…. – Что-то говорила мико подкладывая маленькую подушечку под пояс. - … все возможно,.. а сколько всего… - Набор слов, фраз, звуков,  которые долетали до брюнетки, но не были ей понятны. Иногда студентка безразлично посматривала на крутившуюся вокруг нее мико и других послушниц и не понимала, что они тут делают.  Ей казалось, что она попала в какой-то зачарованный храм, что все здесь одурманены каким-то веществом и сошли с ума.
Хотару давно не видела Дымка, а Княжну и подавно, однако этот факт сейчас не тревожил студентку. Но она знала, что связь все еще крепка между ними, и она легко может их почувствовать, и это знание пока держало ее на ходу. Хоть кто-то же должен быть на ее стороне. Тем ни менее, ни кот, ни бабочка не выражали девушке помощи мысленно, и этот факт медленно нагнетал  неприятные ощущения.
Полностью закончив с нарядом невесты, ее макияжем и всем прочим, Хотару ненадолго оставили одну. Она сидела за белой ширмой в комнате и все отчетливее понимала – свадьбы не избежать. В комнате послышались шорохи, и за девушкой пришли две мико. Они поклонились и попросили студентку идти за ними. Целительнице ничего не оставалось, как послушно пойти за ними. Но мысленно, Хотару паниковала. Она растерянно оглядывалась в поисках кота или бабочки, в надежде получить поддержку. Девушка все же думала, что Княжна может легко перенести ее в мир духов и, тогда никто не сможет выдать Хотару замуж. Она бы могла прожить долго-долго в спокойном и тихом мире Юме.
Мико привели студентку в залу, где уже собрался народ. В основном многочисленные родственники и еще какие-то маги. «Они все… все поддерживают это?» - Хотару была в отчаянии. Столько ее родных пришло сюда, чтобы засвидетельствовать ту несправедливость, которая сегодня свершится. Девушка не смогла сдержать обиженного взгляда, особенно отчетлив он был при взгляде на обеих бабушек. Медленно, очень медленно, желая  как можно дольше оттянуть процесс бракосочетания,  студентка подошла к Смотрителю Стихии и повернулась к жениху. Еще вчера с самой собой целительница договорилась, что ни при каких обстоятельствах не примет выбранного ей мужа. Неважно кем бы тот оказался, знакомым или не знакомым, старым или молодым, не примет она его и точка. Поэтому бегло посмотрев на брюнета перед собой, студентка фыркнула и резко отвернулась от него. Тем самым желая показать – с кандидатурой она не согласна.
Кенджи, глянув на молодых, лишь про себя вздохнул. Он посмотрл на Хотару, но девушка в упор не хотела его замечать, и, скорее всего, даже не собиралась  что-либо говорить, если монах задаст ей вопрос. Студентка упрямо уставилась в точку позади Старейшины, даже не слушая речи, которую он, уж к слову, начал. Хотару спиной чувствовала всех магов сзади себя, и хотела, чтобы все они вмиг исчезли, перестали смотреть на нее. Ей было физически очень не комфортно стоять здесь.

Квартира Аланы

0

4

Квартира Аланы
На территории храма Акира появился за несколько минут до начала церемонии. Пробираясь по парку, он заметил большое количество  охранников. "Мдааа... без охраны-то не обойтись. А то вдруг я приду и невесту украду. " - Быстро миновав нескольких из охранников, Има наткнулся на других.
- Ты! Стой! - Прокричал один и кинулся в погоню. "Да меня оказывается тут и не ждут. Неужели от меня такая охрана. Какой я опасный, надо же. Льстит. " - Има, конечно, побежал прочь от охранников, но так как их было много и парень не мог пользоваться магией открыто, ему приходилось на бегу придумывать, как обмануть преследователей. Гошку он крепко прижимал к себе, чтобы случайно не потерять. А ребенок крепко держался за плащ, чтобы не потеряться. Забежав за дерево, Акира вдруг увидел, что точно такой же человек, как он, бежит впереди. Има уже было подумал, что это очередная галлюцинация, но летунчик сообщил, что поможет. Мысленно похвалив Гошку, Акира пошел другим путем к храму. Парень слышал, как два воина готовили доклад своему начальству о том, что они поймали нарушителя - Иму. Тем временем Акира уже добрался до храма с той стороны, где проходила церемония. Он слышал речь Главенствующего Смотрителя Стихии, видел жениха с невестой. "А какие лица..." - Има мысленно посмеялся. Ему очень смешными показались выражения лиц Хотару и Кая. Брюнет не задержался у окна, чтобы его не поймали. Даже несмотря на то, что его копии бегали по всей территории храма, Акира был осторожен. Он незаметно пробрался в храм с Гошкой на руках и в самый подходящий момент, когда студенты еще только должны были произносить свои клятвы, ногой открыл дверь.
- Не понял. Это что еще за...? Свадьбу втихаря - невежливо, однако. Никого не забыли? Про себя говорю. Хотару, вообще-то у нас уже сын есть. - Акира улыбнулся, а Гошка, который сидел у него на плечах, помахал рукой, - подумаешь, внебрачный. Если ты родила, думаешь, я один воспитывать должен. Не собираюсь. Мухой сюда.
Ребенок, подтверждая слова Имы, потянул руки к невесте и невнятно пробормотал что-то очень похожее на "мама". Пока все гости и организаторы свадьбы были охвачены эмоциями, копия Акиры, созданная Гошкой помогла Томо и Некодзаве покинуть храм Воды, затем и сам Акира вместе с Гошкой сбежали от всеобщей суматохи и расправы.
"Закрытый дом" клана Мури

+2

5

Квартира Аланы

После визита к Акире, Княжна переместила Дымка в храм Воды. Однако, не прямиком к Хотару, а в одном из внутренних двориков, где никого не было. Черный кот тут же помчался по коридорам, пытаясь отыскать верную дорогу к комнате, в которой в последний раз видел хозяйку. Поиск необходимого помещения занял какое-то время у черныша и, каково же было его разочарование, когда он не обнаружил студентки в комнате.  Маленький целитель метался из угла в угол, заглядывал, куда только мог залезть, но нигде не нашел Хотару. Паника  стала овладевать котом. Вдруг свершилось что-то ужасное? Мага Воды уже выдали замуж или она сбежала, не сказав и слова своему коту? Пребывая на грани, черныш заметил сияние бабочки, вылетавшей из комнаты.
- А ну стой! Это ты ее спрятала?! – Закричал раздосадованный кот. Он побежал вслед за летящей Юме, сердито някая на нее. Мико было все равно до мяуканий зверька, она просто летела вперед, незаметно для  Дыма  ведя его в огромное, по меркам кота, помещение.
Тем временем, пока Дымок бегал по коридорам за Княжной, Хотару стояла у алтаря ни живая, ни мертвая. Она все еще пребывала в непонятном состоянии, и твердо решила, во что бы то ни стало не соглашаться на брак с неизвестным ей брюнетом.  И вот настал тот самый момент, когда оба студента должны были принести свои клятвы верности, целительница внутренне вся сжалась. Она себе мимоходом представила, что случится, если она так и не произнесет этих роковых слов. Что будут чувствовать ее бабушки, родители, что они ей скажут, как отреагируют все окружающие.
В тишине ожидания слов брачующихся, вдруг отчетливо прогремел удар по дверям, которые с жалобным писком открылись и впустили запоздавшего гостя. Как и все, Хотару обернулась на источник шума.
- А он, что здесь делает? -  Студентка не могла поверить своим глазам. Она посчитала, что Акира пришел также как и все остальные, посмотреть на то, как ее выдадут замуж. Девушка была не особо рада видеть еще одного свидетеля, ее очень задело, что еще и Акира увидит все это. Она сдержанно выпрямилась и отвернулась обратно к Смотрителю Стихии. Хотару сейчас еще больше захотелось провалиться под землю, стать частью воды, что протекала под храмом, и в жизни не ведовать такого позора, каким она считала эту свадьбу.
Тем ни менее, гость решил расставить все буквы над «і». С начала маг Воды решила, что Акира просто решил как обычно ляпнуть что-нибудь, чтоб вывести всех из душевного равновесия, а затем преспокойно сесть где-нибудь в углу и ехидно улыбаться. Представляя себе это за доли секунды, Хотару еще больше хотела, чтоб высокий брюнет исчез из этого помещения.
- Не понял. Это что еще за...? Свадьбу втихаря - невежливо, однако.
Хотару недовольно зажмурилась. «Говори побыстрее и умолкни» Ей было безумно неловко из-за того, что с Има она училась в одной академии.
- Никого не забыли? Про себя говорю. Хотару, вообще-то у нас уже сын есть.
- Что?!  - Целительница в ужасе обернулась. – Ты, что вообще несешь?! – В действительности, было достаточно одного присутствия Акиры, чтоб Хотару разозлилась, но сейчас она уже впала в ярость. Студентка была готова заморозить этого человека прямо сейчас да так, чтоб никто в жизни не смог вынуть тела парня изо льда. «Надо было приморозить, чтоб никто не…»
- Подумаешь, внебрачный. Если ты родила, думаешь, я один воспитывать должен. Не собираюсь. Мухой сюда.
От наглости студента целительница не знала, что и сказать в ответ. Ее выставили в таком свете, что теперь и на свадьбу ей было глубоко побоку. «Я его точно прибью когда-нибудь!» Маг Воды была решительно настроена сойти вниз и хорошенечко треснуть разноглазого, но ничего подобного не случилось. Все дело в том, что наряд невесты был хорошо затянут в поясе, и теперь, по идее, скромной, тихой и мирной невесте, нельзя было нормально двигаться, не говоря уже о том, что дышать Хотару стало трудно, однако студентка твердо намеревалась устроить всем взбучку. Не будет она тихой и мирной,  хватит с нее. Сами во всем виноваты, сначала бабушки, выдающие замуж, теперь Акира, несущий всякую чушь о их совместном сыне. Да она впервые в жизни видела этого ребенка! Закипающая от гнева, Хотару сама не замечала, что магия, несмотря на все предостережения, бурлит вместе с ней диким потоком и вот-вот вырвется наружу.
Именно в этот момент и ворвался, сквозь те же двери и Дымок, бегущий вслед за Юме. Бабочка-призрак незаметно пролетела над головами людей, прямиком к невесте. Княжна пролетела сквозь подопечную и та, глотая воздух от потрясения, при соприкосновении с призраком потеряла сознание. Дымок пулей добежал к целительнице и жалобно стал мяукать.

Район Мегуро

0

6

Квартира Аланы
Кот еще не успел вернуться в дом Каэдо, а о нем уже беспокоились разные прислужники Главнокомандующего. Девушка, которая ранее подбирала ему одежду, волнующимся голосом кричала в дверь туалета, где еще не было подростка, все ли с ним хорошо, нужно ли ему что-нибудь, может, ему нужна помощь. А мужчины, которые были назначены как не то охранники, не то конвоиры, перешептывались о возможном побеге. Кот вернулся, услышал крики, и ему совсем не захотелось выходить из этого убежища, даже если оно являлось туалетом. Ему было невдомек, зачем орать человеку, занятому природной нуждой, через дверь? «На унитазе спокойно даже посидеть не дают. Может, они хотят подтереть мой зад?» - Со смешком пролетело в кошачьей голове. За короткие минуты, что он отсутствовал, уже подняли такой шум. Димир взглянул на экран мобильного. Удивительно, но прошло больше часа его отсутствия. Куда делось столько времени, осталось загадкой. Получилось, что для всех, внук Главнокомандующего час с лишним торчал в уборной. Кот потер лицо руками, собираясь с духом и готовясь, наконец, покинуть это помещение. Вышел со словами, мол: «все в порядке, не нужно было так орать, дела делаются гораздо проще в тишине и спокойствии». Вся его речь была сказана на английском языке с невозмутимым, даже властным видом наследника. Прислужники стихли и покорно последовали за Котом в комнату, где продолжилось подготовка жениха, ломавшего голову над побегом. Он ни на секунду не забывал об этом и искал лазейки во всем: времени, помещении, ситуации, лишь бы избавиться от ярлыка «жених» и вернуться к свое привычной жизни.
Прежде чем выйти в портал, Кот захватил свою рюкзак, со словами: «там находится подарок невесте, его оставлять нельзя». За несколько минут до начала церемонии Кот был в зале, одетый в торжественную одежду, и вообще выглядящий как самый великолепный жених в японской традиции. Он поддерживал свой образ поведением, какое требовалось от него в поместье Томо. Подросток был внешне уравновешенным, презентабельным, а внутри — тем, кто готов умчаться прочь сию же секунду. Каждый раз, когда в зал кто-то входил, Кот обращал внимание на этого человека, вдруг это переодетый Акиры — как-никак он пообещал вызволить Мадди из этой передряги. Вот вошел усатый высокий человек. Усы густые-густые, даже лица толком не разглядеть из-за них. Должно быть, это и есть Има, скрывающий свою личину. А нет, показалось. Старик оказался пониже. Вошла женщина. Длинноволосая брюнетка, на глазах очки, в руках трость. Может быть, это Акира? Ему же потребуется придумать что-то оригинальное, чтобы никто ни о чем не заподозрил. Нет, и женщина не является спасителем, на которого и была вся надежда. Кот уже терялся в предположениях и воображении, в каждом присутствующем ища Акиру. К алтарю подошел священник, если это был священник, в общем, тот, кто будет сегодня сочетать два незнакомых друг с другом сердца. Отличная роль для злодея, на котором лежит обязательство расстроить свадьбу. Мадди осторожно подошел к алтарю, познакомился с главенствующим Смотрителем Стихии. Мужчина оказался довольно-таки легким для контакта, что еще больше подкрепило догадки, что именно в него перевоплотился, так сказать, Има. Общаясь с ним, подросток так и не узнал, что мужчина перед ним является Старейшиной, и ему, Коту, следует вести себя более почтительно по отношению к нему. Однако, похоже, мужчина и не требовал к себе какого-то особенного уважения — еще одна причина думать, что он был Акирой.
Все. Все заняли свои места, уже пора начать церемонию — часы тикают. Оставались лишь секунды до шести вечера. Открылась дверь — и в помещение вошла невеста. Симпатичная брюнетка в белом шла мелкими шажками, Димир смотрел на нее, не отрываясь, как положено жениху. Кот был намерен сыграть свою роль великолепно, раз уж сама свадьба все равно не состоится. Главное во время удрать, а остальное ерунда.
Девушка уже рядом, только совсем не понятно, что с ней. Стоит, как манекен, Кот решил, что так принято в Японии — изображать из себя неприступную куклу, японцев же не понять с первой встречи с их традициями. Он с уверенностью мог сказать, что ему далек мир Востока, и он хочет вернуться в родную Америку, хоть там его ищут приспешники отца. Во всяком случае, как-то же он прятался от них столько времени, может быть потерянным и дальше. Делов-то.
Пока Некодзава размышлял на счет американкой жизни, подошло время что-то говорить в знак согласия женить и любви к незнакомке. «А что говорить-то?» - Коту прежде не выдавался шанс подготовки речей на такой случай, тем более, на японском языке. Воспевать любовь — не в его стиле, куда уж там признания незнакомке и обещания верности. Он хотел было пожать плечами и признаться — понятия не имеет, что нужно сказать, но кошачья гордость сковала его, и подросток стоял подобно тому, что готовит крайне серьезные слова для возлюбленной.
Как раз вовремя, кот уже было раскрыл рот, чтобы начать говорить какую-то дребедень, с шумом открылась дверь. В проеме стоял Акира собственной персоной. Кот повернулся к Старейшине, которого считал спасителем, отвернулся «Дела…»
- Не понял. Это что еще за…? Свадьбу втихаря — невежливо, однако. Никого не забыли? Про себя говорю. Хотару, вообще-то у нас уже сын есть. Подумаешь, внебрачный. Если ты родила, думаешь, я один воспитывать должен. Не собираюсь. Мухой сюда. - Всю эту пламенно-насмешливую речь Кот слушал, слегка раскрыв рот. Слова о внебрачном сыне поразили его, и он, наверняка тоже мог бы рухнуть в обморок, как его невеста, если бы от него не зависело так много. Поймав брюнетку в свадебном платье, Кот осведомился, куда ее можно отнести и быстро скрылся за одной из дверей. Он быстро нашел свою рюкзак и Акиру, с которым потом отправились за Оскаром. Чудеса, но все вместе, включая и невесту, они сбежали от Старейшин с их замашками в США.
Коридоры

+1

7

Тама внимательно наблюдала за женихом ее внучки, пока не началась церемония. Она прекрасно понимала, что можно в любой момент прервать свадьбу, если это потребуется. С одной стороны, она опасалась этого, с другой, женщина не желала выдавать замуж свою кровиночку за неизвестного юношу. Но, к счастью Старейшины, Кай показал себя вежливым и общительным человеком. Катсуро отметила для себя, что у него совсем немного сходств с его дедом. Этому Тама радовалась. Она, как и другие приглашенные, успела обмолвиться несколькими словами с женихом, чтобы убедиться в своем предположении на счет того, что этот юноша подойдет Хотару.
Во время начала церемонии, когда вошла невеста, Катсуро приятно улыбнулась, ведь ее внучка была прекрасна. Затем она посмотрела на Кая, ей понравилось, как он смотрел на Хотару. Тама увидела в его взгляде интерес к девушке, значит, он будет готов сделать многое, чтобы она полюбила его. Старейшина надеялась, что чувства молодых будут взаимны, но Хотару стояла у алтаря никакая, и Тама беспокоилась за нее. Женщина понимала чувства девушки. Ведь она тоже когда-то вышла замуж без любви, а по долгу. "Фиалка, приободрись... Стерпится-слюбится, дорогая." - Подумала Старейшина, смотря на внучку. Женщина не ждала от нее радости, но ей бы хотелось видеть ее хоть немного живой. Тама держала себя в руках, не позволяя выйти наружу эмоциям. Внутренне она сочувствовала Фиалке, но внешне была все той же серьезной главой сенсеев. Уже подошел момент, когда брачующиеся должны были произнесли клятвы, но ни Хотару, ни Кай ничего не говорили. Среди гостей прошелся тихий шепот, все строили догадки, почему они молчат, а Тама внимательно смотрела на молодых, пытаясь прочитать по их лицам, в чем дело. Но не успела она понять, как открылась дверь и появился незваный гость.
- Не понял. Это что еще за…? Свадьбу втихаря — невежливо, однако. Никого не забыли? Про себя говорю. Хотару, вообще-то у нас уже сын есть. Подумаешь, внебрачный. Если ты родила, думаешь, я один воспитывать должен. Не собираюсь. Мухой сюда.
Выслушав всю речь, Тама с удивлением посмотрела на ребенка, которого держал студент, затем на Хотару.
- ВЗДОР! - Старейшина не желала слышать эту наглую ложь от кого бы то ни было, тем более, от Акиры. - Фиалка невинна! Это не ее ребенок! - Пришла в негодование женщина. Она вышла из рядов, чтобы расправиться с мерзавцем, который попортил ей столько нервов, но услышала вскрики. Тама посмотрела в сторону алтаря и увидела Хотару без сознания и как заботливо Кай уносит ее куда-то. "Хорошо позаботься о ней." - Мысленно попросила она, отворачиваясь от него. Катсуро собиралась отправить Акиру восвояси, но студента уже не было. Женщина обежала зал, посмотрела за дверьми, но Има словно испарился. Она распорядилась, чтобы охранники нашли парня и привели его к ней, а сама пошла к тому, на ком лежала ответственность за охрану.
- Каэдо-сан, - с серьезным видом она обратилась с Главнокомандующему. - Почему вы позволили Акире прийти? Вас ведь просили сделать все как подобает! А теперь из-за вашей халатности сорвалась свадьба. - Тама собиралась сказать большую поучительную тираду, но она заметила мельком пробегающего Акиру и тут же побежала за ним. Она пыталась его поймать с помощью магии, но он вел себя слишком ловко. Ей не удалось поймать студента, и она вернулась в зал, где ей сообщили о том, что жених с невестой тоже пропали...

Отредактировано Тама (20.04.2014 22:37)

0

8

Дом Каэдо Йасио

Йасио был безмерно горд и за себя, и за внука. Он поручил своим людям присмотреть за Каем и довести его до места бракосочетания. Сам Главнокомандующий на всех порах помчался в храм. Он гордо вышагивал по помещениям и коридорам, высоко задрав подбородок и важно качая своей головой на тонкой шее. Каэдо питал свои надежды о месте главы клана, чуть ли не с первого дня, как очутился на пороге Северного храма Воды. Пост Главнокомандующего Старейшине тоже нравился, но идеей-фикс для него всегда было место Главы Совета. Ни с помощью собственной женитьбы, ни с помощью обманов, интриг этого не удавалось, но, что если попробовать добиться  своей цели через собственных детей? Это было в действительности куда более удачным подходом, и Йасио верил, что на этот раз он идет верным путем к своей мечте.
Он прибыл одним из первых в зал, где была назначена церемония. Все приказания уже были высказаны, нужные люди стояли на постах, а сам Каэдо нетерпеливо ожидал  начала церемонии.
Он  общался со многими из пришедших на свадьбу. Главнокомандующему не терпелось пересечься с Катсуро, похвастаться тем, как хорошо он обеспечил прекрасную защиту от нежеланных гостей, но случая не представилось. Началась церемония, и Йасио занял свое место. Он с нескрываемой гордостью смотрел на внука и с любопытством - на Хотару, которая выглядела как-то уж сильно отрешенно. Однако, об эмоциональном состоянии детей Каэдо мало беспокоился в данный момент. Главное, они сегодня соединят не только свои судьбы, но и целых три верховных семьи. Старик отыскал взглядом Таму и подмигнул ей, но женщина, то ли не заметила, то ли проигнорировала его.
«Ничего, теперь-то вы, Тама-сан, не сможете так легко от меня отделаться. Мы теперь родственники, и праздники вместе отмечать будем» - Хихикнув своей мысли, Главнокомандующий сделал серьезное лицо.
Брачующимся задавали самый важный вопрос. Все в зале затихли, чтобы услышать клятвы молодых, но этого не произошло. В помещение ворвался самый не желанный гость на любом празднике в храме Воды. «Какого он тут делает?!» - Каэдо весь взъерошился, хоть волос на голове у него и не осталось, зато бородка наэлектризовалась, а глаза гневно всколыхнули. Старик тут же сделал веселую гримасу, говоря рядом стоящему магу:
- Экий проворный, сейчас весь спектакль и начнется: похищение невесты.
«Всем дурь повыбиваю! Где они прохлаждаются? Всех разжалую! Дворы пойдут мести. Собак выгуливать!» Внутренне Старейшина был крайне зол, ведь появление Акиры означало, что он, Главнокомандующий,  в чьем подчинении все военные силы клана, не смог обеспечить безопасность свадьбы собственного внука.
Тем временем на сцене разворачивались события куда ярче: Хотару упала в обморок, и Некодзава, взяв ее на руки, унес куда-то, а Йасио, чтобы разбавить обстановку и недовольные шепоты, произнес:
- Это все запланировано, не переживайте, теперь наступает самый интересный момент. – Каэдо говорил так, словно сам ожидал продолжения спектакля, а на деле ругал подчиненных. «Где они ходят?!»
Старейшина обернулся. В помещения ворвались  его подчиненные. Они выглядели столь нелепо во всей этой суматохе, что Каэдо хотелось самому погнаться за Има и вправить ему пару извилин на будущее. Но статус и почтенный возраст не позволял, тем более, это бы разрушило лапшу, навешанную на уши магов рядом.
- Каэдо-сан, - Сзади Старейшины послышался знакомый голос Катсуро. - Почему вы позволили Акире прийти? Вас ведь просили сделать все как подобает! А теперь из-за вашей халатности сорвалась свадьба.
- О, Тама-сан, рад вас видеть. – Подхватив женщину под руку, старик повел ее от любопытных локаторов-ушей. -  Хорошо вышло, правда?  -  Достигнув тихого места, под стеной, где не было посторонних, Главнокомандующий отпустил Сенсея. – А я и не знал, что вы пытаетесь мне подсунуть надкушенный плод. – Теперь уже Йасио подался в нападение. Он ехидно скривился и материализовал  надкушенное яблоко с одной стороны. – Не хорошо, Тама-сан. Я-то думал, что ваша внучка невинна, как первый цвет сакуры, а выходит.. у нее уже и дети есть. Вы так пеклись об охране из-за этого? Меня дураком хотите выставить? Тама-сан, зачем же так?
Поругавшись с Главенствующим Сенсеем, Каэдо  быстрым шагом скрылся из зала. Он сразу же направился на поиски того, кто отбирал "лучших" воинов и разведчиков. В этот день Старейшина еще долго  высказывался по поводу некомпетентсности своих подчиненных начальнику охраны храма Воды. Он и вправду разжаловал начальника до ряда обычных воинов и отправил его куда-подальше из Токио в глухой городок, обучать детей в местном храме Воды. Остальных провинившихся, также не обошел злосчастный рок. Всем им был сделан строгий выговор, и их также лишили тех званий, которых они достигли за долгие годы службы.

+2

9

Дом семьи Томо

Сегодняшнего дня Шидоми ждала и боялась. Она переживала за судьбу своей внучки, и очень беспокоилась, что та вытворит что-нибудь по горячности своей молодой крови.  Утрешние донесения о состоянии Хотару не давали в общей мере успокоения гудзи.
К назначенному времени Глава Совета уже находилась в помещении для венчания. Ее часть как организатора была успешно завершена. Как представитель Совета и родственница врачующихся  по своему положению Шидоми заняла место в первом ряду.
В зал подтягивались гости. Мать Хотару, также присутствовала здесь. Она поздоровалась с Шидоми, и женщина не заметила особого беспокойства в глазах целительницы.  Это немного подбодрило Шидоми. Если мать поддержит Хотару и даст ей уверенность в правильном выборе Старейшин, то девушка быстрее свыкнется с замужеством.
Наконец церемония началась и, к несчастью, многие заметили состояние Хотару.  Глава Совета понимала, что ребенку современному тяжело принять традиционные взгляды родственников. Отчасти гудзи упрекнула  родителей студентки за то, что не внушили ей покорности перед старшими.
Церемония бракосочетания должна была пройти быстро, после чего можно было быть более уверенный в статусе Хотару, к том, что слухи о ее замужестве расползутся и более ни у кого не повернется язык  сказать о ней что-то неприличное. Но судьба сложилась так, что венчание привело к ужасным событиям, по мнению Шидоми. В зале очутился Акира, чем колыхнул общую волну негодования и породил еще больше слухов о странном ребенке Хотару. При виде этого молодого человека, Шидоми пришла в ярость. Как он смел так подставить ее внучку, да еще и перед столькими соклановцами, всеми знатными людьми. Она тут же распорядилась, чтобы этого нахала вывели,  а как только заметила, что с невестой дурно, отправила ее вместе с женихом в безопасное место. Она попросила одну из мико провести молодых в другую комнату, до тех пор, пока здесь все не уладится. Старейшина, как и многие, осталась в зале в ожидании новостей, но оставаться здесь для нее оказалось тяжелой ношей, и женщина отправилась к молодым. Она мысленно думала над тем, как все исправить, что теперь произойдет и как это отразится на внучке. Когда же гудзи вошла в помещение, где, по идеи, должна была находиться Хотару, оной там не оказалось. И началась новая метушня – все искали молодых, которые бесследно исчезли.

Дом семьи Томо

Отредактировано Шидоми (30.07.2017 16:38)

+1

10

Внутренний сад

Канаме привели в участок, обыскали, забрали все личные вещи и заперли в вытрезвитель на несколько минут. Юро так устал, что решил - он может выспаться пол дня. Канаме не знал, что он провинился перед кланом и что его заперли и обыскали только из-за того, что он подозревался в измене клану. Юро думал, что его как алкаша заперли в вытрезвителе, чтобы он протрезвел. А потом его отпустят домой. В камере разведчик был один. Он решил, что за несколько часов сможет выспаться, а потом пойдет в гостиницу приводить себя в порядок, чтобы от него не пахло перегаром и табачным дымом. Канаме удалось поспать всего лишь несколько минут, но, когда его разбудили, ему показалось, что прошло несколько часов и он давно должен был уйти. Его разбудили холодной водой, вылив ее на него. Юро не понял такого обращения, но решил, что он либо храпел, либо как-то мешал работникам. Ему ничего не сказали, когда открыли двери камеры и повели его в какие-то коридоры. Мужчина воспринял лица своих конвоиров знакомыми, но не придал значения этому. Он даже не вспомнил, что конвоиры были теми магами, которые новью гнались за ним и внучкой главы клана, когда он пытался увести ее в гостиницу подальше от улицы красных фонарей. Спокойно идя вперед, Юро думал о том, что ему очень хочется пить и отдыхать, а не идти куда-то, не понимая зачем. Но он не задавал вопросов, решив, что ему все объяснят, когда приведут на место встречи с кем-то. Только когда он увидел мужчину со своим мечом и короткой предметов, Кан понял, что дело не в его пьяных признаниях в любви, а в клане. Он понял, что и конвоиры были его соклановцами, но разведчик не понимал, что он такого сделал, почему его ведут, как преступника.
В храм Воды Юро попал через портал артефакта, который открыл один из конвоиров. Они оказались в довольно узком коридоре, где не было окон, и Кан догадался, что они на нижнем ярусе храма, где проводятся допросы и дознания. Он знал об этом месте, но никогда раньше здесь не был. Он знал, что сюда могут попасть только избранные Советом через порталы специально созданных артефактов. Как пройти в эти коридоры по храму не знал никто из нижестоящих магов, и Канаме не стремился узнать. Он не понимал, для чего его могли сюда привести. Из-за того, что он был пьян, мужчина очень спокойно относился к этому и не анализировал ситуацию, отмечая только очевидные вещи. "Они поймут, что я не виновен, и отпустят меня." - думал Юро, когда его привели в комнату, в которой был только стол два стула и встроенное в стену зеркало, через которое люди из другой комнаты могли наблюдать за преступником. Юро посадили за стол, а его руки прицепили наручниками   к столу. Канаме не сопротивлялся, смотря все время вниз. Он не считал себя в чем-то виноватым, но перечить тем, кто выполняет приказ не собирался, так как было бессмысленно. Ему ничего не сказали, когда конвоиры выходили из помещения, и не предложили позвонить, чтобы предупредить коллег о том, что он не сможет присматривать за студентами на источниках. Маг подумал, что ему вообще не разрешат ни с кем связываться, к тому же у него не было семьи, за которую он был бы в ответе. Юро, смотря на свои руки вздохнул и подумал: "Как хочется пить." Склонив голову, он вздохнул еще раз и закрыл глаза. Растрепанные волосы закрывали его лицо. Юро задремал.

Отредактировано Канаме (27.08.2017 19:05)

+1

11

Дом семьи Томо

Портал вывел Главу Совета в тесную комнатушку с большим прозрачным окном в смежную допросную.  Один из стражей принес Старейшине комфортный стул.
- Разрешите ввести пленного?
- Да. – Ровно произнесла женщина, заодно открыв папку с документами. Практически такая же, лишь с некоторыми отсутствующими делами лежала перед мужчиной в военной форме клана Мури.
Томо внимательно следила за тем, как в помещение ввели Юро, как его усадили за стол и приковали наручниками. Какое-то время гудзи храма наблюдала за этим разведчиком. То же делал и мужчина в форме, заодно бегло просматривая документы пленного мага.
- Томо-сама, я могу начинать допрос? В каком направлении мне идти?
-  Нам нужно докопаться до истины. Есть опасения, что, будучи на дальних заданиях, он предал свой клан, и его переманили. Дави сначала на это, а как будет готов, заодно уточни, зачем он пытался навредить моей внучке.
- Да, Старейшина-сама. – Мужчина с военной выправкой щелкнул каблуками, поклонился и вышел из смежной комнаты, прихватив с собой папку. В допросную уже вошел несколько изменившийся в себе человек. Не просто военный, а военный-следователь, знающий, что он ищет и готовый к агрессивному допросу. Мужчина обошёл стол и резко грохнул папкой по столу.
- Меня зовут Кодо. Вы знаете, в чем вас обвиняют, Юро-кун?
Шидоми сидела за стеклом и внимательно наблюдала за ходом допроса. Раскачка цепного пса, взявшего след, женщине была не столь важна. Поэтому она внимательно следила за подозреваемым, улавливая каждое его движение, и жажда выбить из этого мужчины всю правду. В допросной же Кодо начал свой агрессивный допрос, он резко чеканил слова, с каждым вопросом обвиняя разведчика.
- Какого было ваше задание в Тяньцзинь? Интересных людей встретил, да? – Мужчина в военной форме встал, расстегнул первые две пуговицы своего камзола. – У вас же тоже есть форма. Но вы ни разу не явились в ней на праздники клана. Где вы были в последнее празднование Вод?
Допрос продолжался, Кодо пытался сломить разведчика своей манерой говорить, двигаться, давил своим авторитетом, тоном, вопросами о том, где его семья, почему не женился, с кем он общается, где был на том или ином важном собрании, почему последний месяц не отчитывался о своем пребывании в академии.
- Принесите воды. Здесь жарко. – Громко возвестил мужчина, вальяжно садясь на свое место.
Шидоми подозвала стража.
- Пускай покажет ему фотографии. Вот эти. -  Женщина протянула служащему фотографии Канаме из Конджу. Туда мужчина по отчетам ездил в отпуск. Ничего особенного, просто один из магов Воды случайно заснял разведчика в баре с какой-то девушкой.  Однако сейчас, когда нужно было добиться целей, можно было и блефовать. Вряд ли Юро помнил эту рыжую девушку, тем более на фото лишь её спина, но игра ва-банк подразумевала риски.
В допросную вошел страж, поставил стакан воды по середине стола и протянул следователю фотографии. Мужчина взял их, посмотрел на зеркало, за которым сидела гудзи храма, а после оскалился, глядя Канаме прямо в глаза.
- Так, так, Юро-кун. Очень интересная ситуация вырисовывается. – Кодо небрежным движением рук положил перед мужчиной фотографию. – Вам понравилось в Корее? Несомненно, милая девушка, умна, красива…. И не из клана...  Как давно вы предали свой народ?
Шидоми следила, не отрывая глаз от двоих магов. Она знала, что принесенная вода ничем не поможет обвиняемому. Все допросные были спроектированы так, что внутри магия не действовала, и об этом знали лишь немногие. Даже те, кто работал здесь, на нижних уровнях, не всегда были посвящены в тайны этого места. А вот то, будет ли разведчик атаковать следователя было важным фактором.

+2

12

Когда открылась дверь, и в помещение вошел неизвестный, Юро немного поднял голову и посмотрел на ноги того, кто вошел. Разведчику было тяжело подняться полностью и поприветствовать незнакомца. Подождав несколько секунд, маг Воды выдохнул, внезапно на стол что-то грохнулось. В голове Канаме многое перевернулось, а в ушах зазвенело. Он зажмурился. Ему хотелось закрыть уши, но его руки были прицеплены к столу наручниками. Когда звук прекратился, разведчик медленно занял вертикальное положение, ничего не сказав вошедшему. Юро перехотелось приветствовать человека напротив. Кан, конечно, понимал, что ему не принесут чай, не накормят, и беседа будет не дружеской, но он надеялся на человеческое отношение к себе, ведь он был невиновным.
- Меня зовут Кодо. Вы знаете, в чем вас обвиняют, Юро-кун? - Серьезным голосом сказал мужчина. Юро посмотрел на него усталым взглядом. После удара документов об стол, разведчику вообще ничего не хотелось, кроме как занять горизонтальное положение. Его голова заболела, но Юро пытался расслабить лоб, вспомнив, что это помогает в полном расслаблении, но человек напротив ему мешал. Канаме хотел прийти в себя, чтобы вести нормальный диалог, но из-за головной боли это у него бы не получилось. Чтобы не заставлять долго ждать, Кан ответил и зажмурился.
- Не знаю.
Последующие вопросы для Канаме были не совсем понятны. Он понимал, что быстрое и резкое произношение слов и особое построение предложений - это специально, чтобы выбить его из колеи, но Юро не хотел брать вину на себя даже не понимая за что. Он знал, что если скажет хоть слово, которое будет воспринято как признание, то ему уже не видать свободы. Поэтому мужчина отвечал очень коротко и тщательно выбирая слова, чтобы в них был только один смысл - о его невиновности. Юро давалось это не просто, учитывая его состояние в данный момент. В горле пересохло, поэтому он часто сглатывал. Кан просил пару раз, можно ли ему воды, но допрашивающий игнорировал его просьбы. Тогда Канаме еще немного потерпеть, он ведь разведчик, должен справиться. Если бы его допрашивали враги, никто воды бы ему не дал. Когда мужчина подумал об этом, в голову ворвалась мысль о том, что он уже у врагов, несмотря на то, что перед ним был его соклановец.
- Какого было ваше задание в Тяньцзинь? Интересных людей встретил, да? У вас же тоже есть форма. Но вы ни разу не явились в ней на праздники клана. Где вы были в последнее празднование Вод?
Канаме ответил только на последний вопрос, так как мужчина говорил быстро, провоцируя.
- На Севере гор Сазаки. - тихо проговорил мужчина, сглотнув. Канаме почти не смотрел на военного, так как у него болела голова, а его жестикуляция раздражала. Кан решил ориентироваться на слух. Он склонил голову и прикрыл глаза. Ему хотелось тишины, но мужчина продолжал давление на психику разведчика.
Юро не прекращал свою тактику коротких ответов. Иногда у него не получалось ответить, так как резко задавался новый вопрос. Канаме было тяжело соображать. Ему очень хотелось отдыхать и воды, чтобы освежить мозги. Дав ответ на очередной вопрос, разведчик медленно повернул голову к зеркалу и взглянул на себя. Ему не понравился его внешний вид. Он представил, что если бы сейчас его увидела Тиара, то отреагировала бы как-то ярко и эмоционально, и это ему нравится в ней. Брюнет невольно улыбнулся отражению и повернулся к допросчику. Кан смотрел на него такими глазами, что можно было подумать: он не пил несколько дней и только что выпущен из плена.
- Принесите воды. Здесь жарко. – Сказал военный, рассевшись на стуле. Через пару минут в помещение вошел страж, поставил стакан воды на середину стола, где были руки Юро, отдал какие-то фотографии следователю и ушел. Канаме невольно посмотрел на воду, как на единственный шанс, который может ему подарить спасение. Только разведчик отвел от стакана взгляд, как его глаза наткнулись на злобный оскал следователя. Канаме закрыл глаза и слегка покачал головой, чтобы прогнать неприятное видение.
- Так, так, Юро-кун. Очень интересная ситуация вырисовывается. Вам понравилось в Корее? Несомненно, милая девушка, умна, красива…. И не из клана...  Как давно вы предали свой народ? - Продолжал допрос военный, показав фотографии Канаме. Юро внимательно смотрел на себя и девушку. Та встреча была неформальной и происходила во время отпуска разведчика. Кан не понял, какое отношение это фото могло иметь к какому-то проступку, но когда вдруг следователь спросил о предательстве, Канаме удивленно посмотрел на стакан воды. "Меня считают предателем, почему? Что я сделал?" - маг Воды ничего не понимал. Он снова посмотрел на воду, как на спасение. Жажда очень мучила его. Юро безумно хотелось пить, но если он мог достать руками до стакана, то поднести его ко рту было невозможно. Канаме посмотрел на следователя, потом снова на стакан воды. Маг еще не ответил, его пересилила жажда. Юро резко схватил стакан с водой и подкинул его вверх, затем сам поднял голову. Часть воды попала на лицо и волосы мага. Канаме слизнул капли воды с губ и посмотрел на следователя.
- Я не предавал свой народ.

Отредактировано Канаме (06.08.2017 20:35)

+2

13

В помещении с обратной стороной зеркала был еще один с вину непримечательный человек, одетый в военную форму клана МУри. Вакаги Моро. Несмотря на свою заурядную внешность, мужчина этот таил в себе недюжинные амбиции. Он молча наблюдал за происходящий в помещении допроса. Молчал и улыбался, но только про себя. Не стоит демонстрировать свои истинные эмоции, будучи на работе перед начальством, да и в жизни вообще полезным это не будет. Особенно, если ты солдат, пускай и особого назначения, но оставшийся среди низов. Тобой помыкают, заставляют делать все, что только заблагорассудится им, высокомерным начальникам. Впрочем, им тоже положено быть таковыми. Не будешь втаптывать в грязь, втопчут тебя. Эти военные, нет, людские игры были известны Вакаги и ему уже настолько осточертело быть среди тех, кого топчут, что он решил использовать свой мимолетный шанс выслужиться перед самой главой клана, госпожой Шидоми Томо. Ухмыльнувшись себе где-то  глубоко внутри своей мрачной души, Моро сохранил внешнее спокойствие для наблюдения. Его мысли ликовали при каждом неверном слове старшего на ступень коллеги, если так можно выразиться. Он то и дело бросал в сторону Старейшины незаметные кратковременные взгляды, дабы уловить ее мимике хотя бы малейший намек на недовольство следователем за стеклом. Однако ее лицо казалось мужчине каменным. Быть может, глава клана чувствовала его взгляды и вовремя скрывала эмоции, воин не мог быть в чем-либо уверен насчет этой женщины. Все же, чтобы управлять кланом, надо обладать таким железными... нервами.
Бросив очередной взгляд на главу Совета Старейшин, Моро-таки решился подать голос.
- Разрешите обратиться, Старейшина-сама. - в пол голоса отчеканил солдат, стоявший в паре метров от нее. После разрешения, мужчина озвучил назревшую просьбу. - Позвольте мне продолжить допрос.
Он знал, одна лишь озвученная просьба не откроет ему дверь к возможности, здесь было необходимо важное, крайне важное, объяснение, ставшее веской причиной для согласия.
- Кодо переживает болезнь сына. - проговорил он так искренне, как только мог. Да, действительно не так давно сын проводящего сейчас допрос военного слег с тяжелым заболеванием, однако настолько отец переживал за свое чадо, никто не знал, но правдой можно и пренебречь, если хочешь достичь своих давно желанный целей. Мужчина полагался на великий ум женщины: она поразмыслит и догадается, что человек, чьи эмоции неспокойны, не способен достичь истины, которая так необходима главе клана. Молчание Старейшины заставляло сердце мужчины трепетать. От ее ответа зависело, будет ли у него шанс утереть старшему нос, доказав, чего стоит простой с виду заурядный солдат, или нет. Пока госпожа Томо обдумывала возможные варианты, за стеклом подозреваемый выкинул неожиданный номер. Стакан, подброшенный им разбился о пол, а вода разлилась. Чего хотел этим добиться Юро, догадаться было сложно, но реакция Кодо порадовала хитреца Вакаги. Кинуться на него с громогласными обвинениями, да ударить по лицу - вот чего не хватало для правдивости всей картины. Еще один удар. И еще. Подозреваемый точно не уйдет абсолютно целым, да и синяки на лице. Вот таких ошибок допускать точно не стоило. Внутренняя улыбка солдата растянулась вновь.
- Старейшина-сама. - словно беспокоясь о деле, заговорил Моро, - по клану пойдут слухи. Секретность будет утеряна.
Стоило сказать эти слова, и, как по волшебству, ледяная дама сказала свое единственное слово, открывшее ему дверь. Поклонившись, мужчина поспешно вышел, радуясь будущей победе. По пути в соседнюю комнату, он захватил стакан, заполнил его водой и только потом, он вошел в помещение для допроса, где Кодо продолжал закидывать обвиняемого резкими обвинениями и вопросами, не забывая применить силу.
- Кхем-кхем. Разрешите. Кодо-сан. Вас вызывают. - несколько небрежно говорил он, точно сообщая своим поведением старшему по званию, что тому не поздоровится. Разумеется, игнорировать или пытаться ставить на место осмелевшего солдата равносильно неподчинению главе клана со всеми вытекающими. Следователь покинул помещение, всем своим видом выразив негодование. А Моро, улыбнувшись побитому, занял место напротив.
- Я Вакаги. Ну как ты? Покажи, как он тебя приложил. - "С меня роль доброго следователя - добыча моя." - пронеслось в голове Вакаги. - Давай по порядку, Юро-сан. - более уважительно отнесясь к подозреваемому, продолжал солдат. - Ты говоришь мне все, что с тобой происходило, а я постараюсь тебе помочь.
Стакан Моро аккуратно поставил на стол, но не выпустил из рук, наблюдая за пленным. В его голове был план, которым он не собирался ни с кем делиться.
[NIC]Вакаги Моро[/NIC][STA]Сержант тайного подразделения[/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/xCKqt.jpg[/AVA]

Отредактировано Многоликий (20.08.2017 15:20)

+1

14

Допрос Канаме продолжался. Юро казалось, что прошло уже довольно много времени, его силы иссякали, но, понимая это, Кан стойко держался перед следователем. Он не собирался признаваться в том, чего не совершал. Где-то в глубине души его задевало то, что в клане его подозревали как изменника. Юро не понимал, где он мог подставить клан, он всегда старался для клана, но получилось, что недостаточно. Мужчина вздохнул и в очередной раз повторил, что он никого не предавал, когда ему задали вопрос. После этого следователь стал обвинять Канаме во многом случившемся. О многих событиях Юро даже не знал, но удивиться у него уже не было сил. Мужчина так давил на подозреваемого, что Канаме уже почти не соображал, но говорил одно, что он не виноват. Когда терпение военного закончилось, он решил объяснить подозреваемому на языке жестов, как тот неправ. Он ударил Канаме по лицу, из-за чего у брюнета появился синяк под глазом и закровоточила губа. Юро повезло, что он бил не так сильно, ведь следователь был накаченным и мог выбить и зубы. Когда следователь продолжал бить подозреваемого, Канаме уже был на полу. Лечь ему не позволяли сцепленные руки. Он чувствовал боль от ударов, но себя не защищал. Пару раз рефлекторно у него получилось защититься ногами, но после этого следователь применил еще больше силы. Канаме понимал, что  нет разницы в том, будет он защищаться или нет. Но это не утешало. Мужчина хотел вместо этого оказаться рядом с Тиарой или хотя бы поговорить с ней по телефону. Ему очень хотелось услышать ее голос, чтобы удостовериться, что с ней все в порядке. Он беспокоился об этом, а не о том, что она не знает, где он. Понимая, что его подозревают в измене, Юро уже подумал оборвать с ней контакты, но перед этим он должен был с ней поговорить.
Вдруг в помещение вошел другой человек. У него в руках был стакан воды.
- Кхем-кхем. Разрешите. Кодо-сан. Вас вызывают. - Человек прошел мимо следователя, который, посмотрев на Канаме очень сердито, ушел из помещения. Новый следователь занял место за столом. 
- Я Вакаги. Ну как ты? - Поинтересовался мужчина.
- Нормально. - С усталостью в голосе ответил Канаме, затем он поднялся и тоже сел за стол.
- Покажи, как он тебя приложил.- дружелюбно сказал Вакаги. Юро понимал, что это тактика, чтобы узнать у его все. Но Канаме не собирался ничего рассказывать, что не нужно было знать его соклановцам. У разведчика не было секретов от клана, кроме его любви к Коминам. Если бы сегодня его не задержали, он бы предложил возлюбленной стать официальной парой. Но после того, как ему показали фотографии их с Тиарой, встретившихся в баре, Юро понял, что это будет небезопасно для мага Воздуха.
- Давай по порядку, Юро-сан. Ты говоришь мне все, что с тобой происходило, а я постараюсь тебе помочь. - Продолжал следователь. Канаме вздохнул и облизнул губы. Он заметил стакан с водой, который Вакаги оставил ближе к себе, и Кан понял, что это для того, чтобы он не смог больше повторить свой трюк.
- Откуда начинать? - Спросил Канаме, закрыв глаза. "Боже, как болит голова," - подумал Юро, но он знал, что сдаваться еще нельзя.

+2

15

В небольшой комнате с огромным окном с видом на допросную, витал дух напряжения. Шидоми надела свою, уже практически ставшую с ней единой, маску холодного непроницаемого лица. Даже серые глаза не всегда выказывали эмоции женщины.  Так было и сейчас, она сидела на стуле, оббитым мягкой тканью, так ровно, словно проглотила меч, и оттого не может двигаться. Её ладони были сложены на коленях, и не заметно для присутствующих в комнате, гудзи храма иногда сжимала сухие пальцы до белизны.
В комнату внесли требуемую папку и отдали Кодо, от чего тот осклабился и недобро посмотрел на допрашиваемого. Стальные глаза Томо внимательно следили за мужчинами, пытаясь уловить мельчайшие детали. Ей не понравился взгляд Юро, вскользь брошенный в сторону зеркального окна. Не понимать, что за ним наблюдают мужчина, не мог, все знают, зачем нужно такое зеркало, и Шидоми была твердо уверена – разведчик что-то скрывает. Об этом говорила и её интуиция.  Но ворваться в допросную и по ветру бросать обвинения, Глава Совета не могла, точно также она понимала, что такая тактика вообще ничего не принесет ей, а значит такое щепетильное дело лучше отдать в руки профессионалов. Под их жесткими методами и не такие люди раскалывались, а безопасность клана и её семьи для Старейшины были первостепенными.
- Так, так, Юро-кун. Очень интересная ситуация вырисовывается. Вам понравилось в Корее? Несомненно, милая девушка, умна, красива…. И не из клана...  Как давно вы предали свой народ? - Тем временем в допросной продолжился разговор.  Шидоми полностью ушла в слух и зрение. Она так тщательно рассматривала подозреваемого, что удивительно, как он не почувствовал её взгляд. По внешнему виду мужчине явно было не очень хорошо, и на предыдущие вопросы он отвечал вяло, не выказывая особых эмоций, что, несомненно, нервировало Старейшину. Она хотела закончить с этим делом побыстрее, ведь её ещё ждет работа на верху. Клан продолжает жить своей жизнью, и ему нужна твердая рука управления.
- Разрешите обратиться, Старейшина-сама.
Томо не повернула головы к говорившему, лишь направила на стоящего чуть в стороне от нее военного непроницаемый взгляд, который тем ни менее говорил: "обращайся, только по существу и быстро".  Такой взгляд, как и мимику, гудзи храма отрабатывала годами, находясь в высшем обществе клана.  Молодой военный тут же стал ровно и четко, словно делал рапорт, говорить:
- Позвольте мне продолжить допрос. – Сказал этот юноша, по сравнению со Старейшиной, и женщина повернула к нему голову.
- На каких основаниях? Вы считаете офицер Кодо не достаточно квалифицирован для такого дела? Учитывая его послужной список? – Наверное, нервозность Томо всё же требовала выхода. Поэтому она так резко кидала бесстрастным голосом слова, обращенные к младшему сержанту, отвлекшему её от допроса.
- Кодо переживает болезнь сына.
Шидоми вздернула бровь, как бы намекая, что такой ответ её явно не удовлетворил, но она всё ещё слушает.  Но тут краем глаза Старейшина заметила движение в допросной, она быстро отвернулась от Моро.  Наконец-то все увидели живую реакцию Канаме за последний час. Маг Воды резко дернулся к стакану с водой, а все наблюдающие явно сжались, приготовились к нападению. Кто-то за спиной Главы клана даже ухватился за рукоять катаны, и до напряженного слуха женщины долетел скрежет метала о ножны. Конечно, Стихия не откликнулась бы на зов мага, но и его поступок обескуражил. Казалось, Юро и не пытался напасть, он просто подставил лицо воде, вылившейся из подкинутого им стакана. Шидоми молча наблюдала за представлением разведчика, мысленно отметив: «Есть у нас такой же вертихвост и показушник. Не у него ли учился? И тот и другой – одни проблемы»
- Старейшина-сама. По клану пойдут слухи. Секретность будет утеряна.
Вновь активировался сержант, и женщине пришлось обратить на него внимание. Нет, она не поворачивала к сержанту головы, но слушала его. Манера говорить Моро раздражала Шидоми. Этот человек не особо нравился Главе клана, из-за его характера, и того, что шептала ей интуиция - от этого человека можно ожидать чего угодно. Но при этом именно этот человек, сейчас мог помочь в деле.
- Идите. - Скрипнув зубами сухо произнесла женщина, небрежно махнув кистью руки, как бы отпуская военного.
«Пойдем излюбленными путем… Хороший - плохой» Тихо вздохнув, Старейшина приготовилась ко второму акту Марлезонского балета. Кодо дерганым шагом вышел из помещения. Было видно, что его охватила ярость. «Похоже, хорошо разошёлся, как бы не прибил ненароком Юро»
Дверь в помещении грохнула, но стоящие в комнате не отреагировали. Военные как по струнке стояли по разным углам и следили за процессом допроса, а некоторые из под тяжка, позволяли себе глазами наблюдать, как в комнату врывается разъяренный и раскрасневшийся офицер.  Светловолосый мужчина подлетел к Старейшине и достаточно резко и громко начал:
- Старейшина-сама, как это понимать? Я успешно вел допрос!
-  Мне сведения нужны, а не труп… - Также резко ответила Шидоми. Она подняла взгляд на офицера. -  Соблюдайте субординацию, офицер Кодо. Это ваша прямая обязанность.  Допрос вы будете вести в паре с младшим сержантом Моро. Схема вам ясна? – Шидоми молча воззрилась на военного, после четкого ответа, продолжила столько же жестко. – У меня нет времени сидеть с вами пока вы пытаетесь добиться результата. Сейчас я уйду, вернусь к вечеру. И я хочу, чтобы к этому времени у вас были ответы на необходимые мне вопросы. Задача ясно?- Получив утвердительный ответ, Шидоми поднялась со своего места. К ней тут же подошли двое других служащих в форме, и один мужчина в кимоно, с орлиным носом. В руках он держал папку. – Если произойдет что-то неординарное, как меня найти, вы знаете. Секретарь… - Дальше Томо обратилась к сухонькому мужчине в кимоно, который протянул ей лист исписанный рваным почерком. После беглого просмотра, женщина протянула его Кодо. – Может потребоваться.
Не прощаясь с оставшимися двумя мужчинами, Глава клана, её помощники и секретарь вышли из помещения.

Отредактировано Шидоми (20.08.2017 14:32)

+3

16

Разгневанный Кодо метался из угла в угол, словно зверь в клетке. Его до дикости раздражал сержант, который был вверен ему в качестве напарника. И как только в голову главе клана могло прийти - поставить их работать вдвоем! Быть может, это и в самом деле был самый лучший вариант: они так не похожи друг на друга, и зачастую спорили будь ситуация неформальной, в рамках работы же Моро всегда действовал исподтишка, за что Кодо называл его крысой. Тем не менее, он был не его прямым начальником, посему ничего сделать не мог.
Перед допрашиваемым Вакаги чувствовал себя превосходно, словно рыба в воде. И говорил он так, точно был для Юро другом, не иначе. И как бы там, за зеркалом, не злился его напарник за все разрушенные планы, Моро был по-своему счастлив.
- Начинай с пятницы, двадцать второго января. Рассказывай, что ты делал, что видел, слышал, на что обращал внимание и так далее. Не упускать ни одну мелочь. - Сержант внимательно смотрел на подозреваемого. В его лице он видел безысходность и небывалое мужество, точно этот человек скрывал величайший секрет. Это вызывало уважение. Вакаги никогда прежде не пересекался с Юро ни по долгу службы, ни просто так. Во всяком случае, сержант не запомнил Канаме. Стало быть, он был непримечателен. А следовательно, либо этот преступник (если он преступник) умело скрывал все свои грешки, либо глава Совета и ее приспешники ошиблись, и Юро чист. Моро склонялся к первому варианту, ведь куда приятнее допытать изменника с лицом святоши, нежели невиновного, оказавшегося не в том месте, не в то время.
- Вот здесь подробней. - вдруг остановил подозреваемого Вакаги. - Расскажи о людях. Всех поочередно. Имя возраст, чем занимается. Маг или нет. - задав критерии, Моро откинулся на спинку стула, точно беседа к тому располагала. Состояние виновного-невиновного его мало волновало, если основываться на его выражении лица. Мимика сержанта отражала лишь одно - интерес.
[NIC]Вакаги Моро[/NIC][STA]Сержант тайного подразделения[/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/xCKqt.jpg[/AVA]

Отредактировано Многоликий (27.08.2017 19:01)

+1

17

- Начинай с пятницы, двадцать второго января. Рассказывай, что ты делал, что видел, слышал, на что обращал внимание и так далее. Не упускать ни одну мелочь. - Следователь смотрел на Канаме. Юро посмотрел на стакан с водой и вздохнул. "Начинать с пятницы, значит. Там же ничего не было такого..." - задумался мужчина. Он не смотрел в лицо нового следователя. У Канаме болела голова и он не мог очень быстро вспомнить в деталях, что происходило двадцать второго января, несмотря на то, что эта пятница закончилась несколько часов назад. Опустив голову, Юро начал говорить:
- Проснулся рано, около шести. Собрал сумку. Пошел в академию. Провел несколько лекций... Три или четыре. Потом мы поехали в гостиницу Сузуки.
Юро было очень сложно вспомнить мелочи. Он понимал, что отвечает не так, как хочется следователю, но ничего не мог поделать. В голове были только сухие факты. Также и боль не давала сконцентрировать внимание на прошлом. Он знал, что пятницу он очень ждал, чтобы поехать с Тиарой на источники в самую знаменитую этим гостиницу, но про подругу Юро не хотел говорить ничего. И тогда он обрадовался, что Тиара согласилась сопровождать студентов, ведь у него появилось прикрытие.
- Вот здесь подробней. - Допрашивающий остановил Юро. - Расскажи о людях. Всех поочередно. Имя возраст, чем занимается. Маг или нет.
Канаме нахмурился. Он понял, что он знает не всех студентов, кто поехал вместе с ними. Конечно, они представлялись, когда вместе ужинами по приезду, но разведчик запомнил не всех. Ему даже стало немного стыдно из-за этого. "Что же я за преподаватель, если даже студентов не знаю. Черт. Такой дурак. О чем я только думал? Где была моя голова?.."
- Куриеита Ояширо, преподаватель физкультуры. Двадцать с лишним. Ли Лео, преподаватель культуры или искусства, около тридцати. Коминам Тиара, преподаватель истории, также, около тридцати. - Упомянув возлюбленную, Юро старался быть спокойным, чтобы следователь ничего не заподозрил. - И студенты. К сожалению, я не помню их всех. - Канаме смотрел в стол, когда начал перечислять студентов. - Сузуне Рита, с третьего курса, Аяне, Сузуне Аоями, с пятого, ровесники. Томо Хотару, шестнадцать лет. С нами были и другие студенты... - разведчик замолчал. Он закрыл глаза и попытался вспомнить, как они сидели в столовой, чтобы назвать сколько их хотя бы было. - Две девушки и четыре парня, вроде бы. Кто из них маг, кто нет, не знаю, кроме Томо Хотару. - сказал Юро и замолчал. Ему не хотелось ничего говорить, чтобы случайно не проболтаться. И сейчас он понял, что предыдущий следователь ему нравился больше, ведь он обвинял больше, чем допрашивал, и Юро мог легко и коротко отвечать на его обвинения, зная, что он ни в чем не виноват.

Отредактировано Канаме (20.08.2017 19:20)

+2

18

Канаме Юро, прикованный к столу, отвечал так чрезвычайно спокойно для того, кому только что прилетело кулаком по лицу несколько раз. Да и выглядел он не то чтобы как герой из книги, способный перенести любые невзгоды, скорее, как человек пытавшийся сохранить свой секрет во что бы то ни стало. Вакаги не знал, что скрывает этот человек, но ему все больше становилось интересно узнать. Это можно сравнить с азартом: чем больше Моро находился в помещении с подозреваемым, тем сильнее ему хотелось вытащить из него информацию. Ему было по большому счету все равно, будет она полезной главе клана или нет. Первостепенным для сержанта был он сам, а значит, если сведения Юро смогут пригодиться амбициозному Моро, то весь клан может идти к черту.
Подозреваемый весьма спокойно перечислял людей, но Моро заметил в него лице долю то ли сомнения, то ли усилия, словно Юро пытался что-то скрыть от следователя. Мужчина отметил про себя этот момент. Быть может, конечно, это было переживание боли. Все же следы от ударов должны были приносить дискомфорт. Моро не думал об этом. Концентрируя свое внимание на эмоциональном состоянии заключенного, которое так и иначе выдаст все, Вакаги упускал из виду другие немаловажные моменты. Выслушав весь список, мужчина достал из кармана штанов блокнот и ручку, прикрепленную к нему.
- Подумай, может, кого-нибудь вспомнишь. Не торопись. Времени у нас с тобой... - он посмотрел на циферблат наручных часов, словно помимо разговоров с задержанным у Моро было немало важных дел, и прозябать тут каким-то перепившим разведчиком ему было совершенно неинтересно. Кивнув сам себе, он взглянул на подозреваемого и улыбнулся доброй улыбкой, - времени предостаточно, Юро. Вспоминай,- проговорил он четко и неторопливо, постепенно записывая перечисленных в столбик. Напротив имени некоторых мужчина отметил возраст и деятельность. Все же Канаме помнил так мало. Негоже разведчику обладать такой памятью. Моро не верил подозреваемому, прекрасно понимая, как важна память для тех, кто собирает информацию на вражеской или нейтральной территории. "Прикидывается. Знает больше, чем говорит. Выбить бы из него всю дурь, да подержать несколько дней без воды, все выдаст, а тут ковыряться да ковыряться. Мать их... эти клановские распри..."  Только напротив имени внучки главы клана с другой стороны он поставил галочку, обозначающую магические способности. Снова взглянув на часы, Вакаги отметил про себя. "Через полчаса выпустим бульдога." Сержант ухмыльнулся, еще раз оглядев список.
- И так, что мы имеем. Три преподавателя, десять студентов, шесть из которых ты не запомнил. Отличные навыки разведчика! - откровенно насмехаясь над подозреваемым, Моро внимательно его изучал. Его мимика, взгляд, положение тела, вздохи - все несло полезную информацию, правда, Вакаги не обладал специальным образованием и мог толковать увиденное по-своему.
- Что вспомнил, Юро? Ничего? Так не пойдет, Юро. Мы с тобой засядем здесь надолго. Времени у нас, конечно, полно, но вернуться к своей... - он остановился на мгновение, смотря в глаза Канаме, - жизни не желаешь? Она течет там, за стенами. А ты здесь, прикованный к столу, весь грязный и побитый. Может, тебе нравится твое положение? Если так, ты скажи, я мешать не буду, насладишься. - едкой улыбкой одарив задержанного, Моро снова откинулся на спинку стула. - Меня дома женщина ждет. У тебя есть женщина? А с внучкой главы что делал? -вдруг спросил мужчина, смотря на челку брюнета, за которой тот прятал свое лицо. - Подними голову. Слышал, ты хотел продать ее на улице красных фонарей. Это так? Расскажи-ка свою версию этой истории.
[NIC]Вакаги Моро[/NIC][STA]Сержант тайного подразделения[/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/xCKqt.jpg[/AVA]

Отредактировано Многоликий (03.09.2017 18:55)

+2

19

- Подумай, может, кого-нибудь вспомнишь. Не торопись. Времени у нас с тобой...  времени предостаточно, Юро. Вспоминай,- услышал Канаме. Опустив голову от усталости, мужчина зажмурился. Голос следователя ему казался очень громким и резким, хотя он говорил спокойно. Юро очень хотелось уйти домой или в гостиницу, чтобы отдохнуть от всего этого и собраться с мыслями, но у него не было на это возможности. Он чувствовал, как его мучают не физически, а психологически. Канаме ощущал давление от Моро, но сдаваться не собирался. Разведчик старался вести себя естественно в меру своих возможностей и отвечать на вопросы, чтобы была возможность не говорить о Тиаре. Юро вспоминал студентов, имена которых назвать не смог, но вспомнить даже кого-то одного у него не получилось, даже внешний вид каждого для Канаме был расплывчатым. Кого маг Воды знал давно, разведчик бы описал, но остальных не смог. Канаме ругал себя за то, что поддался желанию выпить, ведь если бы он вместо этого пошел спать, то утром бы все было нормально, у него была бы возможность снова наладить отношения с Тиарой. "Какой же я идиот..." - подумал разведчик.
- И так, что мы имеем. Три преподавателя, десять студентов, шесть из которых ты не запомнил. Отличные навыки разведчика! После того, как следователь записал, он посмеялся над Канаме, и Юро ничего ему не сказал, он понимал, что Вакаги прав. Маг Воды вздохнул и посмотрел в сторону. Ему было стыдно за себя.
- Что вспомнил, Юро? - Спросил следователь. Юро покачал головой, не поворачиваясь к нему. "Надо было внимательно их рассмотреть. Если бы что-то случилось с ними или кто-то потерялся, я бы даже не вспомнил, кто пропал... Черт. Где была моя голова?" - Кан размышлял о своем, поэтому ему было проще покачать головой, чем отвечать вербально.
- Ничего? - Переспросил Вакаги. - Так не пойдет, Юро. Мы с тобой засядем здесь надолго. Времени у нас, конечно, полно, но вернуться к своей...
Канаме посмотрел на следователя. В его голове возник образ Тиары. Он совсем забыл, что они поругались. Ему очень захотелось вернуться к подруге. Кан еще не понимал, что Вакаги говорит не о женщине, с которой у Юро могли быть отношения, но Канаме попался в ловушку.
- Жизни не желаешь? - Продолжал мужчина. - Она течет там, за стенами. А ты здесь, прикованный к столу, весь грязный и побитый. Может, тебе нравится твое положение? Если так, ты скажи, я мешать не буду, насладишься. -
- Нет, спасибо. - негромко произнес Юро. "Скорей бы уже все это закончилось, что вам вообще от меня надо, не понимаю... Когда я предал клан? Что я сделал?"
- Меня дома женщина ждет. У тебя есть женщина? - Спросил Вакаги. Юро снова увидел образ Тиары. Он опустил голову.
- Нет. - Ответил маг Воды, вздохнув. Кан почувствовал, как сильно скучает по подруге, с которой поругался, как сильно он хочет к ней вернуться. Юро не осознавал свое поведение, ему мешали чувства.
- А с внучкой главы что делал? - Неожиданно спросил мужчина. Задержанный даже удивился вопросу, не понимая, какое отношение имеет внучка главы к нему. Он забыл о том, что ночью он, неся ее на руках, скрылся от магов Воды, которые следили за ними.
- Подними голову. Слышал, ты хотел продать ее на улице красных фонарей. Это так? Расскажи-ка свою версию этой истории.
Юро поднял голову и посмотрел на следователя. Мужчина внутренне корил себя за все свои поступки, которые считал неправильными, но отвечал.
- Нет. - Ответил Канаме коротко, чтобы не было возможности прицепиться к его словам и задумался. Он старался подобрать слова для того, чтобы объяснить, как все было на самом деле.
- Я гулял в Такатихо... Я был подвыпивший... Не смотрел куда шел. Томо-сан столкнулась со мной. Я не узнал ее сначала. - рассказывал маг Воды. Ему это давалось тяжело. - Когда я узнал, то сразу повел ее в гостиницу. Мы зашли в... какое-то кафе, чтобы согреться. Потом мы пошли в гостиницу. Я не мог оставить ее одну... - Канаме замолчал, вспоминая, - Да...
мы убегали от преследователей. Знаю, что это были люди из Мури.
- проговорил Юро немного тише. - Уже была ночь. Наследнице опасно быть ночью в незнакомом месте. Я так подумал. Я взял ее на руки и понес в гостиницу, чтобы быстрее прийти туда... - Канаме вздохнул. - Больше ничего не хотел. Только помочь ей добраться до гостиницы.

Отредактировано Канаме (16.09.2017 11:26)

+2

20

Вакаги выслушал очередной ответ разведчика, подозреваемого в измене клана и намерениях использовать в своих целях драгоценную внучку самой главы клана. Рассказ задержанного был, мягко говоря, несвязным и каким-то малоинформационным. То ли он совершенно запутался в своих воспоминаниях по причине оставшегося в крови алкоголя, то ли нервничал, пытаясь запутать свои следы. Моро хмыкнул, словно размышляя, поглаживая прорезающуюся щетину на подбородке и левой щеке.
- Какой интересный рассказ получился, Канаме. Только я ничего не понял. Давай-ка еще раз и по порядку. Ты напился. Где ты напился? - серьезно спросил мужчина, глядя прямо в глаза подозреваемого. Самому Вакаги не было дела до вины Юро, и того, что он мог делать с внучкой главы клана, его, скорее, забавлял самом процесс выуживания информации. Да к тому же, наградой за работу, несомненно, будет благодарность самой главы его клана, Томо Шидоми. Все же о ее внучке речь.
- С кем пил? Куда пошли потом? - задавал он вопросы четко после ответов подозреваемого, рассматривая его побитое лицо, растрепанные волосы и глаза, таящие что-то чрезвычайно важное. Во всяком случае, так казалось со стороны. Вид у Юро был усталый, но не смотря на это, он производил впечатление воина, готового бороться до последнего. "Что ж. И не такие раскалываются." - подбадривающе пронеслось в голове Вакаги. Не то чтобы он сомневался в своих силах, всего-навсего в фиолетовых глазах человека перед собой он внезапно уловил что-то, необъяснимо заставляющее верить ему. Лишь на секунду это желание задержалось в голове мужчины, затем погасло. Разумеется, Моро не собирался так-то просто отпускать Канаме. Он продолжал свои вопросы о внучке главы, о прогулке, о самой поездке и прочем. Если сначала он интересовался спокойно, слегка посмеиваясь над мужчиной перед собой, то сейчас его допрос больше напоминал нападение. Вопросы сыпались один за другим в разброс, на разные, по сути, не связные между собой темы. Искрящиеся честностью глаза вынуждали его к агрессивным действиям. Нет, он не собирался бить подозреваемого или наносить ему какие-либо увечья, сержант давил на психику хитростью и манипуляциями. Где-то в процессе он почувствовал, что Юро вот-вот сломается и выдаст все, но глаза его, эти до ужаса честные глаза твердили магу обратное. Точно Канаме пытался совладать с собой несмотря ни на что, чтобы не упасть в грязь лицом. Но перед кем? Диалог явно показал: перед не ради себя эта гордость. Создавалось впечатление, что он, запертый здесь маг, готов понести любое наказание, быть униженным. Однако он все равно останется верным тому самому, что заставляем его держаться. Что же за страшный секрет хранил этот человек?
- Так, - на мгновение Моро приостановил допрос. Он отвернулся к зеркалу, как будто искал в нем подсказку, чтобы сломать стойкого разведчика. Только секунды длилось его молчание. Вакаги тоже не мог без передышки молоть языком, добивая провокационными вопросами несчастного. Вздохнув, сержант искоса посмотрел на задержанного и повернулся к нему.
- Что-то не сходится, Канаме. - сделал вывод он так, точно Канаме скрыл что-то чрезвычайно важное. - Отвечаешь ты, конечно, хорошо, но искренности в тебе... - снова начиная свою спокойную речь, он вовлекал разведчика в новую провокационную игру...
Проходили часы допроса. За зеркалом, у самого стекла стоял Кодо. Он наблюдал, злился и подмечал разные элементы поведения обоих, подозреваемого и следователя. Не нравилось ему, как Моро выполняет его работу. Мужчина был точно уверен, Вакаги, даже правильным способом оказывая давление на подозреваемого, вел совершенно не в том направлении свой допрос. Он должен был требовать признание, выудить причины предательства, а не играть в блиц-опрос а-ля "Что вы помните?"
- Нет! Хватит нас этого цирка! - он ударил по столу кулаком и вышел из помещения. Дверь за ним захлопнулась довольно громко, но никто и присутствующих не дернулся, лишь несколько пар глаз проводили офицера.
Резко ворвавшись в комнату допроса, Кодо молниеносно преодолел расстояние до подозреваемого. Мужчина резко схватил его за горло и потребовал признаться. Упасть Юро не мог. Привинченный к полу стол и руки, прикованный к нему, не позволили. Неожиданным появлением и действиями офицер без желания это сделать, выбил из-под задержанного стул. Глаза Кодо, наполненные злостью, нет, яростью, смешанной с дичайшей любовью с преданностью своему клану, смотрели в глаза задержанного. Кодо не интересовали ни причины измены, ни события недавних дней в жизни предателя - только признание. И стоит Юро сказать хоть слово, близкое по значению или наводящее на мысль о признании, ему мог настать конец. Пока Кодо даже не использовал всю свою силу, так только слегка демонстрировал малую ее часть, словно дожидаясь момента. Он ударил Канаме по лицу, все держа того за горло, затем поддых, грозясь выбить всю дурь из этого подонка.
Моро молча наблюдал минуты две, словно прикованный к столу. Не было в нем страха или сожаления. Черные глаза смотрели в лицо, это покорное лицо заключенного, точно готового ко всему, даже к смерти. На секунду он поймал взгляд его честный глаз.
- Кодо-сан, труп нам ничего не скажет, - громко сказал сержант в самый подходящий момент. Кодо отпустил шею подозреваемого, крепко сжимая свободный кулак.
- Поднимайся, - командный голос офицера эхом отозвался в голове Моро. Он бы сам встал по стойке смирно, но вовремя вспомнил в какой ситуации находится. Дело было необходимо брать в свои руки, иначе оно раз и навсегда утечет, как вода сквозь пальцы.
- И никакого признания, - торжественно объявил сержант, поднявшись. Ну что ж, Кодо-сан, давайте приступим к пыткам. - говорил мужчина, казалось бы, серьезно, - выдерем все ногти, откромцаем пальцы, уши, что-нибудь еще. Пока не заговорит, так? - спокойно, но с долей иронии, говорил Моро, приблизившись к офицеру. Разумеется, пытки были под запретом. Вообще всю информацию следователи должны были выудить тайно без привлечения лишнего внимания и до, и после. Но теперь, когда у Юро было столько синяков и ссадин, точно не обойтись невинным "упал". Здесь есть на что заявить в полицию при желании, коего в глазах Канаме Моро не нашел. Что ж, все мы умеем, что-то прятать.
- Мы добьемся истины, - в полголоса и практически на ухо офицеру проговорил сержант, но Юро, должно быть, слышал это, как и стук по зеркалу с обратной стороны. В соседней комнате, кто-то вызывал либо одного допрашивающего, либо второго. Кодо как вышестоящий военный решил сам все узнать. Он вышел так, словно ничего в допросной не происходило, как будто он вообще находился там один. Никого не замечания и не говоря ни слова, мужчина закрыл за собой дверь, значительно мягче, чем при входе.
Моро вздохнул с облегчением.
- Ну что? Говорить будешь? Он не успокоится, пока всю правду нам не расскажешь, - сержант констатировал факт. Прекрасно зная особенности поведения Кодо, Вакаги догадывался, сколько работы предстоит целителям, если Юро не перестанет сопротивляться. Допрос продолжился. Без капли сочувствия задавал Моро свои провокационные вопросы, отмечая важные моменты в ответах стойкого разведчика, который даже после избиения, ничего не сказав по этому поводу, продолжал говорить, точно с усилием, то ли пытаясь вспомнить, то ли увильнуть. Разобрать по его избитому лицу было не так-то просто. Тем не менее сержант держал в голове еще столько разных вопросов, на которые Юро придется ответить...
За зеркалом же ожидал гонец, принесший неожиданную для всех присутствующих весть. В Такатихо осталось намного больше информации, чем может дать задержанный. Точнее сказать, так предполагали сборщики этой самой информации. Передав магическую весть занимающимся секретным заданием, они продолжали свои работы, кропотливо собирая по крупицам все сведения. Они шли по следам внучки главы клана, уже простывшим или заметенным, собирали снег, который в последствии был обработан смотрителями Стихии через силу Источника. Кое-что было передано зашифрованным письмом. Читая малую часть полученных сведений, Кодо отказывался веритроь в невиновность Юро, но все же он догадывался. Заинтересованная в своей внучке, нежели в клане Старейшина отдаст приказ отпустить изменника...
Не знающий ни о чем Моро продолжал. Он все так же задавал свои вопросы, затрагивая и внучку главы, и Канаме, и сам клан... Периодически сержант спрашивал различные нелепости лишь бы вывести Юро из его защитного панциря. Казалось, он рушил его, но тот восстанавливался, как только подозреваемый взглянет на воду, или отведет взгляд к зеркалу. Точно там что-то давало ему силу. И пускай тот говорил несвязно, глупо выражал мысли, моментами выдавая себя, казалось, Моро бесполезно тратит свое время. Тем не менее, он выудил не мало важного о подозреваемом, хоть и старался это не афишировать. Конечно, полезного для дела в этой информации было совсем чуть-чуть, Вакаги не собирался прекращать допрос. Здесь уже, скорее всего, взыграла его гордость, желающая продемонстрировать выдержку военного.
- К лекарям пойдешь? - переходя на новую тему, поинтересовался спокойный следователь, - как объяснишь "красоту" на лице?
Ему было абсолютно по барабану, о чем и кому будет трепаться Юро в не стен Северного Храма Воды, в подземных помещениях которого находились они. Вопрос был задан, скорее для отвлечения внимания, чем для получения информации. "Расскажи кому хочешь, и действительно предай свой клан."
- В гостинице тоже спрашивать будут, не так ли? Каков будет твой ответ? - внимательный взгляд пронзил брюнета, чьи руки кровоточащими запястьями были прикованы к столу. - Воды хочешь? - спросил он следом, обратив внимание на взгляд задержанного. Ухмыльнувшись, мужчина поднялся. Поднеся стакан к лицу Канаме, сержант еще раз осмотрел его. Перегар и запах сигарет он уже практически не чувствовал, должно быть, из-за долгого пребывания с Юро в одном помещении. Когда задержанный сделал пару глотков, Вакаги отнял от его лица стакан и вернулся на место, откинулся на спинку стула.
- Рассказывай. Чем живешь, что преподаешь в Барониум, - подобные вопросы уже звучали, хитрый Моро намеренно повторялся.
[NIC]Вакаги Моро[/NIC][STA]Сержант тайного подразделения[/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/xCKqt.jpg[/AVA]

Отредактировано Многоликий (03.09.2017 21:01)

+2

21

- Какой интересный рассказ получился, Канаме. Только я ничего не понял. Давай-ка еще раз и по порядку. Ты напился. Где ты напился? - серьезным тоном спросил следователь. Он смотрел в глаза Канаме, Юро устало выдержал взгляд.
- В баре. Я не помню его название и на какой улице он был. - Добавил разведчик, чтобы Вакаги не спрашивал этого.серьезно спросил мужчина, глядя прямо в глаза подозреваемого.
- С кем пил?
- С девушками.
- ответил Юро, вздохнув. Ему в голову пришла сцена, когда Тиара злилась на него, найдя след помады на рубашке. Он до сих пор был в той самой рубашке. Маг Воды понимал, что его внешний вид уже изучили, и все знают, что он был с женщинами. Магу было все равно, главное, чтобы они не поняли о его чувствах к магу из другого клана.
Вакаги медленно задавал вопросы, Юро старался на них отвечать, но головная боль и сухость в горле очень мешали ему свободно произносить мысли. Канаме отвечал честно, избегая упоминания о Коминам. Когда спрашивали о коллегах, он говорил о подруге только вскользь, чтобы допрашивающий подумал, что Юро плохо с ней знаком. Брюнет не был очень общительным человеком, поэтому было вполне нормально, что он не помнит или плохо знает преподавателей, работающих в академии. Но Канаме понимал, что таким образом он поставляет себя как разведчика, и решил, что для него это будет лучше, чем то, что за его любимой будут следить. Ведь если его подозревали в измене, связь с магом другого клана могла негативно сказаться на всей жизни Юро. Когда Вакаги спрашивал о поездке, Кан отвечал более спокойно, но иногда он глубоко вздыхал и опускал глаза, облизывая губы.
- Так, - допрашивающий замолчал и повернулся к зеркалу, Канаме очень хотелось подпереть голову руками, потому что она склонялась к столу. Лечь на стол Юро не мог.
- Что-то не сходится, Канаме. - Произнес военный. Юро поднял на него глаза, не понимая, что не ходится в его ответах. Разведчик переживал, что его секрет раскроют, но старался скрыть свое волнение. Если бы его проверяли на детекторе лжи, то он бы провалил тест. Вспоминая Тиару, Юро чувствовал, как бьется его сердце.
- Отвечаешь ты, конечно, хорошо, но искренности в тебе... - Вакаги продолжал задавать вопросы и получать на них ответы на протяжении еще нескольких часов, пока его не прервал внезапно ворвавшийся в помещение Кодо. Он резко схватил разведчика за горло, требуя, чтобы он признался. Юро не мог ничего сказать вообще. Ему казалось, что сейчас его задушат, защититься о никак не мог. Магия, которую он призывал рефлекторно, не отозвалась. Руки были прикованы к столу, поэтому после ударов в солнечное сплетение, Кан оказался в практически на коленях у стола. Кодо бил его, угрожая и требуя сказать все и сразу. Прокашлявшись, Канаме хотел был ответить, что он не виноват, но снова получил удар. Юро не знал, как долго его будут избивать, он не ждал, что Вакаги вмешается, но тот вдруг сказал:
- Кодо-сан, труп нам ничего не скажет.
- Поднимайся, - скомандовал Кодо. Юро медленно поднялся. В полный рост из-за скованных рук встать он не смог.
- И никакого признания, - весело сказал сержант, поднявшись. Юро приготовился к худшему.
- Ну что ж, Кодо-сан, давайте приступим к пыткам. - голос Вакаги был серьезным. - выдерем все ногти, откромцаем пальцы, уши, что-нибудь еще. Пока не заговорит, так?
Юро не знал, что его ждет, но теперь он морально готовился к пыткам и думал, что его могут здесь убить. "Тиа-тян, прости." - пронеслось в его голове.
- Мы добьемся истины, - сказал Вакаги Кодо. Кан подумал, что сейчас начнутся пытки, и скоро принесут инструменты для этого. Он даже услышал стук со стороны зеркала. Юро повернулся и посмотрел в него. Он увидел избитого разведчика, который стоял на полусогнутых ногах. Лицо было в крови, в ней была испачкана одежда. Маг не верил в свою силу. Ему хотелось сдаться, чтобы от него отстали, но, когда его взгляд заметил на рубашке пятно от помады, мужчина вновь вспомнив Тиару, как она злилась, в нем проснулась новая сила. Ему захотелось вернуться к возлюбленной в ближайшие сутки. Он понимал, что его не отпустят сейчас, но надеялся, что он сможет уйти хотя бы через пару часов.
- Ну что? Говорить будешь? Он не успокоится, пока всю правду нам не расскажешь, - сказал следователь, когда Юро и он снова сели за стол.
- Я отвечаю честно. - негромко и медленно проговорил разведчик. Голова гудела и болела в районе лба. Канаме не знал из-за того, что он недавно немало выпил или из-за того, что был побит. Несмотря на это он продолжал отвечать на вопросы, которые повторялись. Юро старался не раздражаться на это. Когда разведчик брал себя в руки, начинал понимать, для чего следователь так поступает, и ему становилось проще.
- К лекарям пойдешь? - Вакаги перешел на новую тему, - как объяснишь "красоту" на лице?
- Не пойду...
- Ответил Юро и замолчал на несколько секунд, обдумывая причину.
- В гостинице тоже спрашивать будут, не так ли? Каков будет твой ответ? - торопил военный.
- Драка по пьяни... вылечусь сам. - Он сказал говорил спокойно, представляя, как бы поступил на самом деле. Юро не любил посещать лекарей, считая, что о его ошибках и боевых ранах должен знать только он.
- Воды хочешь? - Спросил Вакаги. Юро не ожидал такого вопроса, но ответил честно.
- Да.
Допрашивающий позволил Юро сделать несколько глотков. За это Канаме был очень благодарен. Разведчику казалось, что он может выпить реку, но ему досталось совсем чуть-чуть. Хотя и этим он промочил горло, и ему стало немного легче.
- Рассказывай. Чем живешь, что преподаешь в Барониум, - сказал Вакаги, снова заняв место напротив. Канаме вздохнул. Он уже рассказывал все это, но следователь требовал, чтобы он повторил. Канаме снова рассказал, что он живет кланом, не имея семьи, что он преподает социологию, иногда заменяет историков и так далее. Про академию он рассказывал легко, несмотря на то, что и Тиара там работает...

+1

22

Шидоми весь день проработала с документами, но каждую секунду она мысленно возвращалась к внучке и подозреваемому разведчику.  Иногда ей приходилось читать документы по несколько раз, так как суть от неё ускользала. И вот, когда на дворе наступили сумерки зимнего дня, Шидоми поняла, что нужно идти в подземелья и узнать результаты. Но до этого к ней ещё должны были прийти следователи. Они доставили Главе Совета полный отчет о событиях ночи с пятницы на субботу.  Ознакомившись со всеми документами, гудзи храма переместилась в подземелья. Оказавшись в комнате с окном на допросную, Шидоми сразу отметила, как изменилась внешность допрашиваемого, что ж её саму это не особо волновало, однако стоило порекомендовать Юро обратить к целителям.  После же короткого рапорта от Кодо и Моро женщина коротко кивнула и приказала отпустить Канаме. Сама она не пожелала оставаться до того момента, как мужчину выведут, и, уж тем более, с ним пересекаться. Она вновь вернулась на поверхность, где темнота вечера разгонялась жёлтыми фонариками храма.

Отредактировано Шидоми (30.09.2017 13:33)

0

23

Действо продолжалось. Вакаги истязал вопросами задержанного, не выражая ни капли сочувствия изнеможенному разведчику. Моро уже догадывался, что он в пустую тратит время. Ответы на вопросы были одинаковыми, но на заученные не походили. Мужчина отвечал, казалось, искренне. Да и врать так хорошо, будучи избитым и уставшим, очень тяжело. Юро часто смотрел в глаза, но не это вселяло доверие сержанта. Он соотносил вопросы и ответы, сохранена ли суть ответов на похожие вопросы, как ведет себя при этом задержанный. У него, несомненно, были какие-то секреты, но не было похоже на то, что относились они к измене клану, хотя сержант мог ошибаться. И если он допустит ошибку по причине доверия, его могут и казнить как соучастника. Кому захочется умереть вместе с виновным? Собственно, поэтому Вакаги и старался докопаться до истины, все продолжая путать разведчика вопросами о жизни, его судьбе, желаниях, сегодняшнем дне и прочем. И пускай, тем, кто был за зеркалом, он мог показаться идиотом, повторяющимся в вопросах, Моро знал, что  и для чего он делает. Проходили часы, но пользы от проведенного времени было не много. Ему придется составить отчет о том, как проводился допрос, что выявил и так далее, однако по ровному счету у Вакаги не было ничего доказывающего, что Юро строит планы, в которых будет замешана внучка главы клана. Моро вздохнул. Но вздыхай-не вздыхай, а работать придется дальше. Хоть что-то он должен накопать в душе этого стойкого, хоть и уставшего человека. И если эти сведения будут не доказательствами, то должны быть весомые опровержения подозрений главы. Сержант и сам не догадывался, что может разубедить Старейшину Томо в том, что брюнет, прикованный к столу, не замыслил ничего, что могло бы угрожать ее внучке или клану в целом. Даже послужной список этого человека был хорош в плане выполнения заданий, насколько успел узнать Вакаги. Юро не был выдающимся разведчиком и магом, но все же его старания отмечались многими.
Допрос продолжался. Моро не знал, о новых сведениях, которые дошли до самой главы, о том, что она решила отменить устроенный допрос, а заключенного пожелает отпустить, однако влетевший после встречи со Старейшиной Кодо, хотел поддержать иллюзию необходимости в продолжении допроса, то ли чтобы доказать виновность Канаме, то ли ему просто хотелось выпустить пар через рукоприкладство. Он снова ударил подозреваемого и стал допытывать обвинениями, желая, наконец, получить чистосердечное признание, да все было без толку. Началась игра в доброго и злого полицейских. Кодо орал, злился, делал все, чтобы устрашить задержанного, а Вакаги, наоборот, продолжал спрашивать, иногда объясняя и напарнику, как ему поступать не стоит.
Когда они сделали очередной перерыв и оставили Юро на несколько часов одного, сержант узнал, что Кодо обещал на всякий случай проверить все варианты и удостовериться, что пойманный разведчик чист и его можно выпускать на волю. Точнее, сказать, так он это объяснил главе, на что получил согласие, вроде бы как. Сержант понимал, что в этом есть смысл, но спящий в допросном помещении человек не внушал чувства опасности до сих пор. Моро все еще думал, что поймали не того, врагов стоит искать в другом. Дав отдохнуть и себе, и задержанному, военные продолжили мучить Канаме расспросами. Действовали Кодо и Вакаги вместе. Один из них посматривал на время, отмеряя, сколько им еще осталось до конечного назначенного времени, когда все же придется отпустить разведчика, конечно, если не найдется в его словах или поведении чего-то крайне подозрительного. Канаме повезло. Ни один из следователей не был параноиком, и ночью его официально отпустили. В помещение вошли те, кто сопровождал Юро, когда его доставляли в храм Воды. Они отвели его обратно к порталу, а через него в полицейский участок, откуда уже магу придется добираться самому.
[NIC]Вакаги Моро[/NIC][STA]Сержант тайного подразделения[/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/xCKqt.jpg[/AVA]

Отредактировано Многоликий (24.09.2017 21:37)

+1

24

Канаме приходилось нелегко. Он тысячу раз вспоминал любимую Тиару, но ее имя больше не назвал. Маг не рассказывал о ней ничего, кроме информации о ее преподавании. Ему удалось утаить от следователя, что они вместе учились. Это далось ему трудно, но Юро смог сохранить секрет о любви к магу из другого клана. Его били, пытались напугать, мучили вопросами, но Канаме старался отвечать на вопросы, не обращая внимания на остальное. Мужчина не знал, сколько ему придется еще времени провести в заключении и сколько времени уже прошло. Ему по-прежнему очень хотелось пить и спать, но пока это было невозможно. Вакаги иногда давал ему глотнуть воды из стакана, но для Юро этого было недостаточно. Голова продолжала болеть, в глазах мужчины иногда темнело, но он старался прогнать это состояние, вдалбливая себе в голову, что ему хорошо и все в порядке. "Тиа-тян, я вернусь к себе во что бы то ни стало." - Подумал Канаме при очередном вопросе и обвинении. Он ответил на вопрос и сказал, что не виноват в том, в чем его обвиняют. Юро старался говорить правду, но ему не верили. Это было неприятно, однако с этим разведчик ничего не мог сделать. Он подчинялся следователям и хотел, чтобы все это поскорее закончилось. В допросе был один перерыв, во время которого Кан смог немного поспать. Ему было неудобно лежать головой на столе, но у мужчины не было другого выбора, ведь его руки были прикованы к столу. Юро позволили немного отдохнуть, а потом допрос продолжился. Канаме спросили и про его катану, почему он носит оружие при всех. Кан ответил, что у него нет способностей призывать ее, поэтому, если вдруг она будет ему необходима, сможет ей воспользоваться, но чтобы оружие никому не навредило по случайности, катана была зачарована и была тупой. Когда Юро снимал с нее эти чары, то мог навредить врагу, в ином случае она бесполезна. Канаме считал, что оставлять катану он не может именно по этим причинам. Ему и самому было не очень весело ее везде с собой носить, ведь есть маги, которые могут просто призвать к себе свое оружие, и носить его с собой им не надо. В глубине души маг завидовал им, но ничего такого не показывал. Разведчик старался показать свое спокойствие и выдержку, чтобы ему поверили и отпустили. И только в ночь на  воскресенье следователи сделали вывод, что Юро Канаме не виновен. Это очень обрадовало разведчика. Он даже чуть-чуть улыбнулся, когда его руки освободили и повели из помещения. Через несколько минут его с помощью портала отправили обратно в городок Такатихо.
Прилегающая к гостинице территория

Отредактировано Канаме (24.09.2017 21:55)

+1


Вы здесь » Иногриум » Северный Храм Воды » Северный храм Воды