Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Давным-давно, когда знания о мире были преимущественно мифологическими, в стране Иногриум жил великий царь - повелитель Стихий Лирос. У него было 4 сына. Старшый сын, Адит, обладал недюжинной силой, он унаследовал способность к покорению каменных пород и почвы. Второй, Гизоур, был более вынослив, чем остальные - получил способность управлять Огнем. Третий, Мурин, отличался спокойствием и высоким самоконтролем. Ему досталось манипулирование Водой. И последний сын, Нури, ветреныйи не постоянный, но чрезвычайно быстрый и ловкий в наследство от отца получил власть над Воздухом. Сыновья жили в мире и согласии до тех пор, пока отец был жив. После его смерти, наступил переломный момент в жизни страны. Ни один из сыновей не желал уступать трон - началась борьба за власть. Братья организовали кланы: Адит - Адисо, Гизоур - Гизура, Нури - Нурочи, Мурин - Мури. Война кланов длилась несколько лет. Затем, для достижения собственной цели Адит предложил Мурину объединиться. Против них так же объединились Гизоур и Нури. Велась ожесточенная война между ними. В итоге от страны не остались лишь руины. Тогда смысл войны был потерян. Первым одумался Мурин. Он взывал к своим братьям о прекращении пустых сражений, но был проигнорирован. Мурин перестал помогать Адиту, чтобы достучаться до него, но тот воспринял шаг брата, как предательство, и убил Мурина. Оставшись в одиночестве Адит проиграл сражение против других братьев - умер. Затем началась борьба между Гизоуром и Нури. Младшему удалось одержать победу и забрать жизнь противника. Но вкус победы оказался отнюдь не сладок. Разрушенное царство, тела убитых братьев и соратников, одиночество - все это большим грузом повисло на душе у него. Нури не выдержал тяжести такой ответственности и закончил жизнь самоубийством. Перед смертью он создал четыре птицы-вестника. Их задачей было найти приближенных людей его братьев и его самого и рассыпаться лепестками, сформировав сообщение. Весть гласила:"Война прекращена. Страна принадлежит всем вам. Теперь ваша обязанность - возродить Иногриум как мирную, сильную и единую державу." Но у адресатов были совсем иные планы. Каждый хотел занять главенствующее положение. Долгая борьба за власть и течение времени преобразовывали общество. В настоящее время также сохранились кланы, но о них не известно людям, не имеющим способности. Кланы скрывают свое существование. Никто не стремиться колдовать при большой публике, дабы не рассекретить себя. Каждый из них имеет храм, который построен на источнике первородной силы Стихии. У каждого есть четко выстроенная иерархия общества магов. Между кланами заключен договор о ненападении. Внешне кажется, что Япония, которая раньше была частью величайшей страны Иногриум, мирная сильная и единая держава, но это не так. Отношения кланов ограничиваются холодной войной. Они старательно ищут Глав кланов - легендарных детей с величайшими способностями основателей кланов, чтобы начать войну и занять главенствующее положение среди четырех кланов. Поэтому каждый клан старается обучить детей в надежде на то, что их Глава пробудится раньше других. Вместе с тем на протяжении ХХ века активно развивалась организация "Гертома". Задача которой - отловить и изучить особенности юных магов. Существует мнение: одним из основателей "Гертомы" являлся Има Райдон. Однако это не подтверждено. Об этой организации не известно и среди самих кланов, но они предполагают, что открытая демонстрация способностей повлечет неприятные тягостные последствия. В этих обстоятельствах становится еще опаснее выявлять Глав кланов, которые на протяжении долгих веков так и не проявили себя. Но легенда гласит: "в век забытого прошлого придут четверо изменить жизнь всего мира и вернуть элементы былого". Никто так и не понял, о каком изменении речь. Многие предполагают, что легенда сообщает о неизбежном повторении войны против друг друга. Другие - о войне против простых людей. Все решать детям из легенды, которым предстоит пройти через многое...
Вверх страницы
Вниз страницы

Иногриум

Объявление


    Главная

    АМС

    ПАРТНЕРЫ
  •     Добро пожаловать!
    Рады приветствовать вас в магическом мире, где приключения поджидают на каждом углу. Присматривайтесь к свободным персонажам и присоединяйтесь!
    Жанры: магический реализм, приключения
    Система игры:
    локационно-эпизодическая      
    Рейтинг:
    NC-17 (18+)

    АКЦИЯ: пробный пост - и персонаж Ваш
    Могут временно отыгрываться АМС

     Аяне Рейка
    Амбициозная спортсменка
    и строптивая активистка
     Шима Юрико
    Скептичная и
    обворожительная леди
     Берч Вальтер
    Маг Огня
    Неукротимый мститель
     Маджере Кора
    Маг Огня
    Скромница с саблями
     Касуми Рен
    Маг Воды
    Герой и предатель
    в одном лице
     Ринтару Сеиджи
    Маг Огня
    Любопытный хулиган
     Кобаяси Тоши
    Инкарнация
    первого главы
    клана Огня
    Староста с
    мозгами и честью
     Наито Кейко
    Маг Воздуха
    Капризная принцесса
    Любительница чая,
    приключений и
    Акиры
     Судзуки Лика
    Маг Огня
    Целеустремленная
    блондинка
    Любительница пауков
     Хьюго Кишимару
    Маг Огня
    Горячий парень
    Будущий глава клана
     Изуя Даичи
    Маг Воздуха
    Весельчак и любитель
    девичьих улыбок
     Хиро Курои
    Маг Огня
    Целительница
    с огоньком в сердце
     Оскар Маклейер
    Боксер с темным прошлым
    и двойной жизнью
     Ли Лео
    Эпатажный преподаватель
    Артист и любитель
    наряжаться
     Фудзияма Масайоши
    Участник рок-группы
    Само олицетворение
    спокойствия

          25.01.11г. Вт. 12.00-18.00    архив погоды
           Барониум
    Утром наблюдается небольшая облачность, ветер слаб, осадки отсутствуют. -27°C. День ясный и морозный. Вечером небо чистое, ветра практически нет, -31°C.
       Токио
    Утром наблюдается небольшая облачность, ветер слаб, осадки отсутствуют. -27°C. День ясный и морозный. Вечером небо чистое, ветра практически нет, -31°C.





  • Акира
    Сердце ролевой. Любвеобильный маньяк-романтик.
     Создатель проекта
    Казуко
     Мозг. Без ее ведома ничего нигде не происходит, ответит  вопросы.
     Координатор

    Ровена Риоранн
    Руки. Мастерски гребет все самое нужное и не по-тихому дебоширит. Официальная тень ролевой. Мастер игры

    Дейрон Диг
    Третий глаз. Его как бы нет, но он все видит, все знает. С удовольствием украсит жизнь нечистью.
    Мастер игры

    Лулу
    Левое «полушарие». Умная активистка, делает вид, что ничего не знает, но на самом деле...
    Модератор
    Лея
    Правое «полушарие». Энергосберегаю-
    щая умница, все замечает, но молчит. Модератор
    Димка
    Легкие. Любитель ввязываться в любые отыгрыши. Легог на подъем наш вдохновенный кот. Мастер игры




  • Избранные

          House of Cards  DC: Rebirth   

          Невермор       

    SM Second Chance  Tales of Runeterra - League of Legends RPG    Gates of FATE    Fables of Ainhoa


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Иногриум » Квартиры центра » Квартира Касиваги (район Сибуя)


Квартира Касиваги (район Сибуя)

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Трехкомнатная квартира Касиваги находится на десятом этаже высотного здания.

Планировка

http://hotpro.ua/media/realty/planimage_66006.jpg

Кухня

http://foto-intererov.com/uploads/posts/2012-10/1349275060_dizayn-malenkoy-kuhni.jpg

Через стенку от кухни располагается небольшая гостиная

http://s2.uploads.ru/JaboS.jpg

Далее находится комната Касиваги, так сказать, его спальня

Здесь же стоит ударная установка http://cs309216.userapi.com/v309216380/4a6a/Z7VZq-GGtU8.jpg

Последняя комната отдана под мастерскую

Здесь царит воображение и творческий вечный беспорядок. Эта комната не предназначена для гостей, поэтому Цуда запирает ее за ключ. В мастерской Касиваги "изобретает" вывески, создает свои творения из пластика и других материалов.


Район Сибуя

Отредактировано Касиваги (27.01.2013 13:07)

0

2

Сегодня у Цуды не было особо важных заданий — только банальная работа монтажника: установка рекламного баннера на стене многоэтажки. С этой работой он расправился к вечеру, а, вернувшись домой, обнаружил огромное количество пропущенных звонков от знакомых. «Хм. Что им всем нужно было так активно и коллективно?» - подумал Касиваги, но перезванивать никому не стал. Первым делом после рабочего дня он отправился в кухню, где поужинал разогретым завтраком. Во время трапезы, телефон не унимался — все вибрировал на столе, танцуя и издавая дребезжащий звук. Цуда не притронулся к нему, узнав, кто звонит, чтобы с покойно закончить свой ужин, после этого, не вымыв посуду, направился на балкон, покурить. Тогда-то позвонили снова.
- Пират у аппарата. М? Нет. Работал. Сам перезвоню. Спасибо. Счастливо.
Коротко отвечая собеседнику, Цуда узнал, что Алана искала его, хотя сам рыжий был уверен, что предупредил подругу — сегодня работает, к тому же от нее не было ни единого пропущенного. «Птичку поймал?» - Подумал Касиваги о недавнем собеседнике, и телефон снова подал признак входящего звонка.
- Пират у аппарата. Алана искала? Да, знаю. Пойду вызванивать. Ага, удачи. - Поговорил он со вторым. «Что же она мне сама не позвонила?» - Цуда искурил еще одну сигарету, пока размышлял и наблюдал все возникающие на дисплее вызовы. «Пора звонить». Войдя в квартиру, он набрал номер солистки. Пошли долгие гудки: первый, второй, третий. Девушка не спешила отвечать, хотя, по слухам, сама искала рыжего. «Странно.» Когда завершились гудки, голоса Аланы рыжий не услышал:
- Ши-тян? - Он спросил спокойно, но проверил Алане ли он позвонил, оторвав трубку от уха и посмотрев на дисплей, но девушка отреагировала на зов раньше.
- Кыыыыыся!!! Привет! - Радостно воскликнула она. — Как ты?
- Слышу, ты в прекрасном настроении. Чего стряслось? - «Как-то уж подозрительно» - Мне звонят и звонят, говорят, меня найти не можешь. -Он разлегся на диване и стал крутить в руке зажигалку, рассматривая ее. Это был некий ритуал или скорее привычка.: стоит Касиваги лечь на диван и начать с кем-то говорить по телефону, в руке всегда будет зажигалка.
- А, это… - Она пару секунд помолчала, - дело к тебе есть.
«Какое?» - Он чуть не подскочил с дивана, услышав про дело, руки зачесались, а в мозгу возникло ожидание чего-то особенно приключенческого, но он понимал, что что-то в словах Аланы не так.
- Срочное? - С неким сомнением, спросил Цуда.
- Уже нет.
- Точно? Я могу за тобой приехать — свободен на ближайшие двенадцать часов.
- «Что она там опять натворила? Рассказывать не стала по телефону.» - Касиваги признавал, что ему было любопытно, и он бы прямо сейчас приехал бы к Алане, где бы далеко она не была.
- А говорил, что работаешь сегодня — засранец! - С задором произнесла она, разыграв обиду, и тут же добавила совершенно спокойно и даже серьезно, - на своей малышке сама к тебе заеду, можно? Там и поговорим.
«Значит, важное. Подождем.»
- Приезжай, только перед этим за пару минут скинь на мобилку.
- Что-то прячешь от меня? - С явным любопытством спросила Алана.
«Конечно.» - Ехидно пронеслось в голове Цуды.
- Догадливая. - Шутливо ответил Касиваги.
- Прячь лучше, кысеныш, у меня поисковая активность высокая.
- До скорого.
- Пока.

Окинув гостиную взглядом, Цуда убедился, что гостей приводить сюда можно, затем он проверил остальную часть квартиры, даже посуду вымыл, а потом ушел в мастерскую доклеивать свой небоскреб, естественно, взяв с собой мобильный телефон. Спустя некоторое количество времени, Цуда не заметил, сколько прошло, появился пропущенный от Ши-тян. «Сейчас придет.» - Понял он по этому пропущенному, вышел из комнаты, запер ее и отправился на лестничную площадку курить. Дождавшись подруги, он затушил сигарету, поприветствовал ее, как обычно, и провел в квартиру. Когда же они оказались в гостиной, Цуда поинтересовался:
- Что-нибудь хочешь? У меня есть грейпфруты.
Он специально упомянул о наличии этого фрукта, так как знал, Алана любит цитрусовые.

+1

3

Огромный торговый центр
Девушка мчалась максимально быстро, будто бы опаздывала. Она не очень-то и хотела делиться переживаниями с Касиваги - на самом деле, просто намеревалась попросить его выбрать напитки для праздника, а за одно и повидаться с ним, а теперь душа трепетала о разговоре. Остановившись на стоянке, Алана спрятала шлем в багажнике, набрала номер Рёты, но вовремя сбросила, до того, как прошел вызов. Смеясь, Коллинс позвонила Цуде, который у нее был записан как "Кыся". Подождав пару гудков, девушка надавила на красную кнопку, а затем вошла в подъезд. Поднималась она по лестнице, каждый раз проходя мимо окна, выглядывала в него. Девушка не спешила и собиралась с мыслями - не для того, чтобы плакаться и грузить своими проблемами, она идет к другу. Лана поднялась на десятый этаж и увидела высокого рыжеволосого молодого человека с сигаретой во рту.
- Кысик! - Пискнула девушка и махом подбежала к нему, тут же крепко обняв. После теплых приветствий, Цуда пригласил ее в квартиру, поухаживал за ней. Все это время студентка думала только о том, что рассказывать о ссоре не хочет и не будет.
- Что-нибудь хочешь? - Спросил хозяин квартиры у гостьи, когда они были в гостиной. Девушка уже было отказалась, но Кыся упомянул о ее любимых грейпфрутах.
- Неси. - Улыбнулась она и потерла руки, предвкушая угощение. Вскоре на столе пред ней стояла тарелка с парой грейпфрутов. Она взяла один и стала чистить.
- Дело вот какое. На днюху придет много народа. Со столом-то мы с Масяней разберемся, еще кого-нибудь подключу к этой работе, - Девушка хихикнула, - а вот с напитками накладка. Я тут не мастер по выбору алкоголя. Не хочу, чтобы кто-нибудь отравился. Поможешь? Скажешь, сколько денег нужно на все, отдам. Мориса еще хотела попросить, но, - Алана даже сама не заметила, как упомянула Рёту в своей речи. Алекс не давала себе отчет в том, что рядом с Касиваги она чувствовала себя полностью защищенной, и поэтому могла говорить о чем угодно. Она проговорилась, но не остановила себя, а продолжила углубляться в подробности.
- Он сегодня не в духе: злой, нервный, грубит без причины. Придурок. К нему с добротой, улыбкой - он лает, рычит. Нагрубил просто так сегодня. Вроде пустяк, - Студентка положила фрукт обратно на тарелку и подползла к другу, обняла его. - Так и хочется побить, - Она сжала одну руку в кулаке, как бы демонстрируя желание, - а жалко. Ну как его можно обижать? Думаю, скоро не сдержусь и изобью его... мы же будем навещать его в больнице? - Она посмотрела на Цуду с невинной улыбкой. - Буду ему фрукты носить, а если опять достанет, снова изобью, и почтой высылать стану. Может, нам нельзя пересекаться? Бесит меня! - Выпалила Лана вдруг, резко отстранившись от друга, но потом снова нежно обняла его. - Не могу рядом с тобой замолчать, блин. Влияешь, как алкоголь. Все тебе рассказываю и рассказываю. Как на работе? Да, как всегда "нормально", ничего другого ты и не скажешь, ну слушай тогда дальше... Короче. - Крепче прижавшись к Касивали, начала Алана твердым голосом. - Не хотела говорить, но, видимо, не вытерплю. Встретившись сегодня с Масянькой мы пошли кататься, после Ханюшке позвонила, с ним увиделись, а тут Морис, как грозовая туча, внезапно с криками: "какого мне все звонят?", ну мы поругались. А он еще со своей ЛАПШОЙ! Желудок себе испортит, идиот. Ты хоть нормально питаешься? Сейчас закончу говорить, пойду проверю. - Она посмеялась и продолжила. - Побывали мы в центре, веселушка не удалась, к сожалению. Морисита все портит своим видом, гад... - Алана мысленно воспроизводила события дня, и вдруг наткнулась на момент поцелуя и замолчала. "Что на него нашло? Хотел что-то мне этим показать? Доказать? Сказать? Об это говорить не буду." В этот момент она была рада, что Цуда не видел ее лица, иначе бы он мог догадаться, что девушка недосказала кое-что интересное.
- А мы еще в ресторан ходили, перед прогулкой. Уговорили его все-таки не уходить от нас. Потом ты позвонил, - в ее голосе послышалась радость, - Сладости были вкуснейшие! А потом снова началось. Сказала, что потом мне нужно будет по делам, спросила, подвести ли Масяню, потом то же самое у него спросила, а этот козёл мне сразу хамить начал. Не понимаю него. Наверно нам пора прекращать общаться. Или скорее ограничиться только профессиональными отношениями. - Серьезно сказала Алана. Пока ей казалось, что это один из самых лучших вариантов. "Хамить перестанет, я задевать не буду, и о прошлом забудем. Отличненько. Так и должно быть."
- Хотя, - заговорила она снова, повернувшись набок лицом к столу и положив голову Цуде на колени. - Тебя не поделим. Слушай, Цу, - Девушка поднялась и посмотрела на него, - а можно мне у тебя принять душ?
Положительный ответ прозвучал незамедлительно.
- Да? Я быстренько, сябки.
Лана мигом помчалась в ванную комнату, попросив Дина отправить ей все необходимое для принятия душа. Зверек исполнил просьбу сразу, даже не напрашиваясь в гости к Цуде, который ему тоже нравился.

0

4

Огромный торговый центр

Идя по практически пустынным снежным улицам, Рёта перебирал косточки Масайоши и Алане. Мысленно он уже успел высказать им все то, что не успел в ресторане. Настроение было ниже плинтуса. Привычным жестом парень потянулся к карману, где по обычаю находились сигареты, но на этот раз карман был пуст. Выругавшись, панк вспомнил, что сигареты закончились еще днем.
- Да, что ж за день такой! – Неожиданно вслух, громко сказал бармен.
От торгового центра до квартиры Касиваги было не так уж и далеко идти. Через полчаса на фоне черного неба уже виднелись огни многоэтажного дома, где проживал Цуда. Морисита вновь потянулся за сигаретами, но вовремя себя отдернул.  «У Цуды, наверняка, найдется лишняя для друга» Даже зная о занятости Касиваги, бармен и не стал раздумывать, есть ли ударник дома или на какой-нибудь на работе. Панк не особо всматривался в окружающую его обстановку, не обратил внимания и на стоянку, проверить на месте ли машина Касиваги.
Зайдя в парадную дверь, парень не стал дожидаться лифта, хотя и вызвал его. Его раздражение рвалось наружу, и бармен быстро поднялся наверх. Как ни странно, у него практически не было отдышки, и дыхание гитарист восстановил всего за пару десятков шагов, пока дошел до нужной ему двери. Оказавшись перед дверью, Морисита настойчиво позвонил и отошел на полшага. Несколько минут панк стоял перед дверью и ждал какого-нибудь ответа. Он не слышал, что творилось за дверью, возможно потому, что не  вслушивался в окружающие звуки. На лице его застыла гримаса недовольства и злости. Что-то щелкнуло за дверью, и на пустую площадку пролился свет из квартиры. Подняв взгляд на Цуду, Рёта кивнул сам себе.
– Сигареты есть? – Вместо приветствия произнес парень, бесцеремонно входя в квартиру.  На ходу музыкант снял обувь, поднимаясь на порожек. В голосе панка мелькнула мольба. Словно сигареты были для него, как леденец для малыша. Касиваги, по-видимому, недавно курил, поскольку, не отходя от порога, протянул сигарету Рёте. Проходя в квартиру, панк умудрился осмотреться по сторонам.
– Ты один? – Наконец, проявил такт молодой человек.
Получив ответ, бармен сам себе кивнул вновь. Вздохнув, он прошел в гостиную комнату, как за обычаем. В зубах Морисита держал сигарету, пока еще не прикуренную.  Всегда, когда он приходил выговорится, то заходил прямиком в гостиную, так вышло и в этот раз.
- Извини, что неожиданно так заскочил. – На миг повисло молчание в, казалось бы, пустой квартире. – Сигареты закончились. – Словно оправдание вставил панк.
Касиваги предложил панку выпить, от чего тот не отказался. Получив пиво и отхлебнув немного, Морисита почувствовал, как что-то в его кармане стало вибрировать, а затем появилась и музыка.
- Чего надо!? – Даже не смотря на циферблат, грозно произнес музыкант. – Да пошли вы все! – То, что услышал на том конце  панк, так и не суждено было узнать никому из присутствующих, впрочем, и звонившим не дано было услышать вразумительный ответ, поскольку Рёта все же психанул и запустил сотовый в деревянную ножку стола.
-  У нее, что мозгов нет?! Как можно было додуматься, стольких людей просит звонить мне?! – Гнев чуть ли не колебал воздух вокруг раздраженного панка. – Задрали! Весь вечер звонят и звонят! Как у них только руки не поотваивались!?  Весь вечер, представляешь?! – Обращаясь в другу, произнес панк. Он закурил сигарету, распространяя едкий дым по гостиной. – И что ей надо? Нельзя было спросить в центре? Нет, началось! С начала заставила терпеть компанию этого придурка розового! – Морисита имел в виду Хану. Несмотря на то, что обычно геям приписывают голубой цвет, панк по обычаю называл его либо розовым недомужиком, либо попугаем говорливым. – Терпел их эти дурацкие походы по магазинам!  Я вообще собирался домой, как тут она появилась. Нашлась мне тоже… - Рёта стал ходить взад вперед по комнате, дымя сигаретой, словно паровоз. -  А еще привязала магией к этому богатенькому выскочке! – С отвращением в голосе произнес панк. – Да, что у нее вообще на уме?! Фудзияма еще и с дурацким лицом все время проходил. Да они все чокнутые! Как я вообще мог с ней связаться?! – Причитал  панк. Он даже не столько жаловался другу, сколько просто выговаривался, не обращая внимания ни на кого. – Раз завела себе нового хахаля, так пусть и обжимается себе, где хочет. Зачем меня звать? Еще и привязывать к этому недоумку магией! – Морисита обругал все, на чем свет стоит, нервно выпуская дым из легких.  При ходьбе парень интенсивно жестикулировал, указывая в пустоту взмахом руки. – Достали! Ладно уж, пошел с ними в ресторан, так она и там отличилась! Вот скажи мне, сколько можно трещать по телефону?! – Наконец, взглянув на Цуду произнес панк. – Как у нее только язык выдерживает столько говорить?! – Парень произнес что-то нечленораздельное и вновь начал бегать туда сюда. - Даже доесть не дала мне! Весь аппетит испортила! Что ей неймется никак? Ха, еще и обиженную из себя стоила напоследок! Ну и пусть давится сама! Извинятся не стану! Уж, тем более, потому, что Фудзияма попросил. Хм, я ему, что собачка ручная? Бегать за Аланой и извиняться.

+2

5

Касиваги принес обещанные фрукты на тарелке и поставил на стол перед девушкой, после сел на диван, внимательно глядя на Алану, мысленно вопрошая: «Что там случилось?»
- Дело вот какое. - Начала студентка, чистя грейпфрут — На днюху придет много народа. Со столом-то мы с Масяней разберемся, еще кого-нибудь подключу к этой работе, а вот с напитками накладка.
«У нас вроде бармен есть талантливый, в выпивке разбирается… Опять поругались? - Подумалось рыжему. — «Какая-то ты очень спокойная, где энтузиазм?»
- Я тут не мастер по выбору алкоголя. Не хочу, чтобы кто-нибудь отравился. Поможешь?
- Не вопрос. - Для него это не было проблемой — в качестве спиртных напитков Касиваги разбирался.
- Скажешь, сколько денег нужно на все, отдам.
- С деньгами потом разберемся. - Отрезал он, замечая, что девушка обеспокоена чем-то более важным, чем выбор напитков на свой праздник.
- Мориса еще хотела попросить, но…
«Я был прав: таки поругались. Ну выкладывай, что не поделили.» - Цуда уже начал придумывать ситуацию, которая бы подходила наилучшим образом для того, чтобы помирить этих двоих.
- Он сегодня не в духе: злой, нервный, грубит без причины.
«Разве это не обычное его состояние?» - мысленно пошутил Касиваги.
- Придурок. К нему с добротой, улыбкой — он лает, рычит. Нагрубил просто так сегодня. Вроде пустяк…
Чем больше слов говорила девушка о Морисите, тем заметней было ее истинное настроение. Алана оставила фрукт на тарелке, так и не дочистив, приблизилась к рыжему и обняла его. Молодой человек тоже обнял ее одной рукой, второй стал гладить по голове, словно утешая ребенка. Если бы у Цуды была еще одна сестра, такая как Алана, да еще младшая, в детстве от них не было бы спасу никому, порой, Касиваги мечтал о подобном, но такие мечты быстро прекращались, когда появлялась Коллинс. Несмотря на то, что они оба взрослые люди (кто-то более взрослый, кто-то менее) все равно дурачились, как дети. Следовательно, Цуда ничего не потерял, не познакомившись с бунтаркой в детстве. Для него эта восемнадцатилетняя девушка была словно сестра, за которую он пожертвует многим. Поглаживая обиженную солистку, Цуда внимательно слушал ее. 
- Так и хочется побить, а жалко. Ну как его можно обижать? Думаю, скоро не сдержусь и изобью его… мы же будем навещать его в больнице?
- Куда же без него?

- Буду ему фрукты носить, а если опять достанет, снова изобью, и почтой высылать стану. Может, нам нельзя пересекаться? Бесит меня! - Девушка отдернулась от рыжего, прорычав о своем состоянии, а после вернулась на прежнее место — в объятья Цуды. Он снова начал гладить ее по волосам.
- Не могу рядом с тобой замолчать, блин. Влияешь, как алкоголь.
Эти слова льстили ему.
- Все тебе рассказываю и рассказываю. Как на работе?
- Нормально. - Ответил он машинально.
- Да, как всегда «нормально», ничего другого ты и не скажешь, ну слушай тогда дальше… Короче. - Она прижалась к рыжему сильнее, - Не хотела говорить, но, видимо, не вытерплю. Встретившись сегодня с Масянькой мы пошли кататься, после Ханюшке позвонила, с ним увиделись, а тут Морис, как грозовая туча, внезапно с криками: «какого мне все звонят?», ну мы поругались. А он еще со своей ЛАПШОЙ!
Касиваги еле заметно улыбнулся. «Все гоняешь его из-за лапши.»
- Желудок себе испортит, идиот. Ты хоть нормально питаешься? - Вдруг Алана переключилась на Цуду. Он незамедлительно дал положительный ответ строгой малолетке.
- Сейчас закончу говорить, пойду проверю. - Посмеялась та и продолжила. А Касиваги в этот момент перебрал мысленно все продукты находящиеся в его холодильнике на предмет вредности. Выговариваясь, девушка приходила в себя, и Касиваги приближалось чувство выполненного долга. Когда она упомянула их разговор, в ее голосе послышалась радость.
- …Сказала, что потом мне нужно будет по делам, спросила, подвести ли Масяню, потом то же самое у него спросила, а этот козёл мне сразу хамить начал.
«Расставаться не хотел, - чуть не произнес Цуда, но вовремя отдернул себя от этого, только слегка раскрыв рот. — Чуть не проговорился. Ух.»
- Не понимаю него. Наверно нам пора прекращать общаться. Или скорее ограничиться только профессиональными отношениями. - Ее слова звучали убедительно. Зная Алану, Касиваги верил ей — если никто не переубедит ее в обратном, их общение действительно будет ограничиваться только музыкой. Цуда не знал, верное ли это решение, особенно если учесть, как эти двое постоянно грызутся. Вскоре бунтарка поменяла положение тела: улеглась головой на колени к рыжему, но не замолчала.
- Хотя. Тебя не поделим.
Цуда представил эту картину: с одной стороны стоял Рёта, тянущий Касиваги за руку и орущий что-то в своем агрессивном стиле, с другой — Алана, ведущая себя примерно также. Как-то не по себе стало рыжему. «Нужно их помирить.»
- Слушай, Цу, - Девушка поднялась и посмотрела на него, - а можно мне у тебя принять душ?
- Конечно, кто ж тебе запретит? Можешь и ночевать остаться, если хочешь. - Предложил Касиваги, не зная, что к нему идут и другие гости. Если бы знал, не стал бы предлагать.
- Да? Я быстренько, сябки. - С азартом, студентка побежала в ванную комнату, а Касиваги понес тарелку к фруктами на кухню. Он еще не успел дойти до холодильника, как вдруг в дверь кто-то позвонил. Коллинс шустро метнулась к глазку. От нее Цуда узнал, кто является гостем. «Рёта?! Легок на помине. Куда ты лезешь?» - Схватив Алану за руку и чуть не потеряв грейпфруты на полу вместе с тарелкой, потянул к себе. Удерживая девушку рукой, второй он поставил блюдо на шкаф, чтобы не разбить и не издавать слишком много шума, хотя от Коллинс его было предостаточно. Бунтарка была намерена сама встретить Рёту, высказать ему все, что думает о нем и сообщить о своем решении. Цуда считал, что время и обстановка совершенно для этого не подходила.
- Да не дергайся! Потом. Успеешь. - Коротко говорил он, отправляя студентку в ванну. Подперев собой дверь, он повторял возмущавшейся узнице только одно — «успокойся». Касиваги даже не заметил, как Алана вдруг появилась в прихожей. «Телепорт? Не честно играешь.»
- Хватит баловаться. - Словно он и взаправду был ей старшим братом, потребовал Касиваги, вручая девушке ее обувь и куртку. - Тихо посиди. - Продолжал он, в попытках усмирить бунтарку. Из рук выпадали сапоги, Цуда впопыхах поднимал их и снова ронял, так как очень торопился. Наконец, заставив Алану сидеть в ванной, он запихай к ней все ее вещи, скрывая тем самым ее присутствие. Касиваги спокойно подошел к двери, чтобы все-таки впустить Рёту, но по привычке еще раз осмотрелся. Тут-то он и обнаружил фрукты на шкафу. Мысленно выругавшись, он сунул подальше тарелку — авось гость не заметит, замет глянул в зеркало. Взъерошенный вид напоминал человека, борющегося к сем-то или недавно занимавшегося сексом. Глубоко вздохнув, Цуда состроил сонное выражение лица, словно он долго спал и приход Рёты разбудил его, только потом отворил дверь.
- Здорово. - «Только тебя вспоминали. Нет, молчу, я ведь спал.» - Цуда скосился на сапог Аланы. «Когда успела, я же все к ней запихал.» Недоумевая, Касиваги незаметно заслонил улику ногами.
- Сигареты есть?
Рыжий сунул в зубы другу сигарету, достав из пачки, которая находилась в кармане и была слегка помята от борьбы с Аланой за первенство в отрывании двери.
- Ты один?
- Да, да. - спрятав сапог «Шумахера в юбке» в шкафу сказал Касиваги и прислушался к ванной, в которой было темно.
- Извини, что неожиданно так заскочил.
- Все в порядке.
Рёта выглядел подавленным.
- Сигареты закончились. - Сказал он после короткого молчания.
- Пива хочешь? - с сочувствием предложил хозяин квартиры. Гость не отказался, но и противном случае, Касиваги бы дал другу бутыль голодного пива. Угостив гостя пивом, Цуда уже было сел на диван, но заметил в коридоре подслушивающую девушку. Он закрыл собой дверной проем, как бы показывая, что и он и Рёта, который все еще стоял, в равных условиях. внезапно послышалась музыка сотового телефона Мориситы.
- Чего надо!? - Даже не смотря на циферблат, грозно произнес музыкант. — Да пошли вы все!
Так толком и не сказав ничего вразумительного, Рёта швырнул свой телефон на пол. Цуда вспомнил слова Аланы: «злой, нервный, грубит без причины» Но причина явно была.
- У нее, что мозгов нет?! Как можно было додуматься стольких людей просить звонить мне?!
«Понятно. Знакомая ситуация…»
- Задрали! Весь вечер звонят и звонят! Как у них только руки не поотваивались!? Весь вечер, представляешь?! Цуда кивнул:
- Меня тоже вниманием не обделили.
- И что ей надо? Нельзя было спросить в центре? Нет, началось! Сначала заставила терпеть компанию этого придурка розового!
«Речь об Алане, значит.» - Цуда не задавал вопросов, поскольку знал историю из уст одной стороны, теперь лушал из уст другой, для полноты картины не хватало слов Масайоши.
- Терпел их эти дурацкие походы по магазинам! Я вообще собирался домой, как тут она появилась. Нашлась мне тоже… - Морисите, словно не мог найти себе места — он шастал из одного угла в другой, как тигр в клетке или пес на привязи. Касиваги оглянулся, чтобы проверить в каком состоянии там Алана. «СТОЯТЬ!» - Во взгляде человека читалось это требование. Цуда отодвинул девушку рукой от дверного проема, а сам почти вышел в коридор, чтобы лучше сдерживать ее там. Рёта так ничего и не заметил, к счастью рыжего, пока он совершал с виду немного странноватые движения, в попытках сохранить в тайне присутствие обиженной.
- А еще привязала магией к этому богатенькому выскочке! Да, что у нее вообще на уме?! Фудзияма еще и с дурацким лицом все время проходил. Да они все чокнутые! Как я вообще мог с ней связаться?!
Цуда молчал, все отталкивая девушку от гостиной и стараясь не упускать из виду раздраженного панка.
- Раз завела себе нового хахаля, так пусть и обжимается себе, где хочет.
Касиваги замер, и хотел бы услышать повтор слов Рёты, но того останавливать было нельзя. «Новый хахаль?» - Он мимолетно взглянул на Алану, затем на Рёту. «Когда успели?!!» Он хотел знать, что именно имел в виду друг, и чуть не пропустил бунтарку в помещение. вовремя опомнившись, он закрыл ей рот ладонью и снова быстро выпер в коридор, тут же обернувшись к говорящему.
- Зачем меня звать? Еще и привязывать к этому недоумку магией!
«Кажется, я теряю линию этого монолога.» - Подумал Цуда с сожалением и вдруг увидел указывавший на него палец панка. «я ни причем.» - чуть вздрогнул рыжий.
- Достали! Ладно уж пошел с ними в ресторан, так она и там отличилась! Вот скажи мне, сколько можно трещать по телефону?! Как у нее только язык выдерживает столько говорить?!
Алана жестами объяснила, что говорила она только с Касиваги. Цуда считал, что разговор длился не так уж и долго, однако, судя по всему, для Рёты это было равносильно вечности. «Ни с кем делить не хочешь?»- усмехнулся рыжий, слыша что-то непонятное от панка, который потом продолжил ходить из стороны в сторону.
- Даже доесть не дала мне! Весь аппетит испортила! Что ей неймется никак? Ха, еще и обиженную из себя стоила напоследок! Ну и пусть давится сама! Извинятся не стану! Уж тем, более, потому, что Фудзияма попросил. Хм, я ему, что собачка ручная? Бегать за Аланой и извиняться.
В речи панка ударник слышал и неуемную гордость и желание принести извинения за свое поведение перед девушкой. «Черт. Как с вами сложно.»

Отредактировано Касиваги (28.01.2013 11:03)

+3

6

Алана начинала раздеваться, когда в дверь кто-то позвонил. Девушкой овладело любопытство, кто же там пришел. Она бросила все в ванной и быстро побежала к двери.
- Морис??? - Удивилась Лана, - Ну сейчас я тебя встречу. - Ехидно проговорила она, собираясь впустить панка в квартиру, но Касиваги ей этого не позволил, схватив за руку и оттянув от двери. Коллинс сопротивлялась, отталкивалась, возмущалась, выражая тем самым свое право на открытие двери.
- Пусти, я ему все выскажу. - Отпихивала она Кысю от себя и снова рвалась к двери. 
- Да не дергайся! - Касиваги поймал ее вновь и зажал в объятьях. Девушка не собиралась уступать и все продолжала тянуться к двери, пытаясь убедить друга отпустить ее подобру.
- Мне надо все ему высказать.
- Потом. - Стоял он на своем.
- Когда "потом"? Сейчас хочу, он этого, смотри, как ждет.
- Успеешь.
- Отстань, блин. - Сердилась Лана, -  Не буду его бить, не бойся, просто поговорим! Кыся!
Ее слова остались без ответа, рыжеволосый запихнул ее в ванную комнату и закрыл дверь.  "Вот гад." - промелькнуло в голове девушки. Она стала колотить в дверь кулаками и кричать, словно полоумная:
- Свободу попугаям!!! Свободу попугаям!!! Свободу попугаям!!! - Эта игра уже начинала ей нравиться, даже просьбы Касиваги "успокойся" заряжали энергией и как бы подстрекали продолжать беситься.
- Дин, портал мне, срочно. - Передавая "координаты", попросила Алана.
- Готов.
Студентка быстро шагнула в возникший портал и оказалась в прихожей. Злорадно улыбаясь, девушка помахала рукой Цуде и прошептала:
- Пойдем открывать, он уже заждался.
- Хватит баловаться. - Касиваги был строг в своем решении, но и Алана тоже. Еще пару минут они боролись друг с другом: она, не желая сидеть в ванной комнате, он с целью там ее запереть. Шума было предостаточно от всего этого.
- Тихо посиди. - Своего добился Кыся, отдав ей ее манатки, а закрыв дверь, выключил свет. "И сиди я в темноте. Зашибись. "
- Дин, еще портал.

В новый портал отправился только сапог. "Заметит ли? Хихихи." Алана села на полу, скрестив ноги, подобно монаху сомкнула руки в пальцах и начала колдовать. Она решила, что если видеть всего она не может, значит, хотя бы послушает. В щель проникла тонкая нить магии, затем сформировалось большое ухо, которое впитывало звуковые волны и переносило их к девушке. Таким образом, Коллинс стала свидетелем прихода Мориситы.
Открылась дверь, Рёта без малейшего зазрения совести прошел в квартиру, даже не поприветствовав друга, только про сигареты спросил. " Куряга."
- Ты один? - поинтересовался панк. Алана хотела в этот миг выглянуть из ванной и явить свою персону ему. "Один, один. Продолжайте, я не помешаю."
- Да, да. - Ответил Касиваги. "А врать друзьям нехорошо." - мысленно она пристыдила Кысю.
- Сигареты закончились.
"Шикарно: только из-за сигарет пришел... Еще один лгун." - посмеялась Лана.
- Пива хочешь? - с сочувствием предложил хозяин квартиры. "А где мои грейпфруты?!" - в голове витал образ тарелки с угощением. Девушке приспичило получить ее прямо сейчас и ни секундой позже. Тихо открыв дверь ванной комнаты, она вышла. Все ее шмотки остались внутри. Лана прошла на кухню, там тарелку с цитрусами не нашла. "Где спрятал?" - с досадой подумала она и пошла искать в коридоре, поглядывая на дверь гостиной. Цуда заметил ее, и она, воспользовавшись моментом, руками нарисовала грейпфруты и показала, что не будет лезть, только отдайте ей их. Касиваги лишь заслонил ее собой, незаметно для Рёты указывая рукой на шкаф. Алана пошла к нему, и при помощи магии вытянула тарелку с ее любимыми фруктами. Вдруг послышался крик панка. Девушка тут же забыла про угощение, но тарелку не бросила, и на цыпочках подкралась к гостиной. Осторожно выглядывая из-за плеча Касиваги, она заметила, как телефон Мориситы летит в ножку стола. "Как все серьезно".
- У нее, что мозгов нет?! Как можно было додуматься стольких людей просить звонить мне?!
"Я не просила." - Она показала язык гитаристу, но он ничего не заметил.
- Задрали! Весь вечер звонят и звонят! Как у них только руки не поотваивались!? Весь вечер, представляешь?! 
- Меня тоже вниманием не обделили.
- И что ей надо? Нельзя было спросить в центре? Нет, началось!

"Все гораздо интереснее. Дальше, дальше. Продолжай." На ее лице появилась гримаса лица крайне заинтересованно в разговоре человека.
- С начала заставила терпеть компанию этого придурка розового!
"Бедняжка." - иронично пронеслось в сознании брюнетки.
- Терпел их эти дурацкие походы по магазинам!
"Терпеливый ты наш."
- Я вообще собирался домой, как тут она появилась. Нашлась мне тоже…
"Сейчас найдусь, только не переживай." - с решительным взглядом, Алана шагнула вперед, собираясь обойти рыжего и вступить в диалог (или ругать, смотря как там получится) с нервным Морисом. Тут Цуда как будто вспомнил про Коллинс или услышал ее движение - он резко выставил ее в коридор. Теперь Алана не хотела ждать и дальше выслушивать жалобы на нее - рвалась "в бой", однако Цуда оказался достаточно серьезной преградой. Девушку только удивляло, что Рёта так и не заметил ее, хотя ей казалось, была бы она на его месте, ужа давно раскусила бы странноватое поведение рыжего и присутствие еще одного человека.
- А еще привязала магией к этому богатенькому выскочке! Да, что у нее вообще на уме?! Фудзияма еще и с дурацким лицом все время проходил. Да они все чокнутые! Как я вообще мог с ней связаться?!
- Раз завела себе нового хахаля, так пусть и обжимается себе где хочет.
"Морис? Совсем больной, что ли??? Что за чушь ты несешь?!" - удивленная девушка встретилась взглядом с рыжим и тут же помотала головой, мол: "врет он все", а для пущей уверенности еще и пальцем покрутила у виска. "Идиот!"
- Пусти меня туда, - тихо шепнула студентка стражнику Цуде, но Касиваги закрыл ей рот ладонью и уже в который раз вытолкнул в прихожую, сам же встал как ни в чем не бывало перед панком, который так и остался в неведении.
- Зачем меня звать? Еще и привязывать к этому недоумку магией!
"Сам ты недоумок!!!" - Коллинс быстро вернулась к гостиной.
- Достали! Ладно уж, пошел с ними в ресторан, так она и там отличилась! Вот скажи мне, сколько можно трещать по телефону?! Как у нее только язык выдерживает столько говорить?!
Непонимающе она уставилась на Цуду и жестом объяснила ему: "говорила только с тобой." Затем она развела руки в сторону и изобразила на лице: "Рёта - тяжелый случай."
- Даже доесть не дала мне! Весь аппетит испортила!
"То-то же! Взаимно милый! Хамил бы поменьше, спокойно бы поели все."  Ей уже не терпелось высказаться, и тогда она аккуратно постучала пальцев в спину Цуде, привлекая его внимание, а потом указала на гостиную с беззащитным и безобидным взглядом: "можно войти?"
- Что ей неймется никак? Ха, еще и обиженную из себя стоила напоследок! Ну и пусть давится сама! Извинятся не стану! Уж, тем более, потому, что Фудзияма попросил.
"Масюшечка, зайчик мой. Заступился. С меня конфетка." - Ласково думая о Масайоши, Лана даже немного успокоилась, но не на долго. Коллинс больше не выдавала своим видом цели расправиться с обидчиком - только желание вести переговоры. Она тихо пробралась в гостиную, пока Морисита говорил, и уселась на диван.
- Хм, я ему, что собачка ручная? Бегать за Аланой и извиняться.
"Пингвин ты наш, гордый, скоро летать научишься."
- Ты прав, бегать не нужно. Я уже тут. - Она продолжала чистить грейпфрут, складывая кусочки кожуры на тарелку, лежавшую на ее коленях. - Извини, Кысеныш, я тут похозяйничила. Надеюсь, ты не против? - Этими словами она сообщала Морисите, что услышала только последние его слова, а в квартире оказалась совсем недавно, и "цирка" в коридоре не было.

+1

7

- Ты прав, бегать не нужно. Я уже тут.
Услышав голос Коллинс Рёта обернулся на солистку. Он совсем не ожидал увидеть ее здесь и уж тем более не ожидал, что девушка будет спокойно чистить грейпфруты, сидя на диване.
- Извини, Кысеныш, я тут похозяйничила. Надеюсь, ты не против?
Произнесла солистка, словно Мориситы здесь и вовсе не было.
- Ты вообще откуда взялась?! - Вдруг сорвался парень. Сейчас он чувствовал себя двояко. С одной стороны, было неприятно, что его монолог могла услышать и Алана, а второе чувство – гнев и раздражение. Учитывая, что второе преодолевало первое во множество раз, панк сразу начал нападать на девушку.
- Не видишь тут мужской разговор, чего лезешь?! И вообще, что ты здесь забыла?! – Не уставал задавать вопросы бармен. Он обогнул диван и теперь возвышался над непоколебимой Коллинс.  – Вижу, ты в хорошем настроении, и совесть совсем не грызет. -  Язвительно подметил парень, считая, что сама Алана виновата в их ссоре. – Испортила мне аппетит, а сама прискакала сюда фрукты есть! Что ж, ты с собой пианистика не захватила? Надоел? Попользовалась и решила выбросить? – Рёта сравнивал отношения Фудзиямы и Коллинс в весьма неприятном свете. – Далеко пойдешь. -  Завершил свою тираду парень.  Он был зол, крайне зол, и теперь не мог понять на, что он злится больше всего: на Алану, на Касиваги, за то, что впустил девушку, когда тот разговаривал с ним, или на Масайоши, за то, что солистка проявляла к нему более теплые чувства, чем к Мористе, или на всех вместе взятыми. Панк не знал ,что ему и делать, даже сигарета, драгоценная сигарета, за последние несколько часов, безжалостно была переломлена в руке Рёты, и искры падали на ковер гостиной.  Бармен стоял и гневно сверлил глазами сидящую девушку с грейпфрутами.

+1

8

Алана не ждала извинений от панка, так как слишком хорошо знала его, однако в душе все равно держала надежду, что он одумается и не станет усугублять положение неоправданным хамством. Воевать, ругаться и терять Мориситу из близкого окружения ей не хотелось, как и наступать на горло своей гордости и вдруг признавать свою вину в ссоре. Аромат грейпфрута, интерьер и присутствие дорогого друга и почти брата, Кыси, влияло на девушку умиротворяюще, однако настроение Рёты портило все. Не то чтобы Алана вообще не хотела видеть его здесь и сейчас, хотела, но не в таком состоянии, не с таким настроением и не для продолжения ругани.
- Ты вообще откуда взялась?! - Возмутился Морисита. Алана вовремя опустила взгляд, чтобы не эмпатировать его состояние себе и не наговорить в ответ матами, откуда она взялась.
- Порталы творят чудеса. - Спокойно и легко произнесла она, словно вовсе не было между ними ссор и разногласий. Лакомясь грейфрутом, девушка собиралась с мыслями и контролировала себя, чтобы не упасть в грязь лицом перед обоими мужчинами. Для нее это было очень важно. С детства позиционируя себя равной с ними во всем, девушка не собиралась уступать и сейчас и держалась в возникшей ситуации спокойной и относительно веселой. Также ее поведение давало возможность Морисите выговориться. Гневной речи избежать было нельзя - это понимала и Лана. Она решила, что после тирады Мориса они с ним смогут найти точно соприкосновения, а нет - девушка приведет в действие свой план, и их отношения навсегда останутся ограниченными музыкой.
- Не видишь тут мужской разговор, чего лезешь?! - Грубо и унизительно прозвучало из уст Рёты.
"Мужской разговор?!! Кыся ведь совсем молчал!" - Хотела было сказать Коллинс в ответ, но отдернула себя от этого, засунув в рот кусочек фрукта, - " и я была тут первой, но тебе об этом узнать не суждено." Пока она контролировала себя, но чувствовала, как ее изнутри пробирает дрожь злости, обиды и невысказанного возмущения.
- И вообще, что ты здесь забыла?!
- Расческу. - Она попыталась отделаться от нападавшего шуткой, но вместо этого еще больше разозлила его.
- Вижу, ты в хорошем настроении, и совесть совсем не грызет. - Панк уже подошел к ней и даже немного наклонился, чтобы выглядеть более устрашающе. Подобного девушка от мужчин не терпела, но сейчас проигнорировала даже слова про совесть, все оттягивая момент расправы с обидчиком. Она убеждала себя, что еще не время, что панк на эмоциях и на самом деле он так не думает.
– Испортила мне аппетит, а сама прискакала сюда фрукты есть!
- Зависть - плохое чувство. - Негромко, но вполне четко произнесла она, не смотря на грозного панка и продолжая есть свой грейпфрут, будто бы назло.
- Что ж, ты с собой пианистика не захватила? Надоел? Попользовалась и решила выбросить?
"Заткнись!" - про себя потребовала девушка и коротко взглянула на Касиваги, тот выходил из комнаты, не заметив ее взгляда.
– Далеко пойдешь. - Завершил панк. Ирония в голосе Рёты и клевета сделали свое дело. Не думая о последствиях, полностью отдавшись эмоциям, девушка резко и сильно ударила кулаком по щеке обидчика.
- Слова выбирай. - На полном серьезе проговорила студентка, глядя в глаза Морисите.

Отредактировано Алана (31.01.2013 23:06)

+2

9

Пустить Алану в гостиную было равносильно тому, как охранник зоопарка бы впустил в клетку к голодному хищнику маленькую девочку, единственное отличие было в том, что Касиваги пропускал не обычную маленькую девочку, а Алану, к тому же мага. Он уповал на то, что она не позволит ситуации усугубиться. Когда он смотрел на нее, прежде чем позволить пройти в гостиную, видел в ней намерение спасти отношения с нервным курильщиком. Только по этому рыжий позволил этому разговору случиться в своей квартире. Морисита стоял у окна в тот момент, когда девушка усаживалась на мягкой мебели. Касиваги молча стоял у стены, как надсмотрщик в тюрьме во время свидания: спокойно, внимательно, с готовностью вмешаться в любой момент.
- Ты прав, бегать не нужно. Я уже тут. - Провокационо, поскольку была слишком спокойной, сказала она, явно намекая на извинения в свой адрес. Касиваги не был мастером людских взаимоотношений, но сейчас видел ясно, как обе стороны влияют друг на друга, и мог предсказать исход диалога: "Ничего хорошего не произойдет, если Ши-тян сорвется..."
- Извини, Кысеныш, я тут похозяйничила. Надеюсь, ты не против? - Обратилась она к хозяину квартиры так невинно, что выглядело, словно она пришла недавно и не была свидетелем всего монолога раздраженного панка, а только его последних слов. Касиваги отрицательно покачал головой, а Рёта подобно недовольному зверю начал нападать на беззащитную с виду "гостью".
- Ты вообще откуда взялась?! - Негодующе говорил он, повышая тон.
"Полегче, Рёта, полегче." - Сейчас Цуда только мысленно мог взывать к другу, отдав разговор в руки девушки, как она того и хотела. Касиваги бы вмешался только в крайнем случае - рукоприкладства.
- Порталы творят чудеса. - Еще одним спокойным ответом одарила она "зверя", уткнувшись взглядом в тарелку с угощением. Касиваги воспринимал это, как попытку не видеть Рёту, не вступать с ним в конфликт, а спокойствие - как способ защитыот его нападений. "Только масло в огонь подливаешь  этим спокойствием, он же бесится уже. Ши-тян, осторожней." Пока Цуда думал, оттаскивать придется именно Мориситу, вопрос только во времени.
- Не видишь тут мужской разговор, чего лезешь?!
Девушка промолчала. Не трудно было понять, как ее этот вопрос обижает. Она только и делала, что заставляла себя молчать при помощи фрукта, но выглядела очень мужественно, как укротитель диких зверей пред новым цирковым животным. Касиваги понимал, вмешайся он в диалог сейчас, Алана ему этого не простит - она в состоянии справиться сама с разъяренным панком, сколько бы он на нее не кричал.
- И вообще, что ты здесь забыла?!
- Расческу.

Касиваги чуть улыбнулся, отдавая должное уважение находчивости бунтарки. "Справится." Казалось, если она продолжит игнорировать Рёту, его крики, ситуация завершится лучшим образом. Касиваги понадеялся на нее, услышав звонок в дверь. Сначала он не хотел оставлять конфликтующих в наедине, но он должен был знать, кто пришел, чтобы наверняка решить, нужен здесь этот гость или нет. Тихо шагая к двери, Цуда не видел глаз уже не выдерживающей Коллинс, к его величайшему сожалению. Он вышел буквально на секунды: глянул в глазок, отворил дверь новому гостю и быстро вернулся обратно, как только понял, что Алана больше не шутит в ответ. "Слишком тихо. Ты его не убила там?" Рыжий мгновенно появился в гостиной, сразу же заметил пострадавший ковер, но удержал себя от его спасения. Первым делом он кинулся к Морисите и оттащил панка подальше от девушки, тут же говоря пришедшему в гости Масайоши:
- Уведи ее на кухню.
Удерживая друга как можно крепче, Касиваги ногами затоптал искорки от сигареты на ковре. "Квартиру мне спалят и не заметят. Вроде не сильно пострадал, ладно, фиг с ним." Удостоверившись в том, что пожара не будет, Цуда посадил Рёту на диван, сам пошел к двери, закрыть ее, и тут увидел тарелку грейпфрутов. "Вернется за ними. Нет, я сам." Поспешно схватив фрукты и саму тарелку (почему-то получилось это сделать разными руками: в одной - фрукты, в другой - блюдо, а кожура осталась на столе и частично на полу...). Войдя на кухню, Цуда молча поставил тарелку, на нее положил фрукты, взглядом намекнул Фудзияме, что дальше дело за ним, а жестом - не пускать Алану в гостиную ни в коем случае. Перед входом в гостиную, Касиваги глубоко вздохнул, затем открыл дверь и вошел.
- Ты серьезно? - Спросил он ровным голосом, плотно закрывая за собой дверь, и тем самым не позволяя гостям подслушивать. - Серьезно, ударил бы ее? - Уточная, Рыжий сел и протянул другу сигарету. - Только за пеплом следи, на пол не кидай. - Молодой человек переставил пепельницу с подоконника на стол и закурил сам. - Если хочешь высказаться, самое время. - Выдыхая дым, сообщил Касиваги. Он смотрел на Рёту безо всякого упрека, все еще  пытаясь понять намерения панка и причины его грубого поведения по отношению к солистке.

0

10

Слова Рёты произвели эффект-  как морально, так и физически. Девушка не стала терпеть ложных обвинений, хотя для Мориситы они могли показаться совершенно правдивыми, учитывая его состояние. Алана поднялась и влепила пощечину -  кулаком. Да так хорошо, что парень вынужден был отойти на два шага, чтобы удержать равновесие. Рефлекторно бармен притронулся к больному месту.  Скорее всего, завтра на лице Рёты образуется шикарный синяк. Щека ужасно болела, как и нижняя челюсть.  Мориситу захватил гнев и ярость, совершенно не думая о последствиях и, что он творит, парень замахнулся в ответ на, кажущуюся на первый взгляд, хрупкую девушку. Дело закончилось бы плохо, если бы не появление Касиваги. Он оттащил Рёту, который порывался высказаться Алане.
- Совсем больная!? – Рёте хотелось хорошенько встряхнуть девушку. Он видел, что в комнате  появился Масайоши. -  А-а, - саркастично произнес гитарист. – А вот и наш белый принц, тут как тут. Смотри-ка, все равно за тобой бегает. – Издав недобрый смешок, произнес парень. Коллинс скрылась из гостиной, а Рёту усадили на диван.
Панк был сердит, но здравый рассудок восстал против извечной злости внутри человека и упорно пробивался к сознанию Мориситы. Рёта и не заметил, как остался один в комнате. Теперь парень осознавал всю ситуацию с другой стороны и чувствовал себя виноватым. Он сидел сгорбившись, не поднимая взгляда на вошедшего Касиваги.
- Ты серьезно?
- Что серьезно?
– Глухим и сиплым голосом произнес панк. Рёта поднял взгляд на друга. В  глазах панка читалось раскаянье.
- Серьезно, ударил бы ее?
- Не знаю…
- Голос панка утонул в тишине гостиной, а сам человек отвернулся от друга. Он принял протянутую сигарету.
- Только за пеплом следи, на пол не кидай. – Перед панком поставили пепельницу. -  Если хочешь высказаться, самое время.
Что сказать в свое оправдание или, как объяснить все случившееся, Морисита не знал.
- Нечего тут говорить.- Даже сигарета не радовала человека. Он чувствовал себя крайне скверно, разглядывая пепельницу.

Отредактировано Рёта (01.02.2013 18:46)

+1

11

В темно-карих глазах когда-то возлюбленного, теперь пока еще друга, Лана четко видела желание ответить за полученный удар. Сейчас она чувствовала, как ее пробирает озноб и страх все яснее появляется в ее сознании. Девушка не боялась предстоящей драки, и скорее всего не сдерживала бы себя в ней, но стоило ей подумать, что в ее жизни больше не будет того Рёты, девушкой овладевала тревога, которая появлялся лишь в ее напряжении. Коллинс удерживала взгляд на пострадавшем, как бы говоря тем самым: "повторю, если потребуется". Морисита уже стоял в паре шагов от нее, когда в комнату ворвался Касиваги, а Алана все также сверлила взглядом Мориса. Цуда, не раздумывая, схватил разъяренного панка обеими руками и сказал кому-то увести Коллинс на кухню, тогда она не понимала, кто адресат и с места не сдвинулась, словно была намерена продолжить разговор на кулаках. Вдруг в  этот момент на душе студентки стало пусто. Переговоры не состоялись, мосты дружеских отношений сожжены - казалось Лане. Оба они, Коллинс и Морисита, слишком гордые, чтобы восстановить былое - былого уже никогда не будет. Девушка не поняла, когда успел появиться Масайоши, она только слышала слова Мориситы ей вслед.
- Совсем больная!? А-а. А вот и наш белый принц, тут как тут. Смотри-ка, все равно за тобой бегает. - Еще несколько недобрых слов в адрес Масяни словно наступали на больную мозоль и требовали решительных действий от бунтарки. Алана треснула бы обидчика снова, но очень боялась, что случайно может навредить сдерживающего ее Масайоши, она сопротивлялась совсем слабо, но прежде чем Фудзияма увел ее, Алана напоследок одарила Рёту взглядом отвращения и продемонстрировала ему средний палец левой руки.
Находясь на кухне, она прислонилась спиной к стене и сползла по ней на пол. Руки девушки тряслись, как и все ее тело от напряжения и внезапных эмоций. "Холодно." - Понимала она, обнимая колени. Со стороны сейчас она больше напоминала беззащитного ребенка. Раньше, вступая в драки, она никогда не боялась ударить или навредить кому-то, как сейчас и корила себя за то, что натворила.  "Это конец. Все. Теперь только музыка, никаких встреч вне "работы"... прощай." После этой мысли она решила, что обязана с этим смириться, затем поднялась и села за стол.
Вскоре прибежал Кыся и вернул ее фрукты с тарелкой. Алана проводила его взглядом. "Синяк будет большой." - вздохнула студентка, положив в рот кусочек грейпфрута.
- Масянь, - заговорила она тихо-тихо. - Пойдем куда-нибудь отсюда...
Алана опустила руку на пушистую спинку Дина, свернувшегося клубком на ее коленях. Лаки урчал и ласкался о руку девушки, ничего ей не говоря. После слов Масайоши, Коллинс встала из-за стола, с блюдом Цуды и шагнула в портал вместе с Масяней, вещи обоих студентов были переправлены котом вслед за ними.
Квартира Масайоши

Отредактировано Алана (01.02.2013 19:58)

0

12

Огромный торговый центр
Добравшись до дома Касиваги, Масайоши зашел в парадную с одной мыслью: «Лишь бы был дома. Зря я ему не позвонил, не предупредил… Но, может, все обойдется?»
Двери лифта медленно распахнулись перед Фудзиямой, когда тот нажал на желтую кнопку вызова. Вздохнув, набираясь мужества, экономист нажал нужную кнопку. Все еще он не подобрав слов, чтобы объяснить суть своего визита. Конечно, можно было просто заявится и сказать, что Алана и Рёта поссорились. Но это выглядело бы странно, со стороны напоминало бы донос. Нет, цель Ки была в примирении друзей, а не в заговоре за их спинами. Раздался щелчок, оповещающей о прибытии на нужный этаж. Пройдясь по этажу к дверям квартиры Цуды, пианист позвонил в звонок.
«Надеюсь, он дома…» Спустя несколько мгновений двери все же распахнулись перед музыкантом. «Дома» - Не без тени улыбки подумалось Масайоши. На лице одноглазого, парень заметил беспокойство.
- Я не вовремя?
Цуда ничего ему не ответил, убежав куда-то внутрь квартиры. Фудзияме больше ничего не оставалось, кроме как зайти внутрь и прикрыть за собой дверь. Он быстро снял обувь и направился в гостиную, откуда доносились странные звуки. Все это произошло за пару долей минуты. В гостиной Касиваги уже оттаскивал от Аланы Рёту, а Масайоши интуитивно сразу подскочил к Алане, то ли защищая ее, то ли держа подальше от панка, чтобы та не кинулась на него. Девушка вырывалась, но не особо сильно.
- Уведи ее на кухню.
Не отвечая вслух, Ки просто кивнул рыжему. Он уже успел сделать первые выводы из всего увиденного. Одного он не мог понять, что здесь делают Алана, которая уехала по делам, и Рёта, который уходил последним из центра и вряд ли собирался к ударнику домой.  «Как все запутано. Не хорошо все это.»
Масайоши закрыл двери из кухни. Он видел, что девушке совсем плохо. Ее руки тряслись, а сама она, сжавшись в комочек, сидела под стенкой.  Экономист не знал, что сказать девушке, чтобы успокоить ее или приободрить. Он заметил, что  костяшки на руке солистки покраснели. «Стало быть драка.» Фудзияма хотел подойти к Коллинс и сказать ей что-то, но девушка поднялась и села за стол.
- А… - Хотел было нарушить напряженную тишину Ки, но на кухню зашел Цуда с тарелкой в одной руке и грейпфрутами в другой. Он поставил излюбленные фрукты перед девушкой и скрылся за дверью.
- Масянь, пойдем куда-нибудь отсюда...
- Хорошо.
– Тихо и ровно произнес парень. Он был рад, что девушка хоть как-то отреагировала на его присутствие, ведь та могла даже и не заметить его. – Пойдем, тут как раз моя квартира не далеко. На улице слишком холодно. Да и фрукты лучше съесть в теплом помещении. – Снисходительно произнес парень. Совершенно забыв о брошенной обуви на пороге, Масайоши ступил в портал вместе с Коллинс, одолеваемый мыслями, как ему помочь подруге в данной ситуации.

Квартира Масайоши

Отредактировано Масайоши (01.02.2013 21:32)

+2

13

Касиваги курил, чтобы быть расслабленным. Несмотря на то, что он не участвовал в конфликте, он касался его прямым образом — именно так рыжий решил с самого ссоры начала в гостиной. Разборки или скорее выяснения отношений Аланы и Рёты всегда было проблемой их группы. Со стороны казалось, что солистка и гитарист что-то не могут поделить, однако сейчас все было гораздо серьезнее их прошлых ссор и посыланий друг друга «на». Касиваги опасался того, что и Морисита решит ограничить общение с Аланой, потому как тогда тяжко придется всем участникам группы. Касиваги смотрел на несколько шагов вперед и предполагал, что это отразится на выступлениях, и о группе можно будет забыть. В этом была доля эгоизма Цуды, ведь группа для него была еще одной отдушиной. Именно в компании четверых непрофессиональных музыкантов, являвшихся по совместительству ему друзьями, он мог играть на ударной установке и чувствовать себя свободным от всего, в том числе и от работы. Чтобы сохранить эту часть его жизни, Касиваги должен был способствовать примирению Коллинс и Мориситы.
- Нечего тут говорить. - Высказался Рёта, пристально смотря на пепельницу. Рыжий пару секунд тоже посмотрел на предмет, в попытке понять, что там нашел Рёта, затем стряхнул в нее пепел, и вытянул ноги. «Сказал, как отрезал.» - Пронеслось в его голове. «Что же с вами делать? Ши, Рёта… " Касиваги тоже понимал, что Рёта наломал немало дров сегодня, в частности, несколько минут назад. Он пытался оправдать поступок друга, но все никак не мог найти подходящих фактов. В голову лезли только обвинения. Цуда слишком хорошо запомнил вид Аланы, когда выходил на кухню. Такой он ее никогда не видел. Также и Рёта выглядел отлично от обычного: совершенно молчаливо и стыдливо.
- Ладно. - Касиваги затянулся, - Тогда перейду сразу к делу. - Он выдохнул дым в сторону балконной двери, и продолжил, - Когда пойдешь извиняться? - Вопрос звучал наставительно и в то же время заинтересованно. - Готов помочь в организации.
Рыжий переживал за обоих друзей и готов был помочь Мористе принести извинения, а Алане — передумать приводить в действие свой запасной план касательно их взаимоотношений. Причиной это было знание Цуды, как эти двое дороги друг для друга. Если Алана, как видел Касиваги, дорожила «Морисом» как другом, то Рёта явно питал к ней несколько другие чувства. «А может, Ши-тян права, общение только в рамках репетиций и концертов им пойдет на пользу. " - Подумал Цуда и посмотрел на друга. «Нет, не выйдет. Он же с ума сойдет без ее внимания.»

Отредактировано Касиваги (01.02.2013 21:44)

0

14

Оторвав взгляд от пепельницы, Рёта все же взял и прикурил свою сигарету. Он выпустил дым и долго наблюдал за тем, как облачко растворялось под потолком.
- Ладно.  Тогда перейду сразу к делу.  Когда пойдешь извиняться?
- Не знаю. – Равнодушно ответил панк. Он понимал, что извинится нужно, но не верил в успешность этого дела.  Голос Цуды звучал наставительно, и Морисита вспомнил, как практически тоже сказал ему Фудзияма в центре, правда в голосе пианиста бармен слышал и укоризну.
- Готов помочь в организации.
- Я даже не знаю выйдет ли извинится. Все зашло так далеко, наверное, нам не стоило оставаться друзьями. Пошли бы каждый своим путем… - Грустно и задумчиво произнес Морисита. Он все еще смотрел на потолок. Что-то вспомнив, панк стряхнул пепел в пепельницу.
Перед его глазами вновь и вновь проносились обрывки ссор и то время, пока панк и солистка рок-группы были вместе. Все ссоры на фоне последней казались лишь тревожными звоночками перед готовящейся бурей.
- Ой, дурак… - Резко наклонившись вперед и запустив пальцы левой руки в волосы, произнес гитарист. – Такой идиот. – Корил себя парень мотая головой. Он понимал, что эта ссора могла решить все и взаимоотношения с Аланой и дальнейший путь рок-группы. «Как до этого дошло?»
- Наверное. Нам стоит ограничить общение… - Посмотрев невидяще перед собой, произнес панк. 
«Нужно было уйти в тот день и не поддаваться  на предложение оставаться друзьями. И чего я ее ревную? Все кончено, пусть встречается с кем захочешь. Мне-то какая разница?»
На лице панка отразился гнев, и он в сердцах стукнул по столу. От силы удара пепельница подпрыгнула и пепел из нее рассыпался вокруг стеклянной посудины.

0

15

- Я даже не знаю выйдет ли извинится. - Пессимистично заговорил гость. - Все зашло так далеко, наверное, нам не стоило оставаться друзьями. Пошли бы каждый своим путем…
"Подождите-ка. Когда это вы там успели? И главное - с чего вдруг? Неужто она бросила тебя?" Вспоминая отношения Аланы и Рёты к друг другу со стороны, Касиваги думал, что инициатором разрывала была именно девушка, особенно если учесть, ее характер. Всей подоплеки Цуда не знал, и не мог понять, в какой период времени эта парочка успела стать любовниками, а потом и снова друзьями. В голове крутился только такой вариант: Морисита и Коллинс скрывали свои отношения от остальных, после этого незаметно расстались. Догадки, крутящиеся в голове, не устраивали рыжего, что-то в его собственных мыслях казалось ему странным и бредовым. Касиваги стряхнул пепел с сигареты после гостя, апатично смотрящего в потолок.
- Ой, дурак… - Резко наклонился панк и схватился за голову.  "Прозрел, наконец. " - Подумал рыжий, затушив бычок и оставив его в пепельнице.
Такой идиот. – продолжал панк. - Наверное. Нам стоит ограничить общение…
Услышав это Касиваги нахмурился. На его лице появилась гримаса недовольства и разочарования. Единственный зеленый глаз недовольно смотрел в потолок. "Еще один. Докатились..." Пока Рёта думал о своем, Касиваги подбирал слова для приободряющей и мотивирующей речи, как вдруг гость с размаху ударил кулаком по столу. Даже пепельница подскочила, раскидав пепел в стороны. "Не буянь!" - Потребовал хозяин комнаты, но про себя. Внезапно случилась еще одна неожиданность: смс-сообщение. Вибрационным сигналом о нем сообщил телефон в кармане штанов. Касиваги достал мобильник из кармана и посмотрел на автора письма. "Ши-тян? Интересно, что хочет сказать? Зовет, наверно." При друге, Касиваги читать сообщение не стал, вернул телефон в карман. Он обратил внимание на равнодушие взгляда панка. Цуда всматрелся в его лицо, пощелкал пальцами перед носом гостя пару раз, добиваясь от него внимания, и только потом начал говорить.
- Ты готов все бросить и жить без нее? А восстановить отношения слабо? Колотить мебель не вариант - лучше волю собери в кулак и переступи через гордость. Накосячил - признал ошибки, уже хорошо. Пора двигаться дальше. - Касиваги посмотрел на ушиб. - Нужен лед. Жди, и не громи мне мебель, пожалуйста. - Улыбаясь доброю улыбкой, одноглазый вышел на кухню. Аланы и Масайоши там не было, как и грейпфрутов. "Не понял." - Вздернув бровь, он взял телефон и прочитал пришедшее сообщение: "Мы ушли к Масяне, как вы там?" Оперативно смылись. Молодец, Масайоши - вовремя утащил." Цуда написал ответное сообщение Алане: "Живы, почти здоровы. Надеюсь, твоя рука не сильно пострадала."  Отправив ответ подруге, он достал пакет со льдом и вернулся в гостиную.
- О чем думаешь? - Спросил Касиваги, протягивая лед Рёте.

0

16

Рёта тупо смотрел перед собой, ничего не видя и не слыша. Настойчивое мельтишение чего-то перед носом заставило его отвлечься и посмотреть на Касиваги, который упорно пытался привести в чувство Мориситу.
- Ты готов все бросить и жить без нее?
Рёта потупил взгляд, словно вся вина в раз стала давить ему на плечи.
«Я не знаю..  Возможно и смог бы… раньше»
-  А восстановить отношения слабо?
- Исключено! – Вдруг резко произнес панк, посмотрев на Касиваги, как на ума лишенного. Рёта понимал, что после разрыва с девушкой в той форме, в которой она произошла, восстановить отношения не возможно, тем  более, что девушка уже отказала ему, чем задела гордость панка.
- Колотить мебель не вариант - лучше волю собери в кулак и переступи через гордость.
Рёта не веряще сверлил глазами рыжего. Взгляд бармена так и говорил: «Ты издеваешься?!»
- Накосячил - признал ошибки, уже хорошо. Пора двигаться дальше.
Морисита пробубнил что-то нечленоразделное и отвернулся от друга. Казалось, он разозлился на Цуду, но  на деле все было не так.
- Нужен лед. Жди, и не громи мне мебель, пожалуйста.
- Не надо мне, и так обойдусь.
– Пробубнил панк.
Ему не хотелось признавать тупую боль в распухшей щеке. Часть его лица уже была красной, на завтра парня ожидал великолепный темно-фиолетово-коричневый синяк. Гитарист откинулся на спинку дивана. Сигарета истлела в руке панка и теперь уже была не годной. Заметив оставшуюся пачку Касиваги на столе, Рёта взял ее и достал сигарету. Он затянулся, и в этот момент вернулся ударник со льдом в руках.
- О чем думаешь?
- О том, что хорошо, когда есть пачка сигарет.
– Усмехнувшись, произнес панк. Он вновь затянулся и стряхнул пепел в пепельницу. – Ты, конечно, прав и нужно извинится, но я не знаю как. Я.. – по лицу парня пробежалась волна эмоций говорящих о том, что он о чем-то сильно переживает. – Замахнулся на нее. Как такое можно простить?

0

17

- О том, что хорошо, когда есть пачка сигарет. – Ответил хмурый гость. Касиваги понимал, как сейчас тяжело осознавать свои ошибки, но жалеть его он не собирался. Цуда считал, что в данную секунду Рёта нуждается не в надежде или утешении, а именно в поддержке и уверенности в ком-то, помощи и содействии.
- И не поспоришь, - Согласился с ним Цуда, улыбнувшись. Будучи заядлыми курильщиками, они оба не могли и дня прожить без сигарет, однако пока Касиваги не нуждался в дополнительной дозе никотина. Хозяин обители смотрел на то, как Рёта послушно стряхивает пепел в пепельницу, затем на мини-бардак в гостиной. "Пустяки. Все живы - да и ладно. " Случайно вспомнив про полученный панком ушиб от Аланы, Касиваги еще раз посмотрел на друга. "Почти вовремя подоспел. Зря оставил. Или нет." В сложившейся ситуации были как плюсы, так и минусы. С одной стороны, пострадал Рёта, с другой, если бы рыжий вмешался раньше, могло бы произойти что-нибудь хуже. Рыжий был рад тому, что после произошедшего хотя бы знал, что именно нужно разгребать.
– Ты, конечно, прав и нужно извинится, но я не знаю как. Я.. – Морисита искренне раскаивался в своем поведении – Замахнулся на нее. Как такое можно простить?
"Действительно, простит ли? В ней тоже гордостиии... хоть отбавляй. Гордые, блин. " Цуда не был уверен в будущем решении Аланы и врать другу не хотел, потому стал углубляться в продумывание плана для более эффективного принесения извинений.
- Попробовать стоит. Мы ее подготовим. Придешь к ней с мммм... еще придумаем чем, а может, и не понадобится это. - Рыжий размышлял. - Главное не отчаиваться и не рубить с плеча. - "Алана, не вздумай рвать связи и бежать к нему с этими глупостями первой. " - Внезапно всколыхнулся рыжий.
- Чуть не забыл! - Одноглазый соскочил с места и схватился за телефон, тут же начав строчить сообщение Масайоши:"Алана собиралась ограничить общение с Рётой, попытайся ее отговорить." Быстро напечатав текст и отправив его адресату, Касиваги вздохнул с облегчением, словно он куда-то очень сильно опаздывал и успел.
- Извиниться нужно до ее днюхи... - Сказал Цуда, повернувшись к гостю. -Завтра пойдешь. - Твердым голосом добавил он, как будто уже все решил за Мориситу. На самом деле так Касиваги провоцировал друга на реакцию, с которой он уже мог бы работать - корректировать и направлять. -  К строптивой кошке нужно идти с лакомством. Однако наша очень привередлива. - Рыжий прошел к двери балкона и положил ладонь на стекло. - Хмммм, а что если... нет, не подойдет. - Нахмурившись, он вернулся на диван. - Что она любит особенно сильно? - Цуда с вниманием уставился единственным глазом на Рёту, а потом спокойно взял сигарету и закурил.

Отредактировано Касиваги (04.02.2013 17:02)

0

18

Приняв лед, Рёта прикоснулся им к больному месту. «Ударила от души» - Подумал Рёта ощупывая место ушиба подумалось Морисите. «Черт, завтра…» - Панк взглянул на часы: «Нет, сегодня, на работу...»
- Попробовать стоит. Мы ее подготовим.
- Это как же? – С издевкой произнес панк, затягиваясь.
- Придешь к ней с мммм... еще придумаем чем, а может, и не понадобится это.  Главное не отчаиваться и не рубить с плеча.
Морисита ничего не ответил ударнику, делая вид, что безумно увлечен курением своей сигареты. Он разглядывал тлеющие огоньки пепла, словно это было дело всей его жизни. Наконец, гитарист поднес сигарету к пепельнице, чтобы стряхнуть пепел, как вдруг Касиваги подорвался так, словно забыл выключить чайник в холодильнике.
- Чуть не забыл!
Медленно наблюдая за товарищем, Мори стряхивал пепел с сигареты. «Это кому же он так пишет?»  Рёта молча смотрел, как за доли секунды было набрано кому-то сообщение. Касиваги с облегчением вздохнул и Морисита посчитал, что у Цуды была назначена какая-то очень важная встреча, и он только сейчас о ней вспомнил. «Какой нормальный человек назначает встречу в час ночи? Тут что-то не то.» Но долго рассуждать на тему: "кому отправил таинственное сообщение ударник" Рёте не представилась возможность.
- Извиниться нужно до ее днюхи...
- Да-а…
- Угнетенно произнес бармен. Он понимал, что мириться с солисткой надо быстро, поскольку на празднике это сделать не удастся, а после - будет слишком поздно. Он был виноват, и Рё это прекрасно осознавал, и догадывался, что сейчас все отношения с Аланой висят на волоске, который вот-вот разрежут острым ножом.
-Завтра пойдешь. - Как отрезал рыжий на, что Рёта не возражал. Сейчас ему было ясно, что без помощи друга и массовки ему не обойтись.
- Завтра у нее уже каникулы, скорее всего будет дома. Готовиться… До работы успею… - Задумчиво, сопоставляя факты в голове, сказал бармен, после чего отхлебнул из своей бутылки.
- Что она любит особенно сильно?
Рёта бездумно посмотрел на источник вопроса. В глазах панка что-то промелькнуло, не заметное для него самого. Он отвернулся от ударника и глухо произнес:
- Лилии.
Допив свое пиво бармен покрутил пустую бутылку, словно рассматривал этикетку, а после поставил стекляшку на стол.

0

19

После звучания вопроса Касиваги Рёта утонул в ностальгии. Это было видно не только во взгляде панка — во всем его поведении. «Ушел в себя.» - Предположил одноглазый, затягиваясь. Он решил дать некоторое время другу понастольгировать, понять насколько дорога для него Алана, что он готов сделать ради нее. Тишина поглотила гостиную, но не на долго. В кармане штанов вдруг зажужжал телефон рыжего. Касиваги быстро достал его и взглянул, от кого пришло сообщение. Автором оказался Масайоши. «Алану? За просмотром ужасов? Самое время!» - Саркастично пронеслось в голове музыканта.
- Цвет лилий не важен? - Вдруг спросил Касиваги, как будто для отвлечения внимания друга от себя. Почему-то после прихода того самого смс Фудзиямы Цуде показалось, что Алану будет остановить гораздо сложнее, чем «допинать» Рёту до нее с букетом лилий и заставить извиниться. Прошло всего лишь пара минут, если не меньше, когда мобильник сообщил еще об одном новом сообщении, затем повторил сигнал снова, снова и снова, Касиваги не считал, сколько смс-сообщений прилетело к нему, он молча вылупил глаза на экран телефона — адресат в глаза бросался. «АЛАНА?!» Первую пару-тройку сообщений Цуда прочел сразу, тут же немного нервно проговорив:
- Думаешь, днем поймать? Или с утрица?
По экспрессии сообщений можно было понять, что девушка явно чем-то недовольна. Среди смс от подруги внезапно появилось и от Масайоши, но тут же исчезло за следующим рядом смс-ок от Ши-тян. В голову уже приходили мысли о том, что Масайоши пытается спастись от гневной девушки и посылает сообщение:«SOS», в то время как Алана ругается на рыжего. По поводу второго Цуда не был удивлен, но текст сообщения Масайоши вызвал в Касиваги порыв смеха. «Что-то подозревает?!! Да неужели! Шпион, блин.» Рыжий громко рассмеялся, чуть не выронив сигарету, но быстро успокоился и посмотрел на Рёту. Телефон, разумеется, Цуда не показал другу, посчитав, что ему незачем знать об этих сообщениях, хотя предполагал, что панку любопытно. Бомбардировка смс завершилась, телефон одноглазого выдержал осаду, однако рыжий не успевал прочесть все сообщения разом, пока они приходили, поэтому пришлось «идти по следам». Читая послания от Аланы, Цуда понял в чем причина ее негодования. «Масайоши спалился…» А второе сообщение от Фудзиямы наводило на мысль, что оба музыканта, солистка и пианист, навеселе. «Она его споила? Сочувствую, Масайоши…» Касиваги представлялось, что теперь будет вытворять с пьяным Фудзиямой Алана, почувствовавшая заговор, как она будет пытать его. Из собственных мыслей рыжий сделал вполне логичный вывод: «С Рётой легче.» Наконец, оторвав взгляд от телефона, Касиваги спрятал его в кармане.
- Ее обязательно нужно поймать дома. Иначе конструктивного разговора не добиться. - Задумчиво произнес рыжий, представляя, как оно будет на самом деле. «Только бы еще сильнее не разругались.» В воображении Коллинс с чувством лупила «веником», то есть букетом линий, панка, и это выглядело весьма забавно, даже вызывало улыбку.

+1

20

Воспоминания о былых днях так и заслоняли сознание Мориситы. Он словно вновь вернулся в прошлое, как вдруг вопрос Касиваги вывел Рёту из оцепенения.
- Цвет лилий не важен?
- Да, нет… -
Углубляясь в  воспоминания об Алане, ответил Мори.
- Думаешь, днем поймать? Или с утрица?
- Днем.
– Не раздумывая, ответил панк. Он взял сигарету и закурил, выпуская дым из легких вверх. Пока Рёта меланхолично курил, Цуде интенсивно приходили электронные письма на сотовый. Бармен не обращал внимания на то, как ударник пытался скрыть приходящие сообщения. Сейчас ему было не до этого. Мысленно он спорил сам с собой: правильно ли то, что они задумали с Касиваги? Удастся ли план Цуды или нет? Как отреагирует Алана? Станет ли она вообще выслушивать Мориситу, или сразу пошлет куда подальше? А что тогда? Бармен не знал, не знал как ему тогда поступить с группой. Он любил музыку, и ему нравилось выступать в группе, но сможет ли он ужиться с Коллинс? Вспоминая этот недолгий год совместной работы, Морисита понимал, как агрессивно он вел себя по отношению к девушке. Он не мог забыть прошлого, точнее, своих чувств. Гордость не позволила тогда ему остаться, а теперь ревность  разрушает последние мосты.
- Ее обязательно нужно поймать дома. Иначе конструктивного разговора не добиться.
Рёта посмотрел на друга, который уже перестал переписываться, как думал панк, со своим неизвестным собиседником. Он невнятно кивнул другу, после чего затушил сигарету. Дым все еще поднимался вверх небольшим облачком, и в нем Морисита словно пытался что-то разглядеть.
- SMS-ка пришла!!! – Неожиданно из кармана джинсов Рёты раздался радостный возглас солистки, от чего панк подорвался с перепугу. – Прочти меня, прочти меня!!! Рёта,  Рёта, sms-ка!!!
Надо было видеть выражение лица бармена, когда он пытался найти источник звука голоса своей бывшей. «Что за нафиг? Откуда она здесь?» По свечению из кармана, Морисита понял, что  Алана говорит из его джинс. Приподняв левую бровь, панк достал свой мобильный телефон. На мониторе светилось имя «Масайоши», а далее «Получено сообщение».
- Алана… - Злобно прошипел панк. – Что б ей… Додумалась…
Шутка солистки не была оценена по достоинству панком. Он нервно открыл сообщениепианиста. Увидиненный текст также не порадовал панка, наоборот, из-за него гитарист  взбесился.
- Придурок! Он больной совсем? Я ему устрою «не кисни»! Такое устрою, что мало не покажется!
Горящий взгляд бармена и экспрессия в голосе, говорили не хуже самих слов Мориситы о правдивости угрозы. Гневно и не дожидаясь ничего, Рёта набрал номер Фудзиямы, полностью убежденный высказаться студенту. Рассказать ему все, что полагается, еще и скинуть весь негатив на бедолагу.

0

21

Атмосфера в помещении не была напряженной. Оба музыканта курили, от чего в гостиной стоял легкий туман. Панк был так глубоко в ностальгии, что создавалось впечатление: его только нужно уложить спать, и завтра будет проще отправить извиняться, проблема будет решена. На некоторое мгновение Цуда так расслабился, что вздрогнул, когда послышался знакомый голос.
- SMS-ка пришла!!! – Внезапно с радостью воскликнула Алана, как это понял рыжий. Взгляд единственного глаза устремился к двери гостиной. "Неужели она вернулась? Масайоши "пал", разбираться пришла?" Касиваги признавал свое недоумение и желание кинуться к двери, чтобы не пустить девушку в комнату, но вспомнил ее преимущество в перемещении. Одноглазый остался сидеть на месте, отчаянно пытаясь все-таки найти, откуда же доносится ее голос. Нашел. Цуда проследил за взглядом напуганного панка, и понял - смс. Рыжий успокоился, зная, ничего плохого и особо страшного не произошло. "Интересный сигнал... Ши-тян постаралась?.." Насколько помнил Цуда, у панка всегда был иной сигнал, значит, этот сюрприз устроила шаловливая солистка, и Рёта это подтвердил.
- Алана… - Шипел Морисита. В его глазах светилось злое желание. – Что б ей… Додумалась…
Казалось бы, Рёта уже успокоился, и был послушным, но одно сообщение, точнее, звуковой сигнал вновь вернул его разъяренное состояние. "Бляха-муха, только ведь успокоился." - Теперь немного злиться стал и рыжий. Как успокаивать Мориситу теперь, Касиваги пока не представлял.
- Придурок! Он больной совсем? Я ему устрою «не кисни»! Такое устрою, что мало не покажется!
- Масайоши? - Переспросил Цуда, вспоминая последнее сообщение от пианиста на своем мобильнике.  "Точно споила... Или сама отправила с его телефона... Ей тоже не терпится узнать, что происходит?" - Рыжий мог только строить догадки об истинных намерениях Аланы и того, что происходило там, где были Алана и Масайоши, но отчасти вся ситуация забавляла его и еще раз доказывала, как сильно неравнодушен панк к Алане и пианисту.

0

22

Квартира Масайоши
Кухня была погружена в темноту и безмолвие. Те, кто появились в ней не издали ни звука. Черноволосая девушка подтолкнула парня к стене вплотную и достала его телефон из внутреннего кармана платья. Придерживая рукой Масайоши у стены, Алана нашла переписку пианиста и ударника. Ей все еще было очень любопытно, чтобы там такое обсуждали эти двое. «Значит, отговорить меня. Нет уж, Кыся, не выйдет.» Возможно, если бы девушка так и не прочитала этого сообщения, ее бы отговорили, но теперь ей еще сильнее захотелось воплотить в жизнь задуманное. Алана немного озлобленно перевела взгляд на Фудзияму. Из-за света снизу и без того жуткие глаза солистки выглядели ужаснее прежнего, будто Коллинс снова перевоплотилась в Самару. Девушка даже непроизвольно чуть наклонила голову влево, подобно героине фильма ужасов. Если бы не ситуация и будущий розыгрыш, солистка начала бы расспрашивать студента обо всем и добиваться правды, но ей приходилось молчать. Не выпуская телефон из руки, девушка начала колдовать. Колдовство пока было единственным способом излить свое негодование на заговорщиком и панка. Тонкая нить воздуха проскользнула к балконной двери и беззвучно открыла ее, затем пробралась к окну и тихо поскребла по стеклу, словно случайно коснувшаяся ветка. Но откуда ветки деревьев на балконе Касиваги?.. Алана собиралась начать с балкона, но внезапно зазвучал сигнал на мобильном парня, который в ее руке к тому еще и вибрировал. От неожиданности Али выронила мобильный, но тут же поймала его воздушной магией. «Черт! Морис?! Какого хрена ты ему звонишь? Отвали!» Девушка тут же сняла звуковой сигнал нажав на соответствующую кнопку, но звонок не сбросила. Тем временем холодный поток воздуха с балкона проник на кухню, тихо стукнув дверью о стену. Девушка испугалась, что панк и хозяин квартиры сейчас придут на кухню и раскроют ее планы. Быстро закрыв балконную дверь, Алана перешла в наступление. Быстро напечатав текст на мобильном, студентка отдала телефон его хозяину. «Тихо. Сдашь меня — голову оторву.» Затем она осторожно отошла от друга, надеясь, что эти слова на него подействуют — парень будет вести себя тихо и послушно. Из-за настроения Алана написала такое грубое сообщение, но сейчас об этом не думала. Самым важным пока являлся розыгрыш. Колдуя, девушка запустила в гостиную несколько нитей Воздуха. Они стремились не к выключателю, а к лампочкам. Если в квартире Масайоши было удобно следом за пианистом снова выключать свет, тут нужно действовать иначе. Нити незаметно пробрались к кабелю телевизора, к пульту. Внезапно включился телевизор, как будто по волшебству, тут же замигал свет. Алана то выкручивала лампочки, то вкручивала их вновь для получения желаемого эффекта. Далее по комнате начали разноситься жутковатые звуки предвещающие нечто ужасное, точнее, появление «Самары». В дверях возникла девушка, с растрепанными волосами, скрывающими лицо, опущенными вниз руками и чуть наклоненной головой. Мгновение — погас свет и возобновился, в дверях никого не было. Выглядело так, словно галлюцинации начали посещать музыкантов. Алана спряталась за стеной, высчитывая секунды: «Раз, два… Хоть считалочу Фредди Крюгера считай. " - Настроение сменилось на озорное. Она очень хотела, чтобы ее шалость даром не прошла, и оба взрослых молодых человека напугались ее, как дети. Через три секунды, которые были отведены девушкой, чтобы ее друзья успели уразуметь — что-то явно не так или это их коллективное воображение разыгралось. В гостиной стало темно. И в темноте этой можно было лишь расслышать чье-то движение по стене, за спиной людей, под столом. Что-то коснулось ног музыкантов. Все это делали нити Воздуха, управляемые Аланой, но об этом знать могли только трое: зачинщица розыгрыша, соучастник и ее первая жертва. Скрипнула дверь, кто-то в белом с черными длинными волосами стал вползать внутрь медленно, но уверенно, будто бы имея особую цель присутствия здесь. Пробираясь по полу, Алана дала время жертвам выбраться на балкон, как бы спрятаться от нее. И когда это произошло, в комнате стало совсем темно. У каждого могло создаться впечатление: все кончено, сюда Самара не доберется. Даже телевизор сам выключился. Девушка, присев на корточки, тихо подобралась к балконной двери, и, резко поднявшись, уставилась на обоих людей, немного ударив по стеклу ладонью, словно сообщая: «я доберусь до вас». В мертвых серых глазах, смотрящих из-под лба, читалась злоба и желание расправиться с жертвами. Ладонь со скрежетом начала спускать по стеклу.

+1

23

Рёта уже так и представлял, как он отомстит незадачливому пианисту за оплошность sms-сообщения.  Гудки на том конце соединения выводили панка еще больше из себя. Он рвал и метал, грозясь порвать Масайоши, как Тузик тряпку, уже прямо сейчас.
- Где носит этого… - Морисита не успел досказать ругательство в адрес Ки, поскольку за дверью на кухню зазвенел телефон. Мелодия показалась  бармену знакомой. Он вопросительно посмотрел на ударника, но тут на балконе кто-то постучал. Телевизор в гостиной включился, и шипящий звук разнесся по гостиной.
- Что за чёрт? – Рёта хмурясь смотрел на электронный прибор.
Свет по всей квартире замигал, а через мгновение погас.  Морисите вся эта ситуация совершенно не нравилась. Часы громко пробили час ночи... и началось…   
Стали разноситься странные звуки, холодящие кожу, словно что-то потустороннее выбралось на поверхность и теперь гуляет среди живых. Все, что стало происходить далее, Мори, казалось, слишком странным, на столько, что его страх пробрался внутрь него самого. Он был не из робкого десятка, но когда ты встречаешься с чем-то неизвестным, от чего не знаешь, как защититься, невольно впадаешь в панику. Морисита оборачивался, пытаясь понять, откуда исходят эти жуткие звуки. Как вдруг в дверях показалась девушка в длинной белой сорочке, с черными, длинными волосами. Сначала она показалась Рёте лишь призраком, и панк с ужасом отшатнулся от мага Воздуха. Лишь несколько мгновений спустя до панка дошло, кто ходит по квартире Касиваги. Девушка была полной копией Самары. Телефон  Рёты выпал из рук, и устройство безжалостно упало на пол. Экран монитора треснул и стал белым, но Морисите было все равно до разбившегося телефона, до последнего, рассердившего его сообщения.  Девушка-мертвец исчезла, а Рёте стали приходить на ум самые яркие моменты из фильма «Звонок».  Все обстоятельства сбегались, кроме просмотра злосчастной кассеты. Что-то пронеслось за спиной Мориситы. Он обернулся, но никого не увидел. За спиной человека было темно, хоть глаз выколи. В сердце закралось подозрение, что вот именно сейчас из этой темноты, прямо на панка, выскочит какое-то чудо-юдо со страшной мордой, жутко пахнущее и со злобными, огромными, налитыми кровью глазами, жаждущими человечины.  Что-то  коснулось ноги бармена. Рёта тут же обматерил все на чем свет стоит. Скрипнула дверь, и Морисита посмотрел на вползающую персону Самары. Она двигалась так медленно, словно ей было тяжело, но по фильмам ужасов гитарист прекрасно знал, что это всего лишь отмазка. Стоит только потерять бдительность, и она накинется на парней, чтобы утопить их в своем колодце.
- Черт, бегом! – Развернувшись, Рёта рванул на балкон вместе с Касиваги.
Морисита думал, что сюда Самара не доберется, ведь здесь есть свет луны и отблеск огней ночного города.
- Откуда она взялась? – Бармен обернулся к ударнику. Он придерживал двери рукой, чтобы девушка не могла забраться на балкон, который сейчас выступал в роли крепости для  двоих музыкантов.  В квартире стало совсем темно. Панк  приблизился ближе к стеклу. Он прищурился и стал вглядываться в кромешную темноту. Одна секунда… Вторая секунда… Третья секунда… Дикий ор  Рёты разнесся на весь балкон. Прямо перед ним неожиданно возросла сама Самара, так близко, что панк отшатнулся прямо к окну. Бармен не рассчитал дальности к открытому окну и вывалился в него. На лице  гитариста в тот момент появилось удивленное выражение лица, и весь мир для него словно замедлился. Он видел Самару, которая кого-то  ему напоминала, Цуду, стоящего неподалеку, и черно-синее небо, украшенное тысячами звезд. Наверно с такого ракурса это небо, Морисита еще не видел.  Летя вниз, парень чувствовал холодный ветер, забирающийся под одежду, уносящий все невзгоды, все плохое настроение.

Отредактировано Рёта (12.04.2013 20:56)

0

24

Разыгрывая ребят, Алана получала особую энергию от них. И чем больше было той энергии, тем сильнее хотелось продолжить «играть в ужасы». Девушка совсем не продумывала мелочи розыгрыша и не знала, во что может вылиться ее шалость. Последствия не волновали солистку, в ней говорила лишь гордость, требующая мести. Все три жертвы сыграли на ее настроении сегодня, и по мнению мстительницы, заслуживали своеобразной расправы. Коллинс видела свой поступок невинной потехой, и никак не хотела навредить друзьям. Она не подозревала, что ребята так сильно впечатлятся появлением мнимой Самары, и уж тем более, что Рёта выпадет из окна балкона. Его лицо, полное ужаса в нескольких сантиметров от нее, за стеклом, громогласные речи, состоящие из матов, возбуждали в ней чувство победы. Сейчас она должна была выйти к ним и рассекретить свою личность, но вместо этого произошло совершенно другое. Панк, не рассчитав расстояния и собственных движений, случайно провалился за окно, в пустоту. Когда Алана увидела падение друга, ее настроение изменилось в миг. Лицо солистки исказилось страхом потери близкого, пустые из-за линз глаза больше не выглядели такими жуткими, как и раскрашенное в мертвый цвет лицо. Она потеряла все желание продолжать свой фарс и отчасти пожалела о его начинании. Со стороны это выглядело крайне странно в данных обстоятельствах: «ужастикам» не положено вести себя так... Алана моментально отворила дверь и вынырнула в окно вслед за панком. Ее сердце колотилось, словно сумасшедшее, и все время шептало: «что-то произойдет не так, страшно…» А разум, наоборот, требовал успокоения и быстроты действий. Девушка вытянула руки вперед, в надежде поймать упавшего. Только дотянется рукой, коснется его — он спасен. Сейчас она не подумала о нитях Воздуха, которыми могла бы схватить его на расстоянии или других заклинаниях, позволявших остановить его падение, Коллинс была сосредоточена на левитации, стремительном движении за ним. Девушка достигла его, попыталась обнять, чтобы вместе с ним взметнуться ввысь, но это было не так-то просто. Молодой человек, похоже, не желал быть схваченным «Самарой» из фильма «Звонок», как будто участь смерти его привлекала больше. Мысленно девушка ругалась на него, не понимая поведения панка. Каким-то чудом парик все еще был на голове девушки, наверно, из-за действия заклинания, длинные черные волосы развивались позади «Самары» и придавали ей образ чего-то крайне жуткого, солистка не осознавала этого. Из-за сопротивлений Мориса руки девушки не удержали его, но она не растерялась. Али двумя взмахами руки быстро связала его магией, чтобы он не мог пошевелиться и не мешал ей спасать его. После этого она подхватила молодого человека на руки, словно принц принцессу, и тогда взмахнув невидимыми крыльями, сотворенными магией, полетела вверх. Выдел бы кто-нибудь, не знающий мелочей ситуации и магических умениях девушки, эту картинку, точно решил бы — ему это снится: не каждую ночь среди многоэтажек можно наблюдать полет девушки, раскрашенной под героиню ужасов, держащей на руках панка. Приближаясь к балкону, Лана поняла, что легко и просто влететь в окно не получится, особенно, учитывая ее скорость — панк точно пострадает, а с него, по решению солистки, без того было достаточно на сегодня. Алана пролетела на несколько этажей выше и скомандовала коту:
- Дин, портал.
Пререканий или других ментальных слов не последовало от животного-мага, портал, ведущий в гостиную, возник в воздушном пространстве, и девушка, уже возвышаясь над огромным жилым зданием, проникла в воронку.
В гостиной было тихо и темно. Алана не позаботилась об освещении: свет сейчас казался ей излишним. Она бережно опустила музыканта на диван, распустив заклинание, присела рядом и прижала его голову к своей груди так, что он мог слышать учащенное сердце биение напуганной девушки. Ее бросило в жар от пережитого испуга. Казалось бы, все завершилось — Рёта в порядке, но Алана не могла прекратить поток нахлынувших эмоций. В голове повторялось: «Он в порядке, не пострадал. Все хорошо», но сердцу, видимо, этих мыслей было мало, оно никак не могло успокоиться, а Коллинс не желала отпускать друга из объятий — только так она могла в полной мере ощутить, что он жив. Девушка закрыла глаза, и коснулась щекой волос музыканта. В воспоминания врывались самые дорогие моменты жизни, связанные с Морисом. Почему-то находясь рядом с ним, она чувствовала себя счастливой. Эмоции все не отступали, и солистка почувствовала желание поцеловать его. Она ослабила хватку, посмотрела в его глаза. Было слишком темно, чтобы девушка разглядела черты лица друга и его опухшую щеку, но осторожно беря его лицо в свои руки, она бы интуитивно нашла губы… и только потом заметила фигуры в стороне, заметные благодаря свету с улицы. Алана отстранилась от панка и быстро отвела взгляд. Девушка спокойно поднялась, взглянула на кота, находившегося на плече Касиваги с самого момента полета двоих музыкантов, он тут же открыл еще один портал, прочитав ее мысль, где она хочет оказаться теперь. Молчаливая Алана взяла за руку Масайоши и вместе с ним вошла в магический телепорт. Дин что-то мяукнув Кысе на ухо, будто тот сможет понять его, спрыгнул на пол и убежал следом за подругой.
Квартира Масайоши

Отредактировано Алана (05.04.2013 19:43)

0

25

Квартира Масайоши
Из гостиной Масайоши оказался на кухне своего друга прижатым к стене. «Что такое?» Алана достала из кармана своего платье его же телефон и стала просматривать сообщения. «Влип по самое не балуйся. Если все прочтет… что Цуда, что Аля будут не в восторге…» Масайоши уже начинал жалеть себя, боясь, что друзья рассорятся из-за его телефона.
«Надо сразу удалять все сообщения!» - Твердо решил пианист. Коллинс посмотрела на Ки так страшно, что ему захотелось обратно в свою квартиру под одеяло на кровати. «Злющая!»
Масайоши был готов впечататься в стенку, так страшна была Алана. Похоже в этом мастерстве она преуспела больше всего. Вдруг телефон затрещал, сообщая владельцу, что ему звонит один из участников группы. Солистка. Что-то быстро набрала на сотовом и показала текст сообщения пианисту: «Тихо. Сдашь меня — голову оторву.» «Охотно верю…»
Фудзияма покивал подруге в знак согласия. Спорить с девушкой было бессмысленно, тем более когда она в таком настроении – злорадном.
Наблюдать за тем, как пугают его собственных друзей было и любопытно и немного дико. Ведь по сути он также являлся жертвой недавнего нападения Самары. В какой-то мере Фудзияма соболезновал  Рёте и Цуде. Молодому человеку, показалось, что их Ай пугает куда сильнее чем его, словно пытается оторваться на них по полной. Если Масайоши убегал от Самары, то Морисита стоял, как вкопанный, а Касиваги, словно что-то искал. Хотя в квартире было темно, а разглядывать все сквозь щели приоткрытой дверцы на кухню было не удобно.  Фудзияма выглядел сейчас, словно мальчишка-школьник подглядывающий в соседский двор сквозь дыры в заборе. «Шпион… прям,  а как же» Открыв тихонько двери, Ки мягко ступал на половицы, чтобы они не заскрипели. Он пробрался за шкаф, когда Алана уже подобралась к балкону, в котором укрылись двое музыкантов. Пианист прекрасно видел, как Рёта пытался удержать двери и заодно проверить местонахождение Самары. «Ой, зря… Прям чувствую, что помирить их будет тяжело. Вряд ли такая выходка так быстро забудется…» Студент Токийского Университета с опаской смотрел на финальную сцену разворачиваемых событий.
«Надо было камеру хоть захватить… » Масайоши переключился на то. Что было бы не плохо отснять весь розыгрыш и тогда оформить все в  совершенно другом свете. До ушей пианиста, обладающего тонким слухом. Долетел такой отборный мат, что он даже удивился лексикону панка, вызванному из глубин  памяти. «Хорошо испугался. Алане нельзя смотреть ужастиков! Все, больше и близко ее к дискам не подпущу!»
Не успел Фудзияма додумать этой мысли полностью, как Рёта шарахнулся от солистки так, что выпал из окна. Масайоши даже рот открыл от такой неожиданности, ни звука, ни какого-либо движения не сделал Ки, пока до него доходил смысл происходящего. Алана прыгнула вслед за парящим вниз барменом.
- Ребята! – Фудзияма сорвался с места. Вся гостиная, балкон пролетели перед ним словно один миг. Резко остановившись перед открытым окном и перегнувшись через него Масайоши увидел падающих Алану и Рёту. Парень отбивался от девушки, словно от кшмаров посещающих ночью.
- Что они делают?! – В глазах и голосе Масайоши отчетливо был слышен испуг за друзей. Он переживал, что что-то может случиться с этими двумя, слишком гордыми людьми. – Черт, никаких ужастиков на ночь! – Зарекся парень, произнесся, для себя не свойственное, бранное слово. 
Он развернулся к Касиваге  с котом на плечах. Под взглядом друга, Фудзияма почувствовал себя виноватым, словно это он предложил сыграть в эту нелепую игру. Пианист опустил голову и убито произнес.
- Она прочла всю переписку…
Как же хотелось экономисту, чтобы всего этого не было, ни глупых ссор начиная с центра, ни драки между друзьями, ни розыгрыша, ни падения. В гостиной появились двое. Масайоши словно расцвел увидев живых и почти здоровых друзей. На его лице появилось улыбка.
- Ох, уж эти двое… - Покачав головой, словно старший наблюдая за детьми, Фудзияма видел, что Алана обнимает Рёту. Он перевел взгляд на Касиваги и протянул платок. – На.- Затем он вновь посмотрел на двоих музыкантов. – Может они помирятся?
Прищурившись Масайоши вдруг заметил, что Коллинс  пристально смотрит на Мориситу. Затем она повернулась к  двоим музыкантам на балконе и пошла в наступление.
- А может и нет… - Словно невзначай иронично завершил свою речь Фудзияма. Портал вновь открыл перед ним, и он, за руку с солисткой, вернулся обратно в свою квартиру, на прощание кивнув ударнику.

+1

26

Вопрос рыжего проигнорирован — Рёта снова в бешенстве, снова порывался расквитаться со своим «соперником». Цуда пока не знал, в каких именно взаимоотношениях Масайоши и Алана, и не мог сказать наверняка, являлся ли Фудзияма Морисите конкурентом, однако Рёта его воспринимал только так. Дело было не из лучших. Глядя на друга, Цуда тяжело вздохнул. Он осознавал, что так просто успокоить Рёту теперь не получится — панку необходима разрядка, и только тогда он сможет думать разумно. «Надо отобрать его телефон» - Подумал Цуда, наблюдая, как его друг кому-то звонил, швыряясь громкими угрозами в адрес пианиста их группы. Внезапно где-то за стенкой послышалась мелодия телефонного звонка, на удивление очень похожая на ту, что обычно была на телефоне Масайоши. Касиваги непонимающе нахмурился, взглянув сначала на стену, за которой звучала музыка, а после на негодующего друга, ожидавшего чьего-то ответа. В голове ударника сразу возникло логичное объяснение: «Масайоши забыл, однако каким макаром он тогда слал сообщения? Ши-тян оставила? Не ее стиль.» Рыжий точно помнил, что не было никаких телефонов на столе или где-то еще на кухне. «Кому он звонит?»
- Кому звонишь? - Сразу после возникновения мысли, спросил Цуда и тут же услышал за спиной какой-то странный стук, словно кто-то постучал в окно. Рыжий приподнялся и оглянулся, решив, в гости Алана нагрянула снова, только на этот раз телепортировалась на балкон. Но никого по ту сторону оконного стекла не было. Спустя некоторое время ни с того ни с сего включился телевизор. Цуда подумал, это из-за того, что он, вернувшись в прежнее положение, своим задом случайно нажал на кнопку пульта. Он встал с дивана — никакого пульта под рыжим не было, этот предмет находился на месте, у телевизора, шипящего и показывающего только помехи. Следом за включенным телевизором возникло странные звуки, очень напоминающие те, что используют в фильмах ужасов для увеличения эффекта. Цуда молча оглядел комнату, в поисках предметов защиты, при нем сейчас не было ничего, кроме сигареты сначала, а ее он применить не побоится, затем в его руке появилась и пустая бутыль из-под пива. Одноглазый находился у стены, имея за спиной запасной выход — балкон, на всякий случай и был готов дернуть друга за руку и скрыться за дверью. Один единственный зеленый глаз смотрел вперед, в дверной проем, по логике вещей, оттуда должно было появиться нечто — так подсказывало рыжему его чутье. А вот и гостья. Она появилась относительно ожидаемо, Цуда даже улыбнулся девушке, выглядевшей точь-в-точь как «Самара» из фильма «Звонок».
- Привет. - Вот только его улыбка была немного нервной. Не этого ожидал увидеть Касиваги, он даже на автоматизме разбил бутыль о стену. Девушка тогда уже исчезла, чему Цуда обрадовался. Касиваги осторожно прошел к включателю, чтобы включить свет в комнате, но как бы он не пытался переключать клавишу включателя, свет не появлялся. «Вовремя отключили» - подумал ударник, крепче сжимая горлышко бутылки и глядя под ноги. Он старался рассмотреть то, что его касается, но ничего не видел. «Либо быстро бегают, либо хрен знает что…»
- А, вернулась. - тихо прошептал рыжий, заметив в дверях что-то черно-белое. «Самара» красиво ползла по полу, смотря на обоих мужчин таким взглядом, что у Цуды невольно возникло желание избавиться от гостьи.
- Черт, бегом! - С этим криком Цуда вместе с панком отправился на балкон, так и не успев погеройствовать, хотя одноглазому больше хотелось познакомиться с «очаровательной красоткой».
Цуда сразу расслабленно расположился у распахнутого окна, закурил. Рёта же держал дверь за ручку.
- Откуда она взялась? - Бармен обернулся к ударнику.
- Понятия не имею. - С легкой улыбкой ответил Цуда, выглянув в окно. Рыжий не видел того, что видел Рёта — раскрашенного в стиле ужасов лица Аланы за стеклом и уже не думал о гостье, как о какой-то угрозе. Касиваги спокойно выпустил «розочку» в полет.
Внезапный крик панка заставил рыжего вздрогнуть, выронить сигарету и резко обернуться. Все произошло слишком быстро для понимания всех мелочей ситуации. Рёта уже летел вниз, словно вслед за частью разбитой бутылки, а вдогонку и гостья.
- Вы куда? - Касиваги и сам бы не отказался от такого полета, если был бы уверен в том, что это не закончится плачевно. Он не прыгнул, нет, только подумывал об этом.
На балконе появился и еще один гость — Фудзияма Масайоши, перепуганный за друзей пианист:
- Что они делают?!
Полет гитариста и солистки был по своему прекрасен. «Такое видео было бы популярным на YouTube, особенно, если на него наложить подходящую музыку» - размышлял ударник.
- Красиво летят. - Цуда закурил вновь. После появления Масайоши, любые опасения улетучились в миг. Если тут пианист их группы, значит, «Самарой» была Алана, маг Воздуха, который спасет запаниковавшего панка.
- Черт, никаких ужастиков на ночь! - Экспрессивно высказался студент. Цуда весело хмыкнул на его речь и выпустил струю дыма и погладил внезапно появившегося на его плече кота Аланы.
- Она прочла всю переписку… - Виновато опустив голову сознался Фудзияма.
- Я так и понял… - Он затянулся, - по ее sms-кам.
Кот на плече поменял положение, словно заставляя, рыжего оглянуться. Цуда выкинул недокуренную сигарету и пошел к двери за Масайоши.
- Ох, уж эти двое… - Будто умиляясь, произнес Фудзияма. Цуда иронично изобразил плачь и тут де получил платок. «Щедрый поступок» - Посмеялся рыжий и вытер платком воображаемые слезы.
- Может, они помирятся?
- Естественно. - Ухмыльнувшись на парочку на диване, ответил он. Цуда прекрасно видел, с какой нежностью Шизука держит руки у лица панка, как она смотрит на него. Если бы не было в комнате никого лишнего, возможно эти двое уже бы перешли к примирению и мирились бы до утра, но увы, Алана заметила присутствующих раньше, чем Касиваги успел увести обратно на балкон пианиста. В помещении появился портал — и все гости, кроме панка исчезли в нем. Прощальное «ня» кота рыжий, как ему показалось, не совсем понял…
Вздохнув, Касиваги прошел на кухню и рефлекторно нажал на выключатель, кухня озарилась светом лампы. «Значит, свет имеется. Где Алана нашалила?» Поняв, что дело в лампочках, Цуда взял щетку и совок, чтобы собрать стекла у стены. Вернулся в комнату, сначала вкрутил обратно все лампочки, а уж потом, видя все стекла, смел их на совок и удалил в мусорное ведро.
Рассказывать что-либо панку в таком состоянии бесполезно, да и расспрашивать его как-то бессмысленно. Цуда решил поступить проще — последующие часы он активно спаивал друга алкоголем, пока тот не уснул. Сам же рыжий остался относительно трезвым, ведь ему с утра на работу.
Когда панк отключился, Цуда раздвинул диван и постелил ему, а переложив туда панка, накрыл одеялом, и ушел спать сам.
По утру Цуда, как обычно нехотя проснулся, собрался и перед самым выходом, оставил на журнальном столике ключи и записку: «На все замки, не забудь проверить. Все, что найдешь в холодильнике, твое.»
Икэбукуро

0

27

Черное небо, свист в ушах - просто, идиллия, если летишь вниз из окна многоэтажки. Рёта еще не вполне осознавал, что его жизнь вот-вот подбежит к концу, что сейчас на его часах отбиваются последние минуты, бармен просто смотрел в бескрайнее небо, как завороженный. Сейчас его сердце с замиранием отбивало ритм тикающих секунд, а мозг тормозил мысли мужчины.
Вдруг на фоне неба, выпрыгнув из окна балкона, вслед за Мориситой, полетела и девушка Самара. Ее фигура выгодно выделялась на фоне небесной темноты. Белое платье развивалось на ветру, как и ее волосы, а блеск в глазах на мертвенно бледном лице еще больше пугал панка. Ему казалось, что они горят ненасытным желанием своей жатвы – поеданию душ.
«Сожрет и не подавится!» - Пронеслась не радостная мысль в голове брюнета, ведь по поверьям японцев, ёкаи съедают своих жертв. – «Нет! Не подходи! Дай умереть спокойно!»
Летя в пропасть, Мори умудрялся еще и отрицательно жестикулировать, отбиваться от подлетевшего ёкая. Руки, протянутые к нему, казались длинными, когтистыми лапами усопших. Гитарист оттолкнул руку девушки с таким видом, словно она была его злейшим врагом. Пусть уж лучше он разобьется и сможет переродится, чем канет в желудке монстра, именно так решил парень, усердно отбиваясь от Самары. И вот, он смог оторваться от нее, отправился в свободный полет, к земле. Но не долго он ликовал, глядя на то, как стремительно отдалялся от ёкая. Что-то связало парня, не давая ему и шевельнутся, что-то не видимое, но крепко его держащее, замедляющее его падение. Вот приблизилась и девушка-призрак. Она подхватила панка на руки и понесла вверх. Не соображая, что происходит, почему его сразу не едят, неужели оставят на потом, Рёта взглянул на мага Воздуха. Он заметил в очертаниях лица что-то очень знакомое, да и тело девушки были теплыми – она не мертва. Догадки копошились в голове Мориситы, сплетаясь и распадаясь с каждым метром подъема. «Алана? Убить решила?!» Несомненно это была солистка рок-группы. Теперь Рёта вспомнил, что такими же нитями, Коллинс уже связывала панка с пианистом. Поняв, что его обманули, разыграли - бармену стало неприятно.  Бармен таращился на солистку во все глаза, понимая, что это в действительности она, и ее совершенно ни с кем нельзя спутать. «Это она мне так мстит за то, что замахнулся на нее?.. Заслужил…»
Поднявшись над крышей дома Касиваги, гитарист мог увидеть сотни таких же домов, но лишь в не многих окнах все еще горел свет. Мужчину интересовало, что же теперь будет с ним делать Коллинс. И ответ появился очень быстро. Стремительный полет сменился спокойным и тихим помещением, погруженным в темноту ночи. В комнате никого не было, кроме Аланы и Мориситы. Оба музыканта сели на диван от пережитого шока. Рёту преодолевали смешанные чувства: от злости и раздражения до обиды и расстройства. Но все мысли пропали, когда Коллинс обняла панка, притянув его к своей груди. Знакомое и приятное чувство поселилось внутри бармена, но оно было слишком запуганным и теплилось в самых закромах души панка. Девушка и мужчина встретились взглядами. Бармену было лучше видно лицо солистки, ведь она сидела лицом к окну, и рассеянный свет падал на лицо студентки. Что-то промелькнуло между музыкантами, и Рёта поддался вперед, но девушка резко отстранилась и отвела взгляд, а мужчина лишь невесело улыбнулся одним краем губ. Он откинулся на спинку дивана, даже  не кинув прощального взгляда на девушку, он не видел, что она была не одна, не видел, как она ушла через портал, не отметил он и того, когда вернулся Касиваги и что он делал вокруг панка. Морисита все перебирал в памяти все события его жизни, связанные с Аланой: от их знакомства в баре, где он работал, до того момента, как они стали встречаться. От одной меланхолии Рёта направился к другой, к не менее значимому событию – разрыву их отношений, и те два месяца, что они не виделись, а затем создание группы и обещание Коллинс, не распространятся об их отношениях в прошлом. Мужчина вспоминал все их ссоры, которые сейчас казались такими мелочными, на фоне сегодняшней, на фоне того, что Рёта замахнулся на девушку, которая ему дорога. Несомненно, Морисита винил себя в этом. Но пережитое падение из окна и спасение его Аланой сбивали его к пути успокоения своего душевного состояния. Цуда как хороший друг, наверняка, проникся настроением гитариста, поэтому до того, момента пока тот не уснул, ударник подливал ему алкоголь. После выпито и пережитого Рёта уснул без сновидений на диване, просто уткнувшись лицом в диванную подушку.
Утро Морисита не застал, как и день, он проснулся уже вечером, когда на Токио стали опускаться сумерки. Мужчина сел на диване и потер щеку, которая тут же отозвалась резкой, пронизывающей всю челюсть болью.
- Цуда… - Преодолевая тупую боль в челюсти, позвал панк, ударника.
Не получив ответа, Рёта помотал головой, чтобы разогнать остатки сна. Заметив на столе записку, гитарист взял ее и прочитал, попутно вставая с дивана и зевая.  «На все замки, не забудь проверить. Все, что найдешь в холодильнике, твое.- Значит…» - Читая записку, Морисита перешел в кухню. В холодильнике, он ни нашел ничего, что мог бы просто поставить на огонь и съесть, поэтому захлопнув дверцу, панк направился на поиски сигарет. Но в пачке, оставшейся на столе, ничего не нашлось. Убрав за собой спальное место и приняв душ, Рёта написал ответную записку своему другу. «Сигарет в холодильнике не нашел.» Улыбнувшись своей записке лишь одной частью лица, вторая болела так, словно по ней проехался катафалк, Рёта вышел из квартиры ударника, закрывая все замки, как и просил Касиваги.

Womb

Отредактировано Рёта (15.06.2013 21:55)

0


Вы здесь » Иногриум » Квартиры центра » Квартира Касиваги (район Сибуя)